Для ТЕБЯ - христианская газета

И десять карет... Продолжение 7.
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

И десять карет... Продолжение 7.


Но Рите не нужны были ни деньги, ни спектакль. Она вышла замуж и была беременна, наконец-то! Беременна наконец-то, потому что замужем она была уже много раз. Но на этот раз, похоже все было не так как раньше.

Она так и сказала мне:

- Надеюсь, теперь все будет не так, как раньше.

«Свежо предание»,  - мне теперь часто вспоминался Грибоедов, но Рита действительно переменилась.  И дело не только в том, что она совсем чуть-чуть располнела и округлилась лицом, это могло быть результатом гормональных изменений в ее организме. Она была очень довольна всем как-то изнутри.

Она улыбалась все время, но не так как улыбаются голливудские актеры, а как-то тихо и спокойно. Я опоздала на встречу на двадцать минут, хотя мы договорились в ресторане недалеко от университета  и я  должна была бы рассчитать время. Но меня задержали студенты и я, хоть и бежала бегом (насколько возможно бежать на каблуках), все же опоздала. Рита этого как будто вовсе и не заметила. Я ее даже не сразу узнала, ожидала, что она будет выделяться на фоне скучных осенних видов дорогой и красивой одеждой. Но она потерялась среди нескольких ожидавших своих встреч у кафе людей.

На ней были простые джинсы и миленькая, почти детская курточка с  розового цвета. При ближайшем рассмотрении, конечно, оказалось, что она как всегда выглядит одетой с безупречным вкусом и своей изюминкой. Но все же она была другая, опять молодая и полная сил, с новыми интересами в жизни.

Она даже не поняла, что на мне ее сапоги.

О, - протянула она в ответ на мои комплименты и благодарности. – Я их никогда не надевала, не было случая. А на тебе они выглядят просто супер. Ну рассказывай, как твоя актерская карьера складывается. Мы слышали про твои успехи.

 - Да какие там успехи, Агоян только и ждет того момента, когда у него появятся деньги, чтобы меня заменить на какую-нибудь знаменитость. Сейчас у него вроде и на сам спектакль не хватает, так что в начале, может быть я и выйду пару раз на сцену, но потом придется мне попрощаться с этим эпизодом в моей жизни.

Рита удивилась, что у Агояна нет денег.

- Вот оно что, - сказала она, - у него, значит, денег нет. Понятно, понятно.

- Что понятно? – спросила я.

- Да ничего.  Давай рассказывай, как тебе все это.

Я рассказала, но про моего друга ничего не стала говорить: после разговора с Марианной я поняла, что рассказывать мне о нем особенно нечего. А про сам спектакль и мои ощущения я рассказывала охотно. Рита улыбалась или смеялась над оценками, которые я давала людям и событиям.

- Ну а ты-то как? – надо же было и ее жизнью поинтересоваться. – Расскажи, что у тебя там за перемены такие?

-  Я развелась со своим американским мужем и вышла замуж за Леню. Ты Леню помнишь?

 - Очень смутно. Он же потом на какой-то другой факультет перешел, так?

- Да, на экономический. Ты, наверное, удивлена тем, что я из-за него все бросила?

- А ты что, все бросила?

- Ну не совсем все, но многое. Уехала из Америки, от мужа, дома, карьеры в Голливуде.

- Это ведь твое дело, чего тут удивляться. Но если ты сочтешь нужным посвятить меня в твои тайны, я возражать не  буду. Ты ведь знаешь, я никогда чужие решения не осуждаю.

- Знаю, это  длинная история и я сама хочу ее рассказать, но только с чего начать не знаю.

- Начни с Америки, как тебе так удалось продвинуться?

- Да никуда я особенно там не продвинулась. Главные роли я играла только в сериалах, а в самом Голливуде работала три раза и всегда далеко не на первых позициях.

Перед отъездом она как раз стала знаменитой, играла тоже в сериалах, но всегда в главных ролях. Иной раз ее лицо было сразу на двух или трех каналах, плюс еще и реклама. Когда она уезжала, все говорили, что она взорвет Голливуд, потому что талант, внешность и русская актерская школа.

