Для ТЕБЯ - христианская газета

Рубрика Путь к Богу
Авторитет силы

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Авторитет силы

Наш гость знает толк в мудрости Востока, помноженной на силу тренированных мускулов. Но силу любви Юрий Отрешко узнал лишь недавно, когда был наказан за ненависть...

Я жил в нормальной семье. 10 лет - школа, 3 года - морфлот. А после - 13 лет тюрьмы. Мне сложно об этом говорить... Есть в Библии место: «…и восстанут дети на родителей». Я относился к такой категории людей, о которых говорят: «непонятно, как их земля носит».

Когда я пришел из армии и познакомился с девушкой, было начало девяностых. Времена бандитские. Я не работал, и друзья у меня были разные. На тот момент мои родители собирались разводиться. Отец - человек состоятельный, при деньгах. Понятно, что все имущество должно было подлежать разделу. А это вызывало у меня тревогу, что я останусь без ничего. И у меня стали зарождаться мысли, как бы этого не допустить. Я был готов на любые вещи.

А какие у вас были отношения с отцом?

Конечно, он заботился обо мне. Но у него бывали срывы: он пил. Раз десять мы с мамой водили его в больницу, где его лечили от алкоголизма. Во время этих срывов он дрался, обижал маму, и однажды у меня зародилась мысль, что отца нужно убрать, убить.

Сам я этого сделать не мог. Но поговорил с друзьями, и они согласились на это дело. Мысли эти то приходили, то уходили. Как-то раз я привел домой девушку, а отец при ней начал меня оскорблять. Вот тогда я обозлился. А позже узнал, что мой отец звонил ей и предлагал интимную связь в извращенной форме. После этого меня совсем переклинило...

Нас очень быстро поймали и посадили. И там я впервые стал задумываться, что что-то в моей жизни не так. Правду я никому не доказал, ничего не исправил, счастья не достиг. Остался без ничего, да еще в худшем состоянии. И девушка меня ждать не стала.

А было сожаление, раскаяние о том, что произошло?

Да, я понял, что этого делать не стоило, и своими силами пробовал исправить ситуацию. Я уже знал, кто я такой, но хотелось остаться человеком даже в той среде, где я оказался. Старался не пить, не курить, не ругаться и вести себя на подобающем уровне.

А как можно остаться человеком в тюрьме?

Чтобы выжить в тюрьме, нужно стать либо сильным, либо иметь какие-то связи, или становиться шулером. Я выбрал быть сильным. Начал заниматься спортом. Лет десять занимался восточными единоборствами. Для меня это было не просто махание руками и ногами - я искал смысл. И увидел в этом практическую пользу.

Какой же смысл и польза в этом были?

Во-первых, я был занят. А потом - меня уважали и боялись. И это приносило как бы состояние значимости. А работало это так. Допустим, назревает конфликт, может возникнуть поножовщина - люди готовы на все. Но когда я появлялся, все сразу умолкали и ситуация стабилизировалась, т.к. они знали, кто я такой и на что способен. У меня было несколько столкновений с авторитетами - а они тоже были крепкие ребята, мастера спорта и т.д. Но, когда после нескольких таких стычек они оказывались в хирургии, в реанимации, то меня уже знали, как того, кто отстоял свой авторитет, и понимали, что с этим ненормальным лучше не связываться (смеется).

А что, в тюрьмах всегда работает психология примитивных групп - необходимость пахана, авторитета и т.д.?

У нас была группа элитная. Все обеспеченные. Мы не придерживались воровских понятий, даже мат не практиковался. Никто не курил. Любого, кто был замечен в наркотиках, просили удалиться. Поэтому мы могли влиять на ситуацию, к нам обращались другие. Мы считали, что живем правильно. Плюс еще Восток. Моей целью было сохранить здоровье и нормально освободиться.

А была ли депрессия из-за произошедшего с отцом? И помогал ли Восток в этом?

На глубинном уровне Восток был поиском покоя для души - все эти медитации, упражнения, встречи восхода солнца… На меня постоянно что-то давило. И я хотел избавиться от этого «чемодана», но не мог. Потом я стал голодать - по 20 дней ничего не ел; обливаться холодной водой - во всем искал убежища для души.

И нашел его?

Временно я получал освобождение. Это похоже на алкоголь! Выпил, оно - раз, как будто хорошо. Потом проходит.

