Для ТЕБЯ - христианская газета

Пюхтицкие духовные светильники
Поэзия

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Пюхтицкие духовные светильники






Пюхтицкая Свято-Успенская обитель


«Немало по лицу земли Русской славных храмов и монастырей. Многие из них будут до основания сметены нечестивцами, этой же обители суждено долголетие и благоукрашение. И будет стоять она до скончания века». (Святой праведный Иоанн Кронштадтский)

По преданию, более четырехсот лет тому назад в Эстонии пастух, пасший стадо возле источника в долине около Журавлиной горы (Куремяэ), увидел «знатную Госпожу в прекрасном лучезарном одеянии». Эстонец поспешил рассказать об этом другому пастуху, который тоже вскоре удостоился чудесного видения. Когда они устремились к тому месту, где стояла Светозарная Дева — видение исчезло, начали удаляться – видение повторилось вновь. Вернувшись в село, пастухи рассказали о чудесном явлении односельчанам. На следующий день Дивную Госпожу, окруженную лучезарным светом, увидели и односельчане пастухов.
На третий день у подножья горы собрались крестьяне со всех окрестных деревень. В этот день Лучезарная Дева освятила Своим пришествием источник у подножия Журавлиной горы, который прославился позже многими чудотворениями и исцелениями.
По свидетельству местных жителей, Светозарная Жена стояла у источника и протягивала к людям Свои пречистые руки. Как только крестьяне попытались приблизиться к Ней, Она стала подниматься в гору, остановилась у величественного дуба и вскоре скрылась от людских взоров. Поднявшись на то место, где стояла Благодатная Дева, селяне обрели около дуба чудотворный образ. Будучи лютеранами, эстонцы передали икону русским православным крестьянам из деревни Яамы и рассказали, как нашли её. Так православные крестьяне обрели чудотворную икону Успения Божией Матери. (Рядом с тем местом, где была обретена икона, у древнего дуба, сначала была построена небольшая деревянная часовня, где и хранилась икона, а позднее (1876) – часовня бóльших размеров, преобразованная затем в приходской храм (1885)).
С той поры гору стали называть Пюхтицкой, то есть Святой. (Пюхтица, по-эстонски, «святое место»). Следует отметить, что древний дуб стоит и поныне (по оценкам дендрологов ему не менее тысячи лет), примечательно и то, что в этой местности это - единственный дуб среди множества видов хвойных и лиственных деревьев.)
В неспокойные, трудные времена местные жители оберегали Пюхтицкую святыню, восстанавливали разрушаемую часовню. Ради безопасности святую икону хранили в соборе города Нарвы, а когда в 1818 году была построена деревянная церковь во имя Илии Пророка в селе Сыренец (новое название - Васкнарва), чудотворную икону перенесли в Сыренецкий храм.
По перенесении иконы в Сыренец православные Пюхтицкого края ежегодно, 15/28 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы, совершали Крестный ход с чудотворной иконой на Святую Богородицкую Гору, к часовне. В то время от деревни Сыренец до Пюхтицы через болота и леса вела лишь узкая тропинка. Старожилы рассказывали, что идти приходилось 25 вёрст «гуськом, по колено в болоте». Святыню несли поочередно, с благоговением прижимая к груди.
На ежегодные торжества обратило внимание рижское епархиальное начальство во главе с преосвященным Донатом (Бабинским) (†1900). По его благословению в 1884 году для участия в праздничных богослужениях был направлен священник Ревельского Преображенского собора Карп Тизик, эстонец по национальности.
Со временем новая православная часовня у дуба, сооружённая в 1876 году была преобразована в приходской храм, освященный в честь Успения Пресвятой Богородицы, и в 1885 году здесь по распоряжению Святейшего Синода Русской Православной Церкви был учрежден Пюхтицкий православный приход с причтом. (С устройством на Богородицкой горе соборного храма в честь Успения Божией Матери в 1892 году, первый приходской Успенский храм был обращён в монастырскую кладбищенскую церковь во имя святителя Николая Чудотворца и преподобного Арсения Великого. После капитальной перестройки и возведения новой колокольни, он был освящён 16 августа 1896 года.)
Помещики на местах притесняли православных. Благодаря плодотворной деятельности губернатора Эстляндии князя С.В. Шаховского были приняты меры по защите православного населения от насилия баронов. Князь Сергей Шаховской сумел привлечь к решению проблемы не только высшее духовенство, но и состоятельных православных мирян, готовых делать щедрые пожертвования на покупку земли и строительство церковных зданий.
Наконец, по распоряжению преосвященного епископа Доната протоиерей Симеон Попов начал вести дело о приобретении земли под Пюхтицкие церковные здания и кладбище. Значительную роль в этом сыграло Иеввенское Братство, возникшее в 1887 году по инициативе С.В. Шаховского как Отделение Православного Прибалтийского Братства Христа Спасителя и Божией Матери под председательством княгини Е.Д.Шаховской, супруги генерал-губернатора. Ближайшую свою задачу Братство видело в призрении и воспитании сирот православного исповедания, а также в оказании медицинской помощи сельскому населению без различия исповедания в основанных им приютах и лечебницах. Главной же его целью было устройство женской обители на Богородицкой горе, куда могли бы быть перенесены открытые в Иевве благотворительные учреждения*.
Домовый храм при Иеввенском Отделении, освященный в 1887 году в честь Черниговской иконы Божией Матери, через три года стал самостоятельным приходом. В 1888 году состоялось торжественное открытие лечебницы для приходящих больных, а затем - аптеки и школы для совместного обучения детей неимущих родителей православного и лютеранского вероисповеданий.
Так по милости Божией, по молитвам Богородицы притесняемые православные обрели на Святой горе пристанище, духовное утешение и надежду спасения.
Для ухода за больными и обучения детей ремеслам из Костромского Богоявленского монастыря в Иевве прислали монахиню Варвару (Блохину) с несколькими сестрами, среди которых были две эстонки, прошедшие курс медицинской подготовки в своей обители. Монахиня Варвара, возглавив общину сестер при Иеввенском Отделении Православного Прибалтийского Братства, оказывала материальную помощь страждущим, поддерживала их духовными советами. В домовую церковь для общей молитвы собирались все опекаемые общиной лица, посещали домашний храм и местные жители, многие из них со временем приняли Православие.
В своих записках князь С.В. Шаховской отмечал, что благодатная сила собирала и объединяла в молитве на этом святом месте как верных сынов своих, так и чад, отпавших и заблудившихся во тьме полуверия.
В 1888 году на праздник Успения Божией Матери прибыл преосвященный епископ Рижский и Митавский Арсений (Брянцев) (†1914). Один из очевидцев, чиновник при Эстляндском губернаторе М.Н. Харузин, присутствовавший на празднике, поделился своими впечатлениями: «Трудно передать всю красоту этого зрелища - молитвы перед иконою Богородицы многотысячного народа православного с архиереем во главе... На этой картине при всей ее великой торжественности лежала печать простоты, кротости и смирения...»