- Взорвать Голливуд сложно, он сам кого хочешь взорвет. К тому же мне ведь пришлось все сначала начинать. Там для актера главное – внешность, а не как он играет. Обычно американские актеры всегда играют себя в предполагаемых обстоятельствах. Есть, конечно, и высокого класса профессионалы, которые умеют создавать образ, но это далеко не всем позволено даже. Режиссер выбирает тебя по тому впечатлению, которое ты производишь, а ты потом вдруг раз – и играешь кого-то совершенно другого. Такие сюрпризы далеко не всем нравятся. Лицо мое и фигура их устраивали, в вот мой акцент всегда был большим минусом мне. К тому же жили мы в небольшом городишке около Нью-Йорка, так что Голливуд был от меня во всех смыслах далеко. Да я об этом сильно и не жалела.

К моему удивлению Рита находила Америку скучной.

- Большинство времени там я скучала. Работы было не много, а в остальное время  я могла только ходить по магазинам. Сначала мне нравилось это все, а потом осточертело. Здесь у меня всегда были дела, я не успевала сделать и десятой доли того, что должна была, а там вдруг на меня навалилась куча свободного времени.

- А как же муж?

- Муж мой был все время на работе. Буквально днем и ночью, три недели из четырех в командировках. Да и те дни, что он проводил дома, были посвящены его работе, встрече с коллегами. Или он просто сидел на телефоне. Я жила там пять лет и, знаешь, за все это время он со мной ни о чем, кроме наших счетов и планов на выходные почти не говорил.

- А раньше что же говорил?

- Пока мы были здесь, говорил иногда. А там он совсем потерялся в своей работе.

- Ну а отпуск?

- Один раз я уговорила его поехать в отпуск вдвоем, но это был такой кошмар, что больше я таких экспериментов не проводила.

- Что ж такое?

- Он все время был в своих делах. От меня он словно бегал. То есть он был вроде рядом, но я донимала его своим желанием поговорить о чем-нибудь, а ему не хотелось, поэтому как только я открывала рот, он хватался за свой телефон и звонил кому-нибудь. С тех пор мы всегда ездили в отпуск с кем-нибудь из его друзей, так что меня развлекали их жены, все больше походами по магазинам.   

Рита всегда была экстравертна до крайности и если расходилась, то остановить ее было  сложно. Теперь мне и самой было интересно послушать об Америке и, вообще, о ее новой жизни. Ее лицо светилось, и она производила впечатление человека весьма довольного жизнью. Меня же, напротив, моя жизнь в тот момент совершенно не устраивала, поэтому я собиралась погреться в лучах чужого счастья.          

- Сначала мне вообще было тяжело, потому что мне все время приходилось объяснять всем, что я не дура. Мне потом кто-то сказал, что человек, который говорит с акцентом, кажется глупее, чем он есть.  Наверное, это тоже играет свою роль. Еще я никогда не говорила соседям, что я актриса. У них актер – это вовсе не то, что у нас. Когда я сообщила кому-то, что у меня образование актерское, но равнозначное университетскому, они на меня посмотрели с явным недоверием. Одному дяденьке я там предложила помочь, когда он не мог без калькулятора 60 и 40 сложить. Я ему сразу сказала, что это 100 будет, он был не с университетским образованием конечно, но со своей кассой обращаться умел. Видела бы ты его глаза.

- Восхищение твоими математическими способностями?

- Если бы. Недоверие выражал он, что я его надуть хочу. Я сначала разозлилась, а потом мне смешно уже стало, что ему нужен калькулятор, чтобы 40 и 60 сложить. Я ему говорю, давай спорить, что 100, на двадцатку, пока твою кассу на починили. Он только головой качает. Я ему говорю: «Что ты мне дашь, если правда  100?» Он мне говорит, что не имеет права, должен проверить. Он вообще даже и не понял, что я смеюсь, потому что это очень легко сложить. Не знаю, Валь, я двузначные числа в 6 лет складывала без ошибок и не только те, у которых ноль на конце. Все изменилось, когда мой идиотский сериал начали по местному телевидению показывать. Меня стали в магазинах и на улицах узнавать, а там было озвучивание, и никто не знал, что у меня акцент. Подходят ко мне, начинают говорить, такой интерес в глазах, а потом видят, что акцент и думают: ошиблись, не она.  Вообще-то в России все то же было, но меня здесь так мое одиночество не доставало.

- Что ж там вообще не с кем поговорить?

- Почему не с кем? Полно, и очень хорошие люди попадаются. Мои соседи, например. Но для того, чтобы их найти, нужно время. Знаешь, как мы с соседями познакомились? Жили целый год на одной улице через дом, здоровались, они меня раз в аптеку возили, когда у меня еще лицензии не было.

- Чего у тебя не было?

- Прав водительских, не могла на машине сама ездить. Я заболела, а у меня и градусника нет. Я - к соседям, никого дома, только эти оказались. Она мне прямо там температуру померила, дала лекарство и отвезла в аптеку. Но больше я к ним до того дня не хаживала. А потом был Хеллоуин.

- Что это, праздник?

- Да, они все наряжаются во всякие костюмы и ходят по соседям, просят конфетки для прикола просто. У меня были исторические костюмы начала 19 века, и мы с мужем тоже решили колядовать.  Он к моему великому удивлению эту идею с энтузиазмом воспринял. У него, кстати, есть склонность к актерству, не профессиональному, а вроде того, что у нас в 19 веке было принято, гротескному переигрыванию. Хотя если честно, то у него неплохо получалось, видишь мне хочется теперь даже о нем что-нибудь хорошее сказать, вот какое благодушное у меня состояние. Так вот мы с ним изображали Адмирала Нельсона и Эмму Гамильтон, номер целый придумали. Все, правда, думали, что мы Линкольн и его жена, хотя он с самого начала говорил, что он Нельсон, но это все неважно. Все соседи недоумевали, не поняли, то есть. Даже мой муж в конце концов сказал: до чего же тупые эти американцы. Там обычно этим дети занимаются или молодежь, а чтобы люди за тридцать и еще в этом районе – это из ряда вон. А когда мы к тем соседям зашли, Эрик увидел нас и наш номер и заржал просто, засмеялся истерически. Он архитектор и вообще человек образованный и говорит:  «У Нельсона правой руки не было, а не левой, и звали его Горацио, а не Гордон, но в остальном вы просто супер». Пригласили нас ужинать. У них пятеро детей, им отец лекцию об адмирале Нельсоне прочитал, пока мы там сидели.  У них конфет не было, так мы им детям все, что наколядовали, отдали. Они нам в ответ дали Библию. Мой муж напрягся страшно, а я очень даже хорошо это восприняла. Библию так Библию. Почему нет?

После этого мы стали больше общаться с Джой, я даже помогала в их школе делать спектакль на Рождество. Сначала я ей ничего про себя не рассказывала. Они пуритане там все такие, если в церковь ходят. А что я ей скажу, что осточертела мне эта Америка и собственный муж? Боялась, что она меня осудит, и я потеряю все эти тихие вечера в их обществе. Они люди очень положительные, дети у них воспитанные, Эрик не разу на меня как-то особенно не посмотрел, хотя там много кто «смотрел». Ничего неприличного конечно не делали, но все равно меня это все раздражало.

- Это только в Америке что ли? Здесь на тебя так не смотрели?

- Смотрели, но мне тогда это нравилось, а там уже стало раздражать. А больше всего – мой муж, бывший уже.

- Думаешь, он тебе изменял?

- Да нет, не в этом дело. Он так стремился зарабатывать, что все остальное отходило на второй план. Он же инвестиционный банкир, это значит работает день и ночь, но зарабатывает миллионы. Он был щедрым человеком, выделял мне денег гораздо больше, чем его коллеги своим женам, и никогда меня не спрашивал, куда я их потратила. Но я сама его не интересовала сильно. Дом был большой, и он предпочитал потеряться на его другом конце. Когда я хандрила, он сначала уговаривал меня пойти в салон на целый день, а потом стал отмахиваться. Я себя все это время чувствовала виноватой, что его дергаю.  А потом, когда я Джой один раз все рассказала, она мне сообщила, что человек, оказывается, испытывает сильнейшую потребность в общении и это чуть ли не на первом месте после еды и питья. Есть даже какие-то научные факты, подтверждающие это. Но на моего мужа эти факты не распространялись. Потребности общения со мной по крайней мере он не испытывал. По тому, что говорит Джой, получалось, что у него это вроде уже крайние формы приняло, вроде извращения, когда уже здоровым желаниям места нет.

Здесь Рита понизила голос почти до шепота и наклонилась ко мне через  стол:

- Знаешь, это правда, это даже в сексе видно. У него потребность в сексе, а не в том, чтобы быть со мной.

- Ну, ты открыла Америку, это же у всех мужчин так.

- А вот и не так, это все тоже нездорово. Мне Джой рассказывала по секрету, как было с ее мужем.

Здесь она опять заговорила нормальным тоном.

- Ее муж наполовину швед, наполовину норвежец. Его родители из каких-то кругов аристократических что ли, у них были неприятности из-за того, что они поженились, они поэтому в Америку и приехали, и там другие трудности начались. В общем, он рос одиноким ребенком. У них с Джой уже двое детей было, и у нее были с ним такие же проблемы, как у меня с моим мужем. Так вот, он пошел с кем-то там поговорил, вроде психоаналитика, но только у них в церкви, что-то там про его родителей они говорили, и представляешь, вернулся другим человеком. Джой сказала, что в эту ночь с ней в постели был другой человек.

Последнее предложение Рита опять произнесла тихо. Потом была пауза. Я не знала, что и сказать на эту тему. У меня были кое-какие воспоминания, но я предпочитала бы их не вспоминать. Я молчала, а Рита продолжала:

- В общем, я стала пытаться моего мужа, то есть бывшего мужа, уговорить что-то поменять. Но он от этого словно белены объелся. Стал сердиться, накричал на Эрика однажды, что они в нашу жизнь лезут. Эрик ему что-то говорил, я видела издали, но никто из них не сказал мне, что. Я пошла сама к психоаналитику, но не к церковному, а простому. Но от него много толку не было. Он мне предложил ступить обратно в зону своего комфорта, проще говоря, завести любовника. А я не хотела заводить любовника, я хотела нормальную семью и детей, ты же знаешь, сколько мне лет.

Еще бы, мне же было столько же лет, сколько ей. Она видимо тоже это вдруг осознала, вспомнила также, что у меня как раз ни мужа, ни детей нет, и ей стало неловко. Возникла пауза и  я решила вставить вопрос, который меня донимал на протяжении почти всего рассказа.

- Ты говорила, что вы жили в каком-то особенном районе, что это за район-то такой и чем он особенный?

- Когда я такое говорила?

- Что в вашем районе взрослые колядовать не ходят.

- А, вот оно что. Район богатый, там каждый дом по два миллиона минимум стоит. Люди все больше солидные. Между домами расстояния большие, огромный сад, даже лес, строго говоря. В тех местах, где дома впритык друг к дружке стоят, люди больше общаются, а у нас было все по-другому. Здороваются, когда случайно встретятся, спрашивают, как жизнь, и все. В России у меня было дел невпроворот, а там – пусто. Самое время детей заводить, да какие дети с моим мужем! Бывшим мужем, то есть.

- Так ты оттуда со скуки сбежала что  ли?

- Я не сбежала. Леня за мной приехал и увез меня.

- А ты прямо так и поехала?

- Да нет, не прямо так я поехала. К этому моменту все стало совсем печально. Муж мой стал мне разводом грозить, если я не отстану от него. А я уже остановиться не могла, мне было все равно, развод так развод. Хотя совсем потерять Америку я тоже не хотела. Это вообще хорошее место, чтобы жить, удобное, и для детей хорошо. Я когда делала спектакль в этой их школе, удивилась, как там все прилично, дети такие спокойные, интересные, видно, что не живут вечно под стрессом как у нас. Образование у них конечно с пробелами. Представляешь, они ни Средневековье, ни Возрождение вообще в школе не проходят: после Рима сразу Америку открыли. Только в университетах изучают историю по настоящему. Но это все ерунда, я сама своим детям про Ренессанс расскажу, 40 и 60 научу складывать. Там безопасно, спокойно, сыто, здоровье люди берегут. Вот если бы с Леней и в Америку.

- Это, думаешь, невозможно?

- Теоретически все возможно. Мой бывший муж дом продает, он теперь хочет в Нью-Йорк переехать, я вот подумываю, не купить ли нам его?

- Да как же ты там будешь жить, что соседи скажут, да и сама как будешь себя чувствовать?

- Соседи и не заметят ничего, говорю тебе. Только Эрик с Джой, а они мне будут рады. А мне самой на это вообще наплевать. То, что у меня теперь есть, все остальное с лихвой перекрывает, я всех  даже своего бывшего мужа простить готова.

- Так что же он такой ужасный был?

- Говорят, женщина всегда выходит замуж за такого же человека, как ее  отец. Так вот мой отец был такой же. Первым делом самолеты, ну а девушки потом.

Рита тоже была из небольшого научного городка, только в другом районе Подмосковья, там делали самолеты. У нее был еще сестра, так что слова песни можно было воспринимать буквально.

- Ты меня прости, но другие твои мужья тоже такие были что ли?

- Не знаю, я была глупая и на все смотрела по-другому. Вроде нет.

- Так что же с Леней так же все будет потом?

- Надеюсь, что не будет. Он все же из еврейской семьи, у них принято о своих заботиться. Он вот свою сестру младшую опекает, прямо как отец.

- А как его родители отнеслись к тому, что он не на еврейке женился?

- Знаешь, у меня ведь четверть еврейской крови есть. Им, конечно, этого мало, но они были так рады тому, что он, наконец, женился, что на мою родословную и не смотрели особенно.

- Так он что же, не был женат никогда?

- Представляешь, не был. В молодости родители хотели его женить на дочке зубного врача, а он был в меня влюблен и не хотел ни на ком больше жениться. Он потом еще долго меня забыть не мог, только когда я в Америку уехала, решил жениться на одной хорошей молоденькой девушке. Он говорит, у него уже была такая потребность о ком-то заботится, что он готов был даже чужого ребенка усыновить. Но, представляешь, его девушка умерла незадолго до свадьбы. Мне ее, конечно, жаль, но с другой стороны я как подумаю, что он был бы женат уже  и не приехал тогда ко мне, и я бы там так и осталась, ужас берет. Не знаю, что со мной было бы.

- Так он, что же, просто взял  и приехал к тебе в Америку? Откуда он знал, что ты согласишься с ним уехать?

- Да он и не знал. Он вообще ни о чем таком не думал. В Нью-Йорке он был по делу, зашел в русское актерское кафе, познакомился с людьми. Там разговор про меня зашел, он узнал мой адрес у друзей там и решил поехать и увидеться со мной. Сам не понимал, что на него нашло, решил и все. Представляешь, я сижу дома и вижу, что кто-то машину остановил у моего дома и ходит кругами. Он искал, как позвонить. Я вышла из дома, а ко мне человек по-русски обращается и еще по имени называет.  Фантастика! Я его не узнала и долго не могла оправиться от удивления, что это именно тот Леня.

- Так он тебя так прямо и увез?

- Нет, что ты, мы там долго разговаривали, он отпустил шофера, я его потом отвезла в аэропорт сама. Мы договорились, что я подумаю над его предложением, и если решусь, то приеду. Я сразу знала, что приеду, хотя ему тотчас и не сказала. Посадила его на самолет и тут же билет купила себе в Москву, прямой рейс без пересадок. Дала себе день на то, чтобы в порядок себя привести и улетела.

- Подожди, а как же твой контракт и спектакль этот?

- Ах да, я и забыла.   Этот контракт я себе добыла, чтобы был предлог сюда приехать на полгодика. Муж мой обрадовался, что избавится от меня надолго, но потом я уже не хотела никаких спектаклей. Мой отъезд по срокам как раз совпал с началом репетиций, так что все выглядело так, что я работать уехала. А потом, когда с Леней все решилось, я попросила развод.

- Он обрадовался?

- Странно, но нет, рассвирепел даже. Потом успокоился и согласился. Делить нам было нечего, у него свои деньги, у меня свои. Он просто снял меня с содержания и все. Потом даже волновался, есть ли у меня средства на жизнь. Странный человек.

- Так ты и не собиралась приезжать?

- Почему не собиралась, собиралась. Я не знала, что будет с Леней, как у меня там повернется. Я подумала, что если плохо будет, приеду в Москву и буду в этом спектакле играть.

- Слушай, а ты не боишься, что все газеты разнюхают и напишут?

- Мы же не в Америке. Здесь никто ничего писать не будет, пока им денег не заплатят. Да и я ведь не Мэл Гибсон и не Анжелина Джоли. А про тебя я узнала, что играешь нормально и никто тебя не раскусил, попросила одну приятельницу позвонить постановщику и справиться. Так что спасибо тебе, подруга, что не подкачала.

Мне, конечно, было приятно слышать комплимент, но еще я подумала, что если б у нее с Леней не сложилось и она вернулась бы, как повернулась бы тогда моя жизнь. Но уходить в себя я не могла, надо же было разговор продолжать, и я спросила, просто чтобы что-нибудь спросить:

-  Так ты теперь здесь будешь жить или все же в Америку поедешь?

- Я если честно, хочу в Америку, там спокойно и безопасно. Знаешь, я ведь здесь машину  бы никогда водить не научилась, сложно. А там люди вежливые, никаких проблем с вождением особых нет. И не только на дорогах, там стабильнее, спокойнее. Это, конечно, не дом, где я столько лет прожила, и там мне Любовью Орловой не стать. Но сейчас я вообще не уверена, что захочу на сцену. А если и захочу, то всегда можно какой-нибудь контракт найти.

- А Леня тоже в Америку хочет?

- В этом и загвоздка, он может и хочет, но с бизнесом здесь не так все просто. Да и я тоже не уверена до конца. Здесь все же хорошо, никто на мой акцент не пеняет, по телевизору все по-русски, друзья. У Лени денег хватает на то, чтобы в России вполне сносно жить, можно и куда-нибудь в Европу поехать. Но как жены наших олигархов жить в Париже, когда муж в Москве, я не хочу. И опять же театр. А вдруг захочется тряхнуть стариной, а меня уже тут и забыли вовсе. Раньше-то я хоть из Голливуда была, а теперь из Питера. Не знаю я, Валь, не знаю, что делать. У меня сейчас весь ум в животе. Вот когда родим, тогда и смотреть будем.

 

Об авторе все произведения автора >>>

Eвгения Игнатьева (псевдоним) Eвгения Игнатьева (псевдоним), Чикаго, США
Евгения Игнатьева - моя девичья фамилия и псевдоним. РАньше я часто писала под имеенм Анна ЖУковская. ПОд этим псевдонимом шла моя пьеса Винный погреб в тетаре NOTE BENE в Москве. Я устала от того, что меня называют Аней и мой предполагаемый издатель предложил в виде псевдонима девичью фамилию.
Я сейчас живу в Чикаго, где работает мой муж. Осенью должна выйти поя первая большая книга Повести Лисицына.
Пока жила в Москве я печаталась в различных журналах, редактировала газету "Харизма"
e-mail автора: eukteam@yahoo.com
сайт автора: мой жж

 
Прочитано 3382 раза. Голосов 1. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Проза обратите внимание

"Я же просил..." - Олег Панферов
Очень давно вынашивал эту миниатюру. Не мог сесть и написать, не давало что-то. Наверное, было просто страшно. Но - идея просилась наружу. Так что, судите вы...

Касание Вечности - Олег Хуснутдинов

Человек эпохи заблуждения (продолжение, 6 глава) - Георгий Тюрин

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Поэзия :
Потенциал - Александр Грайцер

Публицистика :
Что узнал я от Учителей Света - Антон
Кто хочет - тот принимает. Кому не нужно - откидывает прочь. Всякий делает свой выбор. Но будьте осторожны, чтобы не выкинуть в мусор то, что может пригодиться в вашем Доме!

Поэзия :
До свиданья... - Наталья А.

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100