Для ТЕБЯ - христианская газета

Христианство и Империя
Теология

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Христианство и Империя


Христианство и фофудья

Этот текст задумывался достаточно давно. А недавно показанный по TV фильм архимандрита Тихона (Шевкунова) "Гибель империи. Византийский урок" лишь ускорил его написание. Сам фильм, думается, не заслуживал такого обсуждения, какое он вызвал: это просто бесстыдная прямолинейная агитка, снятая исключительно с целью доказать справедливость примитивной идеологической схемки, которой Кремль последние годы оправдывает свои действия. Бесстыдство бывает не только отвратительным, но и смешным. Фильм о Византии, в котором о византийских императорах рассказывается, что они "боролись с мятежными губернаторами", строили "вертикаль власти", создавали "стабилизационный фонд" и проч. – просто смешон. Тут нечего обсуждать. Разве что стоит этот фильм отложить до поры до времени – и лет эдак через двадцать показывать школьникам на уроках новейшей истории – как яркую иллюстрацию кремлевской пропаганды нулевых годов.

Но показателен материал, к которому обращаются создатели фильма. Ностальгия по "православной империи" вовсе не Шевкуновым изобретена. Византия как "золотой век" православия, как некий утерянный рай живет в сознании многих православных. Дескать, дышалось там христианам лучше всего. Император православный был. Раздолье… Многие верующие продолжают глядеть на современность через византийскую призму: и потому современность (капитализм, либеральная демократия) кажется им чем-то заведомо несовершенным по сравнению с канувшей в пучины имперской Атлантидой – Византией. А то, что им напоминает об этом имперском идеале (вроде выдумки о "Третьем Риме") так мило их сердцу. И потому православные, обуреваемые ностальгией по Византии, являются невольными разносчиками вируса "имперскости" (не говоря о таких одиозных персонажах, как Аркадий Малер, которые сознательно разносят этот вирус).

И это дает многим повод отождествлять христианство (православие) в целом с "фофудьей", с великодержавными амбициями, оправдываемыми с "религиозных" позиций. Нехристиане думают, что, став православными, они обязательно должны заразиться имперским вирусом, что христианская вера обязывает приходить в восторг от империи прошлой (Византии) и любить империю в настоящем и будущем. Так ли это?

Собственно, вопрос об отношении Империи и христианства (имперского сознания и христианской веры) я и попытался поставить в этой статье. Необходимо ли связано "тело Империи" какой-то "пуповиной" с "телом Христовым", с Церковью? Противоречит ли имперское сознание вере во Христа – или наоборот, предполагается им? Есть ли особая связь между Империей, то есть могущественным государством, объединяющим множество этносов и активно занимающимся (или пытающимся заниматься) продвижением имперских интересов в других регионах – и христианской верой?

Означает ли торжество христианской религии в сердцах торжество Империи на уровне государства? Если ответ на этот на этот вопрос положителен, то, чтобы избавиться от Империи, нужно избавиться и от христианства. Сделаться неоязычником, например.

Я утверждаю, что ответ на данный вопрос может быть лишь отрицательным. Империя или давит тех, кто исповедует христианство, если сама не является христианской, или же, если Империя провозглашена, скажем, "православной", она деформирует и уродует само православие.


Самовар

Чтобы понять, как соотносятся христианство и Империя, необязательно уходить в абстрактные историософские построения. Есть гораздо более простой способ почувствовать, именно на уровне ощущений понять это. Достаточно, интереса ради, сходит в одно – но зато какое – здание на Волхонке. В Храм Христа Спасителя. А затем сравнить свои ощущения от посещения других, обыкновенных церквей и храмов.

На входе вас встретят рамки металлоискателя и охранники. Вежливо, но обстоятельно они досматривают каждого, кто желает войти в храм, в "дом Божий", как бы это банально ни звучало. "Так, что это у вас тут звенит?" "Ключики, да? А в этом кармашке, давайте поглядим…" Между человеком и Богом становится охранник. Только те, кого досмотрели и признали "благонадежным", допускаются к Нему. Обязательным условием доступа к Богу является досмотр, проверка.

Далее, Храм Христа Спасителя – не просто "здание", "дом". Это – домище, громада. Храм Христа Спасителя не просто стоит, "располагается". Он торчит, он давит своей громадностью. Он всем своим видом говорит тебе – ты ничто перед моим величием, перед моими ста метрами высотой. Ты, человек, пришедший к Богу, всего лишь черная мушка, севшая на такой представительный, важный белый кулич с золотящимися куполами.