В тюрьме я совершил еще одно преступление. Добавили год, и я поехал на более строгий режим. И уже находясь там, я стал более серьезно задумываться о Боге. Правда, еще раньше, когда я был на первой зоне, на «десятке», я впервые прочел Новый Завет - Евангелие от Луки и Евангелие от Матфея. Ребята там все смелись над Новым Заветом, и я вместе с ними. У меня было двое «шестерок». Одного я назвал Лукой, другого - Матфеем. Вот каким было мое отношение в Библии, к Богу...

А когда уже на строгом режиме мне опять попала в руки Библия - я открыл ее и прочел до места, где дети смеялись и бросали камни в плешивого пророка, а он их проклял, и медведица растерзала их. И тогда я сказал: такого Бога я знать не хочу, в моей религии этого нет - убивать детей. Спустя некоторое время я опять взял Новый Завет и застрял на месте в Послании Иакова: «Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов…» Слово «прИзирать» - заботиться, я понял как «прЕзирать» и решил: «все, больше эту книгу я в руки никогда не возьму!» (смеется)

Но к этому времени я уже столкнулся с верующим - Артуром. Он приносил мне библейские уроки, и в ходе этих занятий я Библию изучил хорошо.

И как-то Артур пригласил меня на собрание в молитвенную комнату - есть такая в тюрьме. А у меня как раз в этот момент был пост.

А из каких соображений был пост?

В восточных религиях это постоянная практика для очищения и просветления.

И тем самым происходит возвышение над другими людьми?

Да, это обязательные моменты! Чем больше вы поститесь, тем больше вы возвышаетесь над другими… Хотя люди, которые этим занимаются, об этом не говорят.

И что же, получается, что они обманывают, когда говорят о толерантности и равенстве с другими людьми?
Это все такое хитрое. Но если у человека еще есть совесть и он задаст себе честный вопрос, она ему обязательно все это покажет, я уверен.

...И вот в этой молитвенной комнате я увидел Анатолия Никифоровича [служителя церкви, В.Л.]. А он такой толстенький! И я подумал: «Ну что это за духовный наставник?!» Я представлял себе такого человека сухим, жилистым. Посмотрел, послушал… Да!- и ушел. Я был строг к себе, к своему поведению, словам, одежде. И когда смотрел на верующих, я не слушал, о чем они говорят, а смотрел, что они вообще показывают своей жизнью. И всегда находил в них изъяны, ошибки.

Какие же?

Я считал, что верующий не будет вести себя импульсивно, нервничать, проявлять эмоции. И думал: «Ребята, какие вы верующие? Ты всегда должен быть спокоен, в любой стрессовой ситуации: все - в панике, а ты - спокоен!»

А у тебя-то, откуда был этот источник спокойствия?

Я воспитал это в себе. И увидел в этом большую практическую пользу, потому что это помогало принимать правильные - как мне тогда казалось - решения. С другой стороны, здесь было и превозношение над другими людьми: вот, другие не могут совладать с собой, а ты можешь!

А, между тем, я все глубже влезал в эти восточные религии, искал духовного озарения, соединения с какой-то силой или духовной личностью. Но для этого нужны были все более глубокие посты. И я стал полностью уничтожать свое тело - выкручивал разными упражнениями, не питался - хотел стать аскетом, полностью независимым от этого мира. Это привело к тому, что я заболел. Чтобы сохранить свой имидж, к врачам не обращался. Вскоре понял, что я - в западне: продолжая держать марку, я еле-еле передвигал ногами.

Но в больницу все-таки попал. Совершенно обессилев, я понял, что умру. Вот тогда-то впервые подумал, что мои занятия были ошибкой, и мне, как всякому порядочному славянину, нужна церковь. Я был некрещеным и понял, что мне нужно идти к батюшке и что-то делать. Для меня это было не столько переосмыслением ценностей, а просто возможность схватиться хоть за что-то.

Из последних сил я пошел к батюшке и под покрывалом стал рассказывать все свои грехи. А батюшка был молодой хлопец. Когда я вылез из под этого покрывала, выражение лица его сильно изменилось. Спросили, отрекаюсь ли я от сатаны. И покрестили. Дали крестик, иконку, молитву. Я стал эту молитву читать, а там - об умерших. И на меня еще больше стала давить тяжесть вины. И эта вина загоняла меня все глубже и глубже в депрессию. Я был на грани самоубийства.

Помню, лежал и говорил: «Боже, я знаю, что Ты есть, но не знаю, где Ты? Где Тебя искать?» И тогда еще один верующий пришел и сказал: «Юрка, тебе нужно идти на служение!» И я начал потихоньку туда ходить, хотя это было тяжело.

В каком смысле «тяжело»? Физически, из-за болезни или морально?

В тюрьме как было? Там верующие выходят на центр аллеи, и, когда они идут, все видят. И если кто-то новый, начинаются реплики: «О, Юрка попался? Крыша поехала!» И выбор идти за Богом - это надо было сбрасывать с себя все свое, кем ты себя считал.

И все же наступил момент, когда я сказал Артуру, что хочу полностью быть с Богом. Мне сказали, что нужно покаяться. Но что-то держало меня, не пускало, как стена! Я бывало оставался, никуда не ходил. «А можно и не ходить постоянно», - такие предательские мысли посещали меня. А Бог стал показывать мою внутренность, состояние моего сердца.

А в чем была твоя самая большая нужда?

Я нуждался в прощении. И наступил момент, когда я понял, что мне нужно покаяться. Помню, стал на колени и сказал: «Господи, прости грехи мои страшные». И я тогда как-то четко понял, что Бог меня простил. И почувствовал такую радость! Я выбегал ночью и рассказывал об этом всем. Такое не сыграешь. Тогда-то я и к людям начал выходить. Помню, я брал у одного парня без разрешения помидоры из холодильника. И Бог мне напомнил: «Иди и признавайся!» «Боже, я так не хочу, не могу!» День живу, два - не дает покоя. Ну, иду, говорю: «Помнишь, у тебя помидоры там…» «Да ладно, чего ты там…» Бог такую радость давал. И, слава Ему, братья меня терпели, любили, понимали.

Хотя испытания продолжались. Я снова заболел. Диагноз: туберкулез, двусторонний распад легких. Понял, что я - не жилец. Но страха не было. Я только молился о маме и брате. В больнице там не было верующих. Только Библия и Бог. А у меня, практически, не было сил. Чтобы встать с постели, мне нужно было сначала помолиться, попросить у Бога сил, только тогда я мог встать. Я никому там не был нужен, никто не обращал на меня никакого внимания.

Никто, что ли, не лечил, не ухаживал?

В таких «фирмах» не ухаживают. Там только ждут, когда умрет человек, и его списывают.

А Бог продолжал воспитывать меня, сокрушать, чтобы я не надеялся на свои силы, на себя. С домом - никакой связи. И знаете, такие чудеса были! Люди, которые меня первый раз видели, приносили поесть, лекарства какие-то, кто-то просто посидит. Бог мне показал, что заботится обо мне. А потом я встретился там с верующими, стал опять посещать молитвенные собрания, и Господь поставил меня на ноги.

Потихоньку подошел и день моего освобождения. Когда я выходил из тюрьмы, молился: «Боже, не дай мне забыть, что Ты меня отсюда выводишь, и это не я себя здесь сохранил, а Ты». Когда я проснулся на следующий день уже дома, первая мысль была: «Где тут церковь?»

Чем сейчас занимаешься?

Работаю водителем. Несу служение в туберкулезном диспансере. В основном, там контингент, сами понимаете. Это или люди без определенного места жительства, или после тюрьмы. Очень сложная такая публика...

Что же тебя вдохновляет?

Есть такая особая десятая палата. Каждый месяц там умирает 5-6 человек. Я зашел, посидел с человеком, пытаясь его понять. Конечно, говорю ему о Христе, о том, как Бог его любит. А потом прихожу через неделю, а этого человека уже нет.

Но есть и такие, с которыми мы постоянно общаемся, разбираем Слово Божье, молимся. Некоторые уже хотят принять крещение. Мы сеем, а Бог делает все остальное.

А как же твой туберкулез?

После освобождения я стал на учет. Сделал снимки, сдал анализы. Врачи мне: «Чем ты болел? Туберкулезом? Как? - у тебя тут вообще ничего нет. Легкие нормальные, только рубцы: когда-то что-то было». Я вышел и расплакался: «Боже, я вообще не рассчитывал, не ожидал, что Ты так сделаешь!» И когда я рассказал, что у меня было, медики удивлялись:

- Как? Двусторонний распад легких? Три месяца назад? Такого не бывает!

- С Богом бывает! - говорил я.

Твои пожелания читателям?

Чтобы люди всегда знали, что для них есть надежда. Если Бог такого, как я смог вытащить, то Он любого готов простить и принять.

Авторитет силы опубликовано 2006-01-01
-- Вера Лебедева N 93
оценить статью: Прочитано 17370 раз. Голосов 48. Средняя оценка: 4.94
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100