Следует отметить, что присутствовавший на торжествах лютеранин нарвский мещанин Набор, был настолько растроган увиденным, что пожертвовал крупную сумму денег на храм, где православные могли бы в достойных условия хранить великую святыню. По милости Божией в скором времени храм был перестроен и подведен на каменный фундамент.
По свидетельству современников, посещавших в те дни Богородицкую Гору, на этом благодатном месте души людей наполняли мир, тишина и покой, а все суетное отходило вдаль.
15 августа 1891 года состоялось знаменательное событие - преосвященный епископ Арсений совершил торжественное открытие Пюхтицкой Успенской женской общины. В состав общины вошли монахиня Варвара и три послушницы. К концу 1891 года община состояла из 21 послушницы, 22 воспитанниц приюта и 2 сестер милосердия.
Отметим, что ко дню открытия общины был готов лишь один деревянный дом, ставший вскоре монастырской лечебницей. Забота о больных и страждущих была постоянной заботой игумении Варвары и попечительницы обители, жены губернатора, княгини Елизаветы Шаховской.
С историей монастыря неразрывно связано имя святого праведного Иоанна Кронштадтского, приезжал на Богородицкую гору еще до создания здесь иноческой обители, благословил и освятил место под монастырь, духовно окормлял сестер, помогал новосозданной обители материально, освятил один из монастырских храмов – в честь Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы.
Однажды, возвращаясь со святого источника с игуменией Варварой, указав рукой на вершину горы, великий пастырь сказал: «Матушка игумения! Посмотрите, какой величественный собор у вас на горе стоит!» Игумения Варвара ответила: «Да хорошо бы собор, батюшка, да не на что, даже и речи быть не может». Однако прозорливый подвижник, увидев будущий величественный собор духовным зрением, повторил: «Матушка Варвара! Какой у вас на горе великолепный собор стоит! Антихрист к нему не подойдет...»
Не смотря на то, что игумения Варвара и ответила любимому батюшке, что о строительстве не может быть и речи (тогда средств не хватало на самое необходимое), в душе она, так же как и все сестры надеялась, что по молитвенному предстательству отца Иоанна со временем в монастыре будет и собор, так как надежда на бесконечную милость Божию и заступничество Царицы Небесной никогда не покидала насельниц монастыря. «Надежда есть обогащение невидимым богатством; надежда есть несомненное владение сокровищем еще прежде получения сокровища. Надежда есть упокоение в трудах. Она - дверь любви; она убивает отчаяние, она - залог будущих благ». (Иоанн Лествичник - «Лествица»)
Собор Успения Пресвятой Богородицы был построен уже после смерти великого пастыря в 1910 году. По молитвам Пресвятой Богородицы и святого праведного Иоанна Кронштадтского монастырь не был закрыт в годы безверия, хотя угроза закрытия не раз нависала над ним. По милости Божией ни на один день не прерывались молитвы в монастыре.
Новый Собор гармонично вписался в архитектурный комплекс монастыря. План застройки Пюхтицкого монастыря был составлен в 1892 году адъюнкт-профессором Санкт-Петербургской Академии художеств, академиком Михаилом Преображенским, под его же непосредственным наблюдением и проводил работы архитектор Александр Полещук.
Ранее в монастыре были построены: Кладбищенский Храм свт. Николая и прп. Арсения Великого (1885), домовая церковь Свт. Алексия и вмц. Варвары (1986), Трапезный храм свв. прав. Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы (1895), Храм прп. Сергия Радонежского с усыпальницей князя Сергея Шаховского был построен его вдовой княгиней Елизаветой Дмитриевной Шаховской в 1895 году (спустя 45 лет она сама нашла здесь последний приют), Крестильный храм Иоанна Предтечи и сщмч. Исидора Юрьевского (1990). (Монастырский скит в д. Васкнарва во имя пророка Илии (1873))
Особо почитаются в монастыре следующие иконы: явленная икона «Успения Божией Матери», Пюхтицкая икона Божией Матери, Владимирская и Черниговская иконы Божией Матери, икона Божией Матери «Прибавление ума», Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость с грошиками», икона святителя Николая, икона великомученицы Варвары с частицей мощей, икона Спасителя - походный образ императора Петра I , икона великомученика Пантелеимона и другие.
Пюхтицкий ставропигиальный** монастырь называют жемчужиной Православия в Эстонии.
Сама Царица Небесная собрала здесь сестёр из многих городов Эстонии и России, дала им мудрых духовников и заботливых настоятельниц, чтобы они стремились стать духовными светильниками, освещающими непрерывной молитвой и благими делами эту благодатную землю, чтобы не угасала вера в сердцах людей в годы тяжёлых испытаний, а уста не уставали славить Господа, и все, кто однажды ступил на эту землю, стремились вернуться сюда опять.
В настоящее время в монастыре - 170 насельниц одиннадцати национальностей: из них 3 схимницы, 77 монахинь, а остальные инокини и послушницы. По сей день в святой обители по завету великого пастыря насельницы монастыря гостеприимно встречают всех гостей Царицы Небесной. Паломники, приехавшие на несколько дней в монастырь, размещаются в монастырской гостинице, сюда же послушницы приносят вкусную монастырскую еду, приготовленную в монастырской трапезной. Паломников знакомят с достопримечательностями монастыря. В монастырском музее у верующих есть возможность не только увидеть подарки, приподнесённые игумении ко дню Ангела, многочисленные изделия насельниц святой обители, выполненные с удивительным мастерством и любовью, но и побывать в комнате, где хранятся личные вещи великого святого праведного Иоанна Кронштадтского.
Приезжая в Пюхтицкий монастырь, паломники, как правило, в первую очередь стремятся посетить святой источник, чтобы, окунувшись с молитвой в целебную воду, очиститься от страстей, духовных и физических недугов. И получив заряд бодрости, спешат на вечернее богослужение. Имеются многочисленные свидетельства исцелений от тяжких недугов, включая раковые заболевания. Следует отметить, что в купальне исцеление получали люди разных вероисповеданий.)
Некоторые верующие остаются в обители на несколько дней, помогают насельницам монастыря выполнять различные послушания. (Сестрам по-прежнему приходится заготавливать сено, дрова, они выращивают зерновые культуры, работают на пасеке, в садах и огородах, на скотном дворе...)
В Пюхтицком монастыре принимают всех, кого собирает под Свой покров Владычица Небесная. Приезжайте в Пюхтицкий монастырь, вам всегда будут рады.
Хочется привести слова гостеприимной настоятельницы святой обители игумении Варвары, которая рада принять всех, ведь для неё и сестер «паломники - это гости Матери Божьей». Рассказывает игумения Варвара: «... Место, где стоит монастырь, особо избранно Божьей Матерью, освящено Ее Пречистыми стопами, а таким местам Господь дарует особую благодать. Многие приезжают не только для паломничества и молитвы, но и для обозрения. И они здесь приобретают спокойствие и мир души. Посетив монастырь, люди обычно так и говорят: это очень мирное место».