Вспомните воздух в православной церкви. Он – теплый, он пахнет ладаном, лампадным маслом, свечным воском. Воздух в Храме Христа Спасителя – холодный. Сколько не кади, сколько не жги свечек – а такой громадине – хоть бы что. Воздух – такой же, как в каком-нибудь Кремлевском Дворце или доме культуры. Ничего собственно церковного.

А теперь посмотрите на стены. На памятные доски. И вы вспомните, если вдруг забыли, в честь чего строился Храм Христа Спасителя. В честь спасения. Но только не в честь спасения человеческой души, а в честь спасения "отчизны", державы, империи. "Неприятель вступил в пределы наши и хочет силою и соблазнами потрясти спокойствие нашей великой Державы…" - вот как начинается манифест Александра I по случаю начала войны 1812 года, текст которого тоже, кстати, воспроизведен на одной из памятных плит в храме. Империя в опасности – и империя спасена. В честь спасения Державы построен храм. А что душа человеческая? А кто ж об этом спрашивает? Империя-то несоизмеримо важней.

Впрочем, имперское отношение к человеку тоже нашло отражение на плитах храма. На них перечисляются потери в сражениях. Поименно убитые генералы, полковники. А внизу приписка – "нижних чинов выбыло из строя …" столько-то. "Выбыло из строя" – то есть разорвано ядрами, раскромсано картечью, зарублено палашами. Но Империя-то спасена. А всё, что кроме – конкретные, убитые и покалеченные, люди – это всего лишь нюансы, цифра в отчетах. "Выбыли" со счетов. Но ничего – новых зачислят. Простая арифметика.

Иисус Христос умер ради того, чтобы спаслись люди, Которых Бог считает не тысячами и миллионами, а поштучно, ведет счет на единицы, ищет каждую "заблудшую овцу". А тут - умирают люди – чтобы спаслась Империя. Счет идет на тысячи, десятки тысяч – кто там будет вспоминать о каком-нибудь солдатике Ивашке иль Петрушке, чьи кишки ядром разметало… Чувствуете разницу?

Резюмирую: допускать ли человека к Богу, решает государство, и то, к чему оно всё же соблаговолило вас допустить – оказывается памятником государственному же могуществу. Вот примерно в таком положении и оказывается христианство, усвоенное Империей и превращенное им в разновидность "духовного оружию", призванного защищать Империю в головах людей и оправдывать ее политику.

О Храме Христа Спасителя я упомянул неслучайно. Он уже давно стал символом всего официозного, "православно-державного", поддельного. Средоточием "фофудьи". Символом официальной Империи (Россия, без сомнения, и сейчас остается империей, пусть не столько могущественной, сколько истеричной) и "православной идеологии", ее обслуживающей. Гала-концерты в честь "Единой России", банкеты, прайс которых обошел в своем время всю блогосферу, освящение ядерного оружия (тоже знак могущества Империи)… Именно с этим и ни с чем иным ассоциируется Храм Христа Спасителя. Но подобный, "православно-имперский" ореол вокруг этого храма сложился отнюдь не только в последние полтора десятилетия. Ведь и Россия-то ведет имперский отсчет с Советского Союза, а тот, в свою очередь, с Российской империи, которую он воссоздал почти в тех же границах, в каких она была до 1917 года.

А место, на котором стоит Храм Христа Спасителя, видимо, является таинственным пересечением каких-то "силовых линий", которое Империя в различных своих формах (Российской Империи, Советского Союза, Российской Федерации) обязательно должна освоить, занять, отметить своим присутствием.

Началось освоение в 1837 году. До этого срока там стоял (с XVI века) Алексеевский женский монастырь. Когда началось строительство Храма Христа Спасителя, монастырь снесли, а монахинь переселили. Монахини долго не хотели выселяться из монастыря, а когда их, наконец, к этому принудили, игуменья снесенного монастыря прокляла это место. Легенда, конечно. Но весьма показательная в свете рассматриваемого вопроса о соотношении Империи и христианства. Чтобы поставить памятник себе, Империя сносит веками выросшее, сложившее, созревшее. Сносит – и строит свое, удобное с имперской, державной точки зрения. Так что Империя не столько защищает христианство, сколько насилует его. Если она не проводит политику гонений на христиан (как Римская империя первых трех столетий и как советская империя первых лет двадцати), то она начинает "крышевать" христианство (как Римская империя после Константина и как Советский союз после фактической сталинской "реабилитации" православия), постепенно вытесняя христианское содержание имперским. Заставляют христианскую веру служить не спасению человека, а спасению и интересам Империи. Структура Церкви (в том числе и за пределами Империи) оказывается средством имперской экспансии, а внутри Империи – еще одним средством контроля над гражданами (связь многих церковных иерархов в Советском Союзе с органами госбезопасности общеизвестна).

Любопытно, что взорвали Храм Христа Спасителя скорее не из декларируемой ненависти к христианству, а из желания установить на этом же месте символ новой, советской империи. У любой Империи – свои символы, только и всего. Так что взрыв Храма Христа Спасителя – скорее не знак борьбы безбожия против веры, а знак борьбы новой Империи с остатками старой. Как известно, четырехсотметровый Дворец Советов со статуей Ленина на вершине построен не был. Обернулось всё пшиком, бассейном "Москва". Советская империя подыскала себе другие символы.

Но вот было принято решение Храм Христа Спасителя восстановить. Разве это было знаком возрождения веры? Отнюдь. Храм Христа Спасителя и то, что в нем творится, пожалуй, дает поводов для насмешек и недоверия к православию больше, чем всё остальное в Русской Православной Церкви, вместе взятое. Храм взорвали, как я уже сказал, не для того, чтобы бороться с верой, а чтобы разрушить символ могущества старой, Российской империи. Но и восстановили его для того, чтобы показать, что Россия не собирается отказываться от имперской судьбы, а в православии продолжает видеть подпорку Империи. Зачем было отстраивать эту громадину, которая не нравилась множеству людей еще и до сноса? Так, Евгений Трубецкой (не путать с его племянником, евразийцем Николаем Трубецким) в своих знаменитых очерках о русской иконе называет Храм Христа Спасителя "дурацким самоваром", нависшим над Москвой. И этот самовар отстроили. И бурлит в нем всякая нечисть. Воистину, проклятие над русской землей. Имперское проклятие.


Империя против Христа

Говоря об отношениях христианства и Империи, вспомним о первом христианине, который пострадал от Империи. Был растоптан и раздавлен во имя Империи. Его имя – Иисус Христос. Перечитаем Евангелие. За что распяли Иисуса? За несогласие с иудейскими первосвященниками? Нет. Конечно, распят Иисус Христос был по их настоянию. Но "законный повод" для того, чтобы Его распять, был совсем другим. Вспомним, что было написано у Спасителя на кресте. "Иисус Назорей, царь иудейский". Вот как обозначена вина Иисуса Христа. Господь был распят под предлогом борьбы с сепаратизмом. "Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю" (Ин. 19:12). Понтий Пилат был вынужден распять Иисуса, чтобы избежать обвинений в том, что он поддерживает сепаратизм, повстанчество (появление в Иудее собственного царя). Вся суть Империи – в ее громадности. Тело Империи невозможно без жесткого контроля над его частями. Один намек на то, что часть Империи может выйти из ее состава – вызывает священный ужас. Сепаратизм – вот самый страшный грех в глазах Империи. Убийство, грабеж, какие угодно действия могут быть оправданы при условии, что они позволяют сохранить целостность Империи и подавить сепаратистские настроения. Лучше убить десять невинных, чем позволить существовать одному настоящему повстанцу. Иисус "просто" попал под "горячую руку" борьбы с сепаратизмом. Римская власть заливала кровью сепаратистский пожар в своем неспокойном владении, особенно не разбираясь, кто причастен к мятежам, а кто - нет. Первосвященники лишь навели на Христа имперскую карательную машину, объявив его очередным "подозрительным". И машина сработала безотказно. Ради сохранения Империи, ее владений можно проливать кровь как своих, так и чужих, виновных и просто "подозрительных". Вспомним про Чечню. Во многом Чечня – аналог Иудеи времен римского господства. Тысячи русских солдат были брошены в пекло. Тысячи мирных чеченцев убивались во время так называемых "зачисток" - чтобы вместе с ними убить и пару боевиков. И ничего, это объявлялось геройством. Понтий Пилат, как и российские генералы, возможно, получил свою награду за доблестную борьбу с за целостность имперского Тела.

Так что Иисуса распяли вовсе не "евреи". Распяла Его римская администрация руками римским солдат римской же казнью – распятием (иудеи побивали камнями). Так что кровь Господа вовсе не на евреях - она на Империи. И пока мы видим в России Империю, "Третий Рим", объявляем себя наследниками Византии - кровь Христа – на нас. Но забавно, что Империи легко удалось переделать антиимперские выводы в антисемитские. Одним камнем – двух зайцев: отвести гнев от Империи и направить недовольство против евреев, стоящих в горле у любой Империи (это народ, упорно не желающий отказываться от своей идентичности и права на самоопределение).

Господь Иисус Христос был казнен в результате реализации имперской политики, был убит "во имя" борьбы с сепаратизмом. Это пострашнее, чем проклятие игуменьи. Такого вывода достаточно, чтобы раз и навсегда дискредитировать имперскую форму государственного устройства в глазах христианина. Христианская вера, то есть любовь к Господу Иисусу Христу, сделавшемуся ради нашего спасения человеком, автоматически должна вызывать крайнее подозрение и недоверие к любым формам Империи. Но Империя легко научилась снимать это подозрение, деформируя саму христианскую веру. Империя объявляет себя "православной" и веру в Иисуса Христа подменяет верой в "православную империю", то есть в государство, совмещающее имперскую экспансию с экспансией православной. Верно заметил о. Яков Кротов, что в уже упомянутом фильме "Гибель империи" имя Иисуса Христа не было произнесено ни разу. Да Христос, собственно, и не нужен "православной Империи". Ведь она позиционирует себя в качестве идеального для христиан государства. Православие является одним из направлений политики, одним из "нацпроектов", если использовать лексику нынешних особо ретивых клерикалов. Христиане обращаются за защитой уже не к Богу, не ко Христу, но к "православной империи". Зачем уповать на какие-то "чудеса"? Император быстро и просто вышлет отряд и разгонит еретиков и "врагов веры". "Православная империя" надежнее защищает христиан, чем сам Христос (иначе зачем бы она вообще понадобилась?) В итоге критерием веры становится не упование на Бога, а верность "православной империи" и церкви как одному из имперских институтов. Именно от Бога к Империи смещается центр тяжести. Происходит воистину антихристова подмена.

Чрезвычайно любопытно вспомнить в этом контексте "Три разговора" Владимира Соловьева. Соловьев увидел будущего антихриста именно в фигуре всемирного императора, который решил оказать особое покровительство христианам. Но при этом исповедовать веру в Иисуса Христа отказался. "Зачем вам Христос, когда есть я, когда есть империя, защищающая христиан?" - таков смысл речей императора.

К пророческим словам Соловьева стоит прислушаться.

Таким образом, Империя выступает в качестве радикального противника христианской веры не только в самом начале нашей эры, распяв Иисуса Христа, но и окажется им в конце времен, когда из ее лона изойдет Антихрист, подменив собой Христа (конечно, Антихрист - это всего лишь образ, но образ чрезвычайно точный и учитывающий именно конкретные наблюдения над историей взаимоотношений христианства и Империи). В ключевых точка христианской истории любовь ко Христу и доверие к Империи оказываются несовместимыми.


Церковь под Империей

И в начале, и в конце Империя противостоит Христу. А в середине? Тут надо сказать, что христианство в своем историческом развитии действительно во многом зависело от Римской (а позднее - Византийской) империи.

Общеизвестен тот факт, что проповедь христианства "всем народам" была сильно облегчена единой структурой Римской империи, объединявший множество этносов. Так, к защите римских властей от произвола иудейских старейшин прибегал еще апостол Павел (он был римским гражданином). Универсализм Римской империи, единство ее законов, единая сеть путей сообщений, связывающих отдаленные провинции, сделали возможным быстрое распространение христианства и формирование единой Церкви. Далее, начиная с Константина Великого, при участии императора сделалось возможным проведение масштабных Вселенских соборов, на которых христианство и выкристаллизовывалась как религия. К императорской власти прибегали для противодействия ереси (впрочем, и ересиархи использовали императорскую власть против Отцов Церкви). То есть достаточно сильного вмешательства Империи в жизнь Церкви отрицать нельзя (хотя это вмешательство никогда не являлось определяющим фактором, а играло вторичную, побочную роль). Но вот к обратному утверждению заключать неверно. Если Империя во многом оказывала формирующее влияние на христианскую религию, то нельзя сказать, что и христианство формировало Империю. Да, христианство испытывает сильное влияние Империи. Но само оно не порождает Империи, не образует ее. Связь тут односторонняя. Из универсальности христианства и наднациональной структуры еще не вытекает с необходимостью существование Империи (единой государственной структуры, охватывающей большие территории и множество этносов).

Верно пишет Ренан: "Империя оказалась как бы формой, в которую вместилась новая религия - христианство". Империи возникали до христианства. Христианство не знает генетической связи с Империей, хотя первые века его существования и прошли в Империи. Имперская форма государства возникла до христианства: вспомним о великих языческих империях – Ассирийской, Вавилонской и др. Да и Римская Империя сформировалась еще до того, как христианство успело приобрести сколько-нибудь существенное влияние. Христианство в чем-то "подстраивалось" под Империю, но оно не строило Империи.

Для наглядности приведу следующий пример. Церковно-административная структура создавалась как отражение административно-территориального деления Римской Империи. Римская империя (после реформ императора Диоклетиана) состояла из 12 диоцезов, в состав которых входили провинции. В свою очередь, каждая провинция складывалась из муниципий. Епископская кафедра располагалась в главном городе муниципии, а епархия, на которую распространялась власть данного епископа, совпадала с территорией муниципии. Епископ главного города провинции – митрополии – был архиепископом (или митрополитом). Епископы данной провинции избирают в случае смерти одного из них на вдовствующую кафедру нового епископа, который должен быть утвержден митрополитом (епископом главного города провинции). Так что церковная иерархия весьма точно соответствует структуре Римской империи (хотя были, конечно же, и исключения). Это позволяло избегать хаоса во внутрицерковной жизни. И в то же время каноническое право (например, 12 правило Халкидонского собора) запрещает церковным иерархам пытаться воздействовать на власть и изменять сложившуюся административную структуру Империи (например, пытаться разделить провинцию на две, чтобы в итоге появилась, в придачу к старой, новая митрополия, и, соответственно, новый митрополит). Более того, клирикам и монахам 7 правилом того же собора было запрещено становиться чиновниками или военными, то есть принимать участие в управлении Империей и непосредственно вмешиваться в имперские механизмы (это не исключало того, что император и его чиновники могли вмешиваться жизнь Церкви).

То есть христианство вливается в форму Империи, но само не принимает никакого активного участия в становлении или изменении этой формы. Христианство сосуществует с Империей и живет по мерке имперского тела, но при этом не порождает его. Империя приходит до и помимо христианства. Так что вселенская Церковь не означает вселенской Империи. То, что ко Христу могут быть приведены люди всех национальностей, еще не говорит о том, что государство обязательно должно быть многонациональным и поглощать этнос за этносом. Империи рождаются вне церковной ограды. Но погибнуть они могут вместе с Церковью – если фофудьеносцы потрудились намертво связать Церковь и Империю…

Подведем итог. Христианство как таковое не тождественно "фофудье". Фофудья – это те "биотехнологи", которые пытаются из Церкви, Тела Христова, вырастить Тело Империи, получив монстра, для которого государственные и религиозные интересы совпадают. А подобная установка, как мы уже видели, в предельном своем варианте дает просто-напросто "антихристово царство". Так что фофудьеносцы – пожалуй, самая большая опасность для христианства, во всяком случае, для православия в России. Без сомнения, наиболее действенный способ обрушить русское православие – это связать его с державными амбициями, любовь к Богу подменив "любовью к отечеству", которое, в свою очередь, понимается как предельно централизованный нефтегазовый сырьевой монстр, в перспективе расширяющийся за счет некоторых сопредельных территорий (вроде Южной Осетии и Абхазии) и диктующий свою волю половине мира. А именно этим и занимаются многие руководители РПЦ, вроде протоиерея Всеволода Чаплина, митрополита Кирилла (Гундяева). Они заняты – вместо проповеди Евангелия и Христа – проповедью нового российского империализма. Они хотят заставить православных приползти к ногам имперского монстра. И когда этот монстр, провозглашаемый "Третьим Римом", наследником распявшей Христа Римской Империи, рухнет – православие окажется раздавленным его тушей.

Об авторе все произведения автора >>>

Александр Храмов, Москва, Россия
Христианский публицист.
сайт автора: личная страница

 
Прочитано 6612 раз. Голосов 6. Средняя оценка: 4
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Светлана Капинос 2008-03-19 12:01:16
Прочитала с большим интересом.
Очень хорошо.
Мои наблюдения полностью созвучны Вашим.
Спасибо!

 
Т.П. 2008-04-07 08:59:09
все-таки как-то обобщать все православие и данное видение-неверно.Всегда были в православии свои подвижники и неподвижники.И кто на чем заострял внимание
 
читайте в разделе Теология обратите внимание

О духовных ошибках Израиля и христиан о Мессии - Геннадий Гумилевский

О бессмертии души и воскресении тела - Геннадий Гумилевский

О благодати . часть 2 - Андрей Ронский

>>> Все произведения раздела Теология >>>

Поэзия :
Кукушка - Cергей Соколов

Проповеди :
Пустыня - Сокольников Олег

Поэзия :
Мужчинам о женщинах - Ионий Гедеревич

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Теология
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100