*Патриарх Алексий II «Православие в Эстонии». 1999 г.
**В июне 1990 года Пюхтицкий монастырь получил название ставропигиального, то есть перешёл в непосредственное подчинении Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II.

До монастыря от железнодорожной станции Йыхви около 25 км, доехать можно на автобусе. По рабочим дням отправление автобуса в 6.00; 7.45; 10.00; 13.40; 15.15; 17.20; 19.00. В субботу и воскресенье в 10.00; 16.00
Для тех, кто собирается в Пюхтицкий монастырь на несколько дней, необходимо прислать свои данные: Ф.И.О., дату рождения, серию и № загранпаспорта, телефон для связи. Лучше всего воспользоваться электронной почтой: kloster@hot.ee. Почтовый адрес монастыря: 41201 Эстония, Ида-Вирумаа Куремяэ, канцелярия Пюхтицкого монастыря. Визы оформляются в Эстонском консульстве в СПб и Москве.


Настоятельницы Пюхтицкого Успенского женского монастыря – неутомимые строительницы святой обители


Первая настоятельница Пюхтицкого Успенского женского монастыря игумения Варвара (в миру Елизавета Дмитриевна Блохина) родилась 14 августа 1843 года в Костромской губернии, в благочестивой купеческой семье. Елизавета с 10-летнего возраста воспитывалась в монастыре, а когда повзрослела, пожелала остаться в монастыре на всю жизнь. В святой обители Елизавета проходила клиросное послушание, трудилась в золотошвейной мастерской, давала уроки рукоделия в монастырском училище, слушала лекции по медицине.
Возглавив Пюхтицкую обитель, игумения Варвара все силы отдавала ее благоустройству. В обители был введен в полном объеме монастырский богослужебный круг. В перерыве между утренним и вечерним богослужением перед чудотворным образом Успения Божией Матери совершалось чтение Неусыпаемой Псалтири.
Пресвятая Богородица не оставляла обитель без помощи. Благотворители жертвовали церковные книги, серебряные сосуды, лампады, кадила. Император Российский Александр Третий пожаловал монастырю богатые священнические облачения.
Протоиерей Иоанн Кронштадтский регулярно присылал монастырю деньги. Он любил посещать Пюхтицу; приезжая в монастырь, причащал сестер, окормлял духовно и помогал материально. Во время его приездов многочисленные потоки богомольцев стекались в святую обитель.
Когда число сестер достигло шестидесяти, из насельниц монастыря были созданы два хора, один - для пения на славянском языке, другой - на эстонском. Проповеди также произносились на двух языках и неизменно производили благоприятное впечатление на стекавшихся большими группами крестьян-эстонцев. Благотворительные учреждения при монастыре имели немаловажное значение для населения. В приюте воспитанницы обучались чтению, письму и другим предметам, предусмотренным программой церковно-приходских школ, а также рукоделию, иконописному и золотошвейному мастерству. В новой лечебнице больные пользовались бесплатными медикаментами и медицинским обслуживанием.
Монастырь расцветал, с Божией помощью в короткий срок воздвигли новые монастырские строения, в 1893 году - Святые врата с деревянной звонницей над ними. Строились жилые помещения внутри монастырской ограды и за пределами монастыря. В том же году было основано подворье в Иевве, предназначенное служить пристанищем для богомольцев, приезжающих в святую обитель. В соборном храме к празднику Успения Божией Матери произвели внутренние отделочные работы, на колокольне установили три колокола.
Отец Иоанн Кронштадтский в своё время говорил о сёстрах Пюхтицкого монастыря, что тяжёлыми трудами войдут они в Царствие Небесное. При игумении Варваре (Блохиной) более 140 насельниц монастыря после службы выполняли всевозможные послушания. (Во владении монастыря находилось до 200 десятин земли). Для полевых работ содержали лошадей, на скотном дворе был крупный и мелкий рогатый скот, куры. Избыток сельскохозяйственных продуктов монастырь обменивал или продавал, покупая муку.
В монастырских мастерских сестры приобретали навыки по золотошвейному, портняжному, башмачному мастерству, учились иконописи. Летом насельницы обители после уставного утреннего богослужения трудились в поле.
Священноначалие Русской Православной Церкви высоко оценило труды игумении Варвары. 15 августа 1893 года в престольный праздник Успения Божией Матери, при многочисленном стечении молящихся, Высокопреосвященный архиепископ Рижский и Митавский Арсений возложил на нее высокую награду - наперсный крест.
20 января 1894 года состоялось знаменательное событие - первое пострижение в мантию трех послушниц. Постриг совершил Высокопреосвященный архиепископ Арсений в присутствии губернатора Эстляндии князя С.В. Шаховского с княгиней и других гостей, при многочисленном стечении богомольцев.
В том же году, к престольному празднику Успения Пресвятой Богородицы, риза чудотворной иконы была украшена драгоценными камнями и жемчугом.
В 1894 году было основано монастырское подворье в Ревеле, в том же году в 25 километрах от монастыря учреждена богадельня «Гефсиманский Скит». 6 августа 1896 года при монастыре создана община сестер милосердия и организованы медицинские курсы. В монастырской лечебнице врачи постоянно принимали больных.
В 1897 году первая строительница Пюхтицкой обители игумения Варвара была переведена в Казанскую епархию, на её место была назначена монахиня московского Страстного монастыря Алексия (в миру Анна Михаиловна Пляшкевич). Игумения Алексия мечтала построить в монастыре трехпрестольный собор, она направляла монахинь за сбором средств в Ригу, Санкт-Петербург, в Москву. Одной из послушниц монастыря Анне удалось найти нового благодетеля – московского генерал-майора Ивана Филипповича Терещенко, который пожертвовал крупную сумму денег на строительство собора.
Пятиглавый трехпрестольный, рассчитанный на 1200 человек собор в честь Успения Божией Матери был построен по проекту архитектора Александра Полещука в 1910 году. В соборном храме была помещена чудотворная икона Успения Божией Матери.
При новой игумении Алексии возникло монастырское подворье и в Петербурге. В те годы в обители насчитывалось около 200 насельниц. В период Первой мировой войны монастырь оказывал посильную помощь раненым, инвалидам и сиротам помогали материально, выделяли продукты питания. При больнице монастыря был устроен лазарет для раненых воинов. Ежедневно в обители возносились молитвы за родину.
По предложению архиепископа Ярославского Агафангела (Преображенского, (†1928)) игумения Алексия в сопровождении некоторых сестер вместе с чудотворной иконой были эвакуированы в Петровский монастырь города Ростова.
Управление обителью временно было поручено казначее - монахине Иоанне (Коровниковой). В начале 1918 года эта территория была оккупирована немцами. Они ввели на оккупированной территории свои законы, поэтому первому викарному епископу Эстонии Платону (Кульбушу) пришлось проявлять особую осторожность в своих действиях и распоряжениях, чтобы сохранить единство Церкви. Власть в годы гражданской войны менялась, и 14 января 1919 года епископа Платона расстреляли местные большевики.
В 1919 году образовалась Эстонская Республика. Церковь была отделена от государства. Монастырь лишился части своих земель и строений за оградой монастыря (больница, школа).
В 1920 году по приказу властей обитель была преобразована в Благотворительную Христианскую трудовую общину. Однако в Пюхтице сохранился весь богослужебный круг, продолжалась и миротворческая деятельность. В эти годы положение монахинь было крайне тяжелым, приходилось много работать, так как в общине более половины было больных и престарелых.
В 1921 году новой настоятельницей монастыря стала монахиня Иоанна (её возвели в сан игумении). В 1923 году должна была вернуться в родную обитель игумения Алексия с сестрами, однако в дороге она заболела воспалением легких и на пятый день по приезде в монастырь скончалась. Её похоронили на монастырском кладбище около Николо-Арсениевской церкви 29 января 1923 года. Чудотворная икона Успения Божией Матери Святыня вернулась в обитель лишь 29 января/11 февраля в сопровождении новой настоятельницы игумении Иоанны. С Крестным ходом и со слезами встречали ее насельницы обители.
В 1935 году община была вновь преобразована в монастырь. Немало пришлось пережить монахиням во время Второй мировой войны. Часть монахинь была эвакуирована. Не дожила до конца войны игумения Иоанна, скончавшаяся в 1943 году. Новая игумения Алексия (Голубева) возглавляла монастырь недолго (1943-1946 гг.), вскоре её освободили от обязанностей настоятельницы по болезни. Она приняла схиму с именем Сергия. С 1946 года по 1955 год управляла монастырем игумения Рафаила (Мигачева). С 1955 год по 1967 год управляла обителью игумения Ангелина (Афанасьева).
И в послевоенные годы сестры испытывали большие лишения: не хватало хлеба, корма для скота, приходилось заготавливать много дров, чтобы отапливать храмы и келии, на своих плечах носили тяжелые мешки с зерном, за много километров возили их на мельницу, землю распахивали сохой. Старожилы монастыря о тех трудных временах рассказывали: «С вечера все приготовим — мешки на подводы уложим, а ночью едем в город, днем на мельнице с зерном заняты — мелем, а ночью опять едем. На лошадях работали с ранней весны до глубокой осени, а зимой, по снегу, на дровнях из леса дрова вывозили».
Когда в начале шестидесятых годов в стране началось массовое закрытие храмов, монастырей, духовных школ, на эстонскую кафедру был назначен епископ Алексий (Ридигер) - будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. (Хиротония архимандрита Алексия во епископа Таллиннского и Эстонского была совершена 3 сентября 1961 года в Таллиннском Александро-Невском кафедральном соборе.)
Именно в этот период обитель начала расцветать, строиться, пополняться насельницами. Молодой архиерей приложил все свои силы, чтобы монастырь не только не закрылся, но мог оставаться и дальше центром духовной жизни Эстонии.
Из воспоминаний Святейшего Патриарха Алексия II: «И богоборческой власти можно сопротивляться. Когда над храмами и монастырями нависала угроза закрытия, я никогда не смирялся. Так было и с Успенским Пюхтицким женским монастырем, куда меня привозили родители еще младенцем...» (Патриарх Алексий II (в миру - Алексей Михайлович Ридигер) родился 23 февраля 1929 года в городе Таллинне (Эстония) в благочестивой верующей семье. Отец Патриарха Алексия, Михаил Александрович Ридигер (†1962), уроженец Санкт-Петербурга, в течение 16 лет был настоятелем Таллиннской Рождества Богородицы Казанской церкви, состоял членом, а позже и председателем епархиального совета. Мать Святейшего Патриарха - Елена Иосифовна Писарева (†1959), уроженка Ревеля (Таллинна). Благочестивые родители, ежегодно совершая паломничество в Пюхтицкий Свято-Успенский женский и Псково-Печерский Свято-Успенский мужской монастыри, брали с собой и сына. В конце 30-х годов родители вместе с сыном совершили две паломнические поездки в Свято-Преображенский Валаамский монастырь на Ладожском озере, что во многом определило духовный путь будущего Патриарха. Примечательно то, что будущий патриарх Алексий в 1950 году был назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви, находящейся в 25 км. от Пюхтицкого монастыря.)
В 1968 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I настоятельницей Пюхтицкой обители была назначена монахиня Варвара (Трофимова), начинавшая свой иноческий подвиг в Пюхтицах, а затем проходившая монастырские послушания в Виленском женском монастыре. 19 января того же года Высокопреосвященный митрополит Таллиннский и Эстонский Алексий (Ридигер) возвел монахиню Варвару в игуменский сан с вручением настоятельского жезла. Игумения Варвара стала третьей строительницей обители.
При игумении Варваре обитель стала процветать: с Божией помощью были отреставрированы все церкви, позолочены кресты, отремонтированы монастырские здания. За четыре десятилетия были построены домовая церковь Святителя Алексия, Митрополита Московского и великомученицы Варвары, Крестильный храм Иоанна Предтечи и сщмч. Исидора Юрьевского, Георгиевская часовня на хозяйственном дворе, архиерейский дом, Иерусалимский корпус, дом для представительских целей с современным конференц-залом и музеем, была завершена монастырская ограда, проведено электричество, появились отопление и водопровод, заработала своя электромельница.
В настоящее время в монастыре проводятся церковные совещания, собрания, референдумы, имеющие епархиальное, общецерковное и общественное значение. Настоятельница и священники обители особенно заботятся о духовном росте сестер. В монастыре собрана большая библиотека, в которой можно найти редкие дореволюционные религиозные издания, современную духовную литературу.

Настоятельница Пюхтицкого монастыря игумения Варвара (Трофимова) родилась 17 августа 1930 года в небольшом городе Чудово, под Новгородом, в благочестивой православной семье и была наречена в святом крещении Валентиной. Родители — Алексей Матвеевич и Мария Никитична заложили в детях твердую веру и любовь к Богу. Валя была седьмым ребенком в семье. С детских лет она отличалась трудолюбием и отзывчивостью.
Во время войны семья Трофимовых находилась в эвакуации в Кировской области, в селе Хороши. Хотя до ближайшего храма приходилось идти около двенадцати километров, отроковица Валентина и в осеннюю непогоду, и в морозные дни с радостью отправлялась в путь, выходила заблаговременно, чтобы не опоздать на службу. Варвара любила читать духовную литературу, жития угодников Божиих, любила перечитывать житие святителя Николая, самого быстрого помощника верующих во всех бедах и несчастиях.
После войны Трофимовы поселились в городе Луге. Там, в Казанской церкви, Валентина читала, пела на клиросе.
Из воспоминаний игумении Варвары (Трофимовой): ««Шел 1947 год. Наша семья только вернулась из эвакуации, из Кировской области, и мы с родителями жили в Луге. Много было у нас в Луге разговоров о великом старце, сильном молитвеннике отце Серафиме Вырицком. И мне так хотелось съездить к нему! При первой же возможности я отправилась в путь. Стояли первые июньские дни, только распустились листочки на деревьях. Мне еще не было семнадцати лет. Доехала я до Петербурга, оттуда — до станции Вырица. Куда идти — не знаю. Спросила у людей: «Где у вас батюшка Серафим живет?» «Идите, увидите церковь Казанскую, там недалеко и домик», — говорят. И я пошла. Смотрю — церковь деревянная стоит, могилочки недалеко. Подхожу к домику. Веранда большая. Стучусь. Захожу, а там много-много народу. «Здесь живет батюшка Серафим?» — спрашиваю. «Тут, да он не принимает — читайте». На двери объявление: «Батюшка болеет, просьба не беспокоить и не стучать». Это было за два года до батюшкиной кончины. Стою и думаю: «Неужели придется уехать? Так и не увижу батюшку». Стою, и не ухожу, и беспокоить не решаюсь. «Доченька, мы-то тут с утра сидим. Иногда нам записочками отвечают, но мы-то здешние», — говорят бабушки. А я все стою в нерешительности: «Матерь Божия, помоги, устрой»... Вдруг открывается дверь. Выходит монахиня и говорит: «А кто здесь из Луги?» Думаю: «Кто здесь из Луги?» Растерялась. А все на меня смотрят. «Я из Луги», — говорю. «Батюшка сказал: «Пропустите девушку из Луги». Деточка, проходите, — ласково позвала монахиня и повела: — Пойдемте, батюшка просит Вас». Впоследствии эта монахиня стала схимницей Пюхтицкого монастыря Серафимой (в миру Анна Морозова), которую я хоронила в 1974 году, будучи настоятельницей монастыря. Часто мы с ней с любовью вспоминали батюшку и эту нашу встречу. ...А тогда на встрече ...я тихо промолвила: «Батюшка, дорогой, мне ничего не надо. Мне только нужны Ваше благословение и Ваши святые молитвы». И все смотрю, смотрю на него. Он, улыбаясь, смотрит и говорит: «Мать Анна, принесите мне две просфоры: одну большую, другую поменьше». Матушка приносит большую, такую, как игуменская, просфору. «Это — Вам, — дает мне отец Серафим, — а эту передайте вашей маме. Пусть мама разделит на 60 частичек и 60 дней принимает со святой водой». Мама все исполнила в точности, как сказал батюшка. И все хотела потом съездить в Вырицу. Все говорила: «Доченька, так хочется к батюшке Серафиму съездить!» Но, как у всех у нас, все не хватало времени. Так и осталось загадкой, почему батюшка благословил разделить просфору на 60 частичек... «А когда будете уходить от меня, — продолжал батюшка, — напишите записочки о здравии всех своих родных и за упокой. И я по силе всегда буду молиться». Смотрит на меня и все улыбается, улыбается... А я ничего о своих родных не говорила. И ни о чем не спрашивала... Всегда, когда мне потом приносили игуменскую просфору, я почему-то невольно вспоминала батюшку и этот день. Было эта за 20 лет до моего настоятельства»*. (* На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, состоявшемся в Москве в Храме Христа Спасителя 13–16 августа 2000 года, иеросхимонах Серафим Вырицкий (Муравьев) (1866 — 1949) был причислен к лику святых.)
1 августа 1952 года, в день преп. Серафима Саровского, Валентина стала послушницей Пюхтицкого монастыря и с первых же дней своей жизни в обители почувствовала, что Пюхтицы — ее родной дом. Поселили Валентину со старицей Ираидой, одной из первых сестер обители. Этой старице, когда она была 14-летней девочкой, в чудесном видении явилась Богородица и указала путь спасения.
Некоторое время Валентина была на послушании на Таллиннском подворье. Пела на клиросе, читала, принимала участие в ремонте церкви, затем была направлена в Виленский Марие- Магдалининский монастырь, где прожила 12 лет под руководством опытной старицы игумении Нины (Баташевой)
(в схиме — Варвары). Схиигумения Варвара была духовной дочерью преподобного Амвросия Оптинского.
5 марта 1958 года послушница Валентина была пострижена в монашество с именем св. вмч. Варвары. В 1968 году в праздник Богоявления в Александро-Невском соборе города Таллинна Архиепископ Алексий (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси) возвел матушку Варвару в сан игумении, а на следующий день в Пюхтицком монастыре вручил матушке игуменский жезл и повелел преподать насельницам обители свое первое материнское благословение.
О жизни монастыря сегодня рассказывает настоятельница Пюхтицкого монастыря игумения Варвара: «Жизнь в монастыре и сегодня протекает, как и век назад, в труде и молитвах. Каждый наступающий день начинается с молитвы, ее сменяет труд, говоря по-монастырски – «послушание»: кому какое назначается - в котельную, на скотный двор, к ульям, на молочную ферму, в огород... Одним словом, дел много - монастырь, как и раньше, сам себя кормит, обеспечивая и себя, и приезжающих паломников. Конечно, если раньше сестры на лошадях землю обрабатывали, то сейчас появились трактора, сенокосилка и другая техника, облегчающая тяжкий труд. В изменяющихся экономических условиях, безусловно, приходилось приспосабливаться к переменам, что-то менять, перестраиваться... Божья Матерь ни на один день не оставляет обитель своим попечением и заботами - неслучайно в военные годы ни одна бомба не упала на территорию монастыря... Монастырь находится под отеческим окормлением Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, и все, что видят сегодня люди, приезжающие в монастырь, - это его труды, его благословение, его заботы. С помощью Его Святейшества разрешилась и проблема обеспечения топливом... Пюхтицы никогда не закрывались, и здесь сохранились старинные монастырские традиции...
Если говорить о паломничестве в монастырь в наши дни, то сегодня обитель посещает больше всего паломников из прибалтийского региона - из Риги, Резекне, Вильнюса, Клайпеды и других мест... Что касается паломников из России, то после 1991 года визовый режим ограничил желания людей, и для многих российских паломников посещение обители стало более затруднительно. Но и в Эстонии живет много русских людей, а также в Латвии и Литве. Посещают нас паломнические группы из Москвы, Санкт-Петербурга, группы православных поляков из Белостока, Гайновки, паломнические группы из Берлина...
Часто к нам привозят гостей, посещающих Эстонию, мы проводим для них экскурсии, рассказываем об истории обители и о православии. Думаю, все это позволяет говорить о миссионерском служении монастыря, ведь сегодня Пюхтицы - это широко известный центр православной культуры и духовности, место паломничества православных всего прибалтийского региона и многих стран мира...»
О традициях монастыря рассказывает иеромонах Константин (Новгородцев): «23 апреля ст.ст./6 мая н.ст. — память Великомученика Георгия Победоносца. После Божественной Литургии, на которой присутствуют все сестры монастыря, празднование переходит на скотный двор, расположенный в десяти минутах ходьбы от обители, где в часовне вмч. Георгия Победоносца, перед чудотворным образом Успения Божией Матери, изнесенным в специальном кивоте из соборного храма, служится водосвятный молебен, с присоединением тропарей святым, имеющим благодать помогать в сельских работах — вмч. Георгию, сщмч. Харалампию, мчч. Флору и Лавру, другим угодникам Божиим; читаются молитвы на освящение посевов, прибавляются прошения о сестрах, трудящихся на скотном дворе. По окончании молебна, с пением пасхальных песнопений (этот день почти всегда находится в пасхальном периоде) крестный ход с чудотворной иконой Успения проходит по всем хозяйственным помещениям скотного двора, включая коровник, где в этот день особенная чистота, а коровам, ради праздника, повязывают на рога красные бантики; окропляются святой водой весь скот, птица, посевной материал, сельскохозяйственная техника, ангары, парники, келейные корпуса, колодцы; поля окропляются святой водой и благословляются на четыре стороны чудотворным образом. Начало положено: теперь, с Божией помощью, все будет расти и развиваться и принесет во время свое прекрасный урожай. Заканчивается праздник угощением для всех желающих — на трапезе всегда ставится только продукция скотного двора; если день не постный, то это молоко топленое и обычное, творог, сметана и масло, яйца, разные пирожки и сдоба, сделанные умелыми руками сестер-скотниц.
На праздник Преполовения Пятидесятницы совершается водосвятый молебен на Святом источнике, и этой агиасмой окропляются фруктовые сады, некоторые помещения монастыря и пасека.
Не спешат насельницы монастыря вместе со всем миром травить пестицидами вредителей полей и огородов — по надобности служатся специальные молебны «на нивах и вертоградах», и беда отходит. Просят у Бога в течение лета и погоды хорошей — либо живительного дождика, либо, во время сенокоса, ясных и теплых дней; для этого, после поминовения во время Божественной Литургии на заздравной ектении имен священнослужителей, сестер обители, благотворителей, добавляются прошения о «благорастворении воздухов». Иногда открываются западные (хозяйственные) врата монастыря, сестры выходят за ограду обители, на поле, где служится молебен о даровании дождя. Говорят, что в прежние времена, когда вера у людей была покрепче, возвращались с таких молебнов под зонтиком... Но и сейчас Господь не оставляет без внимания наши усердные молитвы.
В общежительных монастырях св. Горы Афон в первых числах каждого месяца служатся водосвятные молебны и окропляются святой водой монастыри и угодья. В Пюхтицах, как мы видим, существует та же практика, но молебны и окропления совершаются реже. Следующие водосвятия бывают на особо почитаемые праздники Божией Матери, хранительницы обители: Успения Божией Матери — главный престольный праздник обители — 15/28 августа, Покрова Божией Матери — 1/14 октября. На Покров окропляют святой водой весь монастырь и хозяйство. Образ «Успение Божией Матери» опять покидает свое место в соборе, и как бы Сама Царица Небесная проходит по всем уголкам обители, благословляя и освящая всех и вся. С каким благоговением и любовью встречают сестры Чудотворный образ в своих келиях! В каждой келии служится краткая лития о здравии и спасении ее насельницы, это дает ощутимое благословение на весь год...»
Следует отметить, что на Успение бывает водосвятный молебен с малым освящением воды на святом источнике. На Покров – освящения воды не бывает, поэтому все помещения окропляют ранее освященной водой. Накануне праздника Крещения Господня (6/19 января) –в Крещенский сочельник (5/18 января) после Великого освящения воды ходят окроплять все келии, все помещения святой водой (без иконы «Успение Божией Матери»).
Много мудрых, старых традиций соблюдается в Пюхтицком монастыре. Многие из вновь открывающихся монастырей желают иметь игумений из монахинь, прошедших монашеский искус (многолетний испытательный срок) в Пюхтице. В настоящее время Пюхтицкие монахини несут послушание в Горненской обители Иерусалима, на подворье в Москве, в Ильинском скиту Васкнарвы. Четырнадцать пюхтицких монахинь возглавили вновь открывшиеся монастыри России.
Из рассказа игумении Варвары (Трофимовой): «...Внутренняя монашеская жизнь сокрыта. Есть пословица «Видят монаха, когда он скачет, но не видят, когда монах плачет». А монах в сокровенной своей жизни столько молится! Сколько он плачет! Сколько кается в своих недостатках! Ведь приходит человек в монастырь со своими слабостями, но, прожив в монастыре 40–50 лет, монах уже насквозь видит и себя, и другого. Монастырская жизнь тяжелая. Это забота о спасении, своем и всего мира. Об этом и молятся в монастырях...
Новоначальным послушницам я всегда привожу слова игумении Таисии (Леушинской): «С чего начать? С любви! Не думай, что ты в монастырь пришла и сейчас же здесь обретешь Царство Небесное. Царство Небесное — внутри нас. Как будешь жить, как себя поставишь, так все и образуется. А начни с любви — всех люби одинаково». Это первое и главное, а уж потом можно достигнуть и смирения, и послушания, и кротости. И еще говорю: «Ты пришла в обитель Царицы Небесной. Сегодня игумения я, седьмая уже за 112 лет нашего бытия, завтра будет кто-то из вас. Но помни, ты пришла служить Божией Матери. К Ней обращайся за помощью: Она такая милостивая и всегда и во всем помогает. Мы все на себе это испытали...»
...Даже одно слово доброты и ласки душу отогревает. И я говорю: «Сестры, вы знаете, какой у нас монастырь: Матерь Божия явилась здесь, чтобы облегчение было всем людям, вот и устроилась трудами о. Иоанна Кронштадтского наша Обитель. Посмотрите, какие к нам приезжают люди — истерзанные судьбой, измученные, все едут с горестями, мало кто с радостями. Надо их утешить». Людям немного надо — участливое слово, и они уезжают со слезами благодарности и радости, говорят: «Дай Бог, чтобы Матерь Божия сподобила нас вновь приехать в этот рай земной»».



Икона Божией Матери «У источника»

«Как звезда пресветлая. Владычице, вся Она в сиянии Света — Боге,
как угль, раскаленный в великом огне. Вся пресветла и огненна.
Как легко помыслить, что Он, Бог, есть Свет и Святость,
так и Она есть вечный Свет и вечная Святость». (Святой праведный Иоанн Кронштадтский)

С именем святого праведного Иоанна Кронштадтского связана история чтимой в обители иконы Божией Матери «У источника». Святой праведный Иоанн Кронштадтский как родной отец опекал сестер обители. Он помогал обители материально и духовно окормлял сестёр. Великий пастырь всегда был желанным гостем в монастыре, все надеялись на его молитвенную помощь и поддержку. Отец Иоанн многих верующих посылал в святую обитель, при этом говорил: «Идите в Пюхтицы, там три ступени до Царствия Небесного. Целуйте эту землю, она освящена пришествием Божией Матери». А сёстрам Пюхтицкого монастыря в свою очередь говорил: «Помните, вы встречаете гостей Самой царицы Небесной!»
В 1894 году сестры монастыря подарили любимому батюшке в день Ангела икону, написанную в монастыре, изображающую явление Пресвятой Богородицы у источника при Святой горе. Святой праведный Иоанн Кронштадтский молился перед этой иконой и завещал ее благочестивой петербургской чете. Незадолго до своей смерти престарелые супруги передали этот образ монахине Вирсавии, насельнице закрытого к тому времени Санкт-Петербургского Иоанновского монастыря. Монахиня бережно хранила икону, но Пресвятая Богородица, явившись монахине во сне, открыла Свою волю о возвращении Ее образа в Пюхтицкую обитель, сказав: «Я Сама к тебе приду». Случилось это на Пасху 1946 года. Вскоре м. Вирсавия умерла, а образ Божией Матери «У источника» 18 июня/1 июля вернулся в обитель. Настоятельница монастыря схиигумения Сергия (Голубева), встретила намоленую икону с сестрами монастыря у священного дуба.
Так в Успенский собор, который еще в прошлом веке увидел духовными очами великий прозорливый пастырь Иоанн Кронштадтский, пришла икона, пред которой он молился и с которой не расставался до своей кончины. Снизу на иконе сохранилась дарственная надпись: «Протоиерею отцу Иоанну Ильичу Сергиеву*, труд живописец Успенского женского монастыря на святой горе Эстляндской губернии. 1894 г. 19 октября».
Ныне светозарный образ Пречистой Девы Богородицы встречает всех входящих в Пюхтицкий собор.

*Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) прославлен Русской Православной Церковью в 1990 году.
Святой источник

Прошло более четырёх столетий с того памятного дня, когда Пресвятая Богородица освятила своим присутствием источник ключевой воды у подножья Пюхтицкой горы, который издавна назывался Спасов ключ. С тех пор не прекращаются чудеса исцеления людей на источнике. Расскажем лишь о некоторых чудесах. При первой игуменье Варваре произошло исцеление девочки, которая после тяжёлой болезни потеряла зрение. Мать девочки после молебна искупала ребенка в источнике, и девочка прозрела. В благодарность мать оставила дочь в монастыре, но через год взяла её домой, и девочка вновь стала слепнуть. Приехав в монастырь, мать молила Пречистую вернуть девочке зрение, молитва была услышана - девочка вновь исцелилась в источнике. После этого женщина благословила свою дочь остаться в монастыре на всю жизнь.
В 30-е годы XX века в Пюхтицу приехала семья английского лорда. Дочь лорда была парализована, её принесли к источнику на носилках. Назад девушка возвращалась без посторонней помощи. После этого чуда вся семья лорда вместе со всей свитой приняли Православие.
8 июля 1930 года, накануне празднования иконы Божией Матери, именуемой «Тихвинская», в монастырь из Риги приехал И.Г. Пинус со своей семьей.
После службы в соборе вся семья пошла на источник. 13-летний мальчик, прибежавший туда раньше других, увидел в воде изображение Божией Матери. Вскоре и взрослые также удостоились чудесного видения. Вокруг главы Божией Матери и Младенца сиял светлый венчик. Видение было настолько ясное, что все решили сначала, что так и надо и что на дне резервуара находится мозаичная икона Божией Матери. Но, приглядевшись, заметили, что изображение как бы сквозное, прозрачное, и через него видно дно водоема. Когда возвратились в монастырь и рассказали об этом и затем снова с другими людьми пришли к источнику, изображение стало ослабевать. На следующий день в присутствии игумении Иоанны на источнике отслужили молебен, но изображение исчезло, хотя все, видевшие его раньше, замечали и теперь легкие контуры, походившие на Тихвинскую икону Божией Матери. (Следует отметить, что в том же году в монастырской хлебной обновилась старинная Тихвинская икона Божией Матери.)
Чудесное явление чрезвычайно поразило всех. И.Г. Пинус, сын которого увидел изображение Божией Матери в водах источника, решил вместо деревянной часовни, требовавшей ремонта, построить каменную. Внутри новой часовни поместили Тихвинскую икону Божией Матери, видение которой было явлено в Живоносном источнике.
В 1931 году в престольный праздник Успения Божией Матери Крестный ход на Живоносный источник был особенно торжественным: здесь состоялось освящение митрополитом Александром каменной часовни.
Спустя годы недалеко от часовенки была построена деревянная купальня. Круглый год окунаются люди в воды святого источника. (Вода в святом источнике не замерзает даже в холодные зимы.) По свидетельству паломников, вода снимает усталость, дарует бодрость и душевный покой. И в последние годы было не мало случаев исцеления на источнике, в том числе от раковых заболеваний.
В конце восьмидесятых годов 20 столетия посетил святой источник один американец. Позже стало известно, что он привёз в Америку лишь маленький пузырек святой воды с источника и дома по капельке поил свою больную сестру, которая несколько лет была прикована к постели. Свершилось чудо – девочка поправилась. Вскоре они приняли Православие. Он посещал источник несколько раз и привозил воду сестре – она поправилась (сейчас она работает), о чем он оставил запись в книге для гостей.
Недавно на источнике получил исцеление мужчина из Таллинна. Он тяжело болел, долгие годы был лишен зрения, слуха и речи. Он прибыл в монастырь на праздник Богоявление. Морозным утром его привели в купальню, он окунулся в святую воду и получил исцеление – он прозрел, стал слышать и говорить. Сам пришел в собор, исповедовался и причастился Святых Таин.
Для тех, кто, прочитав о чудесах исцеления, устремится на святой источник в надежде получить быстрое исцеление от всех недугов, напомним высказывания святых отцов и современных подвижников о болезнях: «Есть болезни, на излечение коих Господь налагает запрет, когда видит, что болезнь нужнее для спасения, чем здоровье... Если чувствуете и видите, что сами виноваты, то начните с раскаяния и жаления пред Богом, что не поберегли дар здоровья, Им вам данный. А потом все же сведите к тому, что болезнь от Господа есть, и случайно ничего не бывает. И вслед за этим опять благодарите Господа. Болезнь смиряет, умягчает душу...» (Святитель Феофан, Затворник Вышенский)
«Хочешь быть постоянно здоров и покоен? Выплакивай или выстрадывай свои грехи, ежедневно совершаемые, и поверь – будешь всегда здоров и покоен». (Святой праведный Иоанн Кронштадтский )
«Болезнь невольно заставляет помнить о будущей жизни и не увлекаться прелестями мира, да и ум после болезни бывает чище и прозрачнее, она же заменяет и недостаток дел наших.
Мы не знаем судеб Божиих, Он все творит на пользу; мы привязаны к здешним благам, а Он хочет даровать нам будущее благо здешними краткими болезнями.
Любвеобильный Отец наш все творит на пользу нашу: иногда телесными болезнями врачует душевные недуги, а иногда посылает болезни для испытания нашего терпения..., и многие есть причины, кои мы постигнуть не можем.
... Проси того, что Его святой воле угодно и тебе полезно. Терпение болезни с благодарением выше других исправлений пред Богом: ими и грехи очищаются, и от страстей избавляются». (Преподобный Макарий Оптинский)
«...Настало такое время, что только скорбями и спасается человек. Так каждой скорби надо в ножки поклониться и ручку облобызать....
И болезни – попущение Божие споспешествуют благу человека. Они притормаживают наш безумный бег по жизни и заставляют призадуматься и искать помощи. Как правило, человеческая помощь бессильна, истощается очень быстро, и человек обращается к Богу...» (Архимандрит Иоанн (Крестьянкин))
«Я всегда говорю слова святого Евангелия: «Ищите прежде Царствия Божия, а остальное все приложится вам». Главное, чтобы мы заботились о спасении, а не о телесном здравии. А когда будем искать спасения, тогда узнаем, как освободиться от черных сил. Покаяние – правильный путь ко спасению.Человек, возрождаясь духовно, получает спасение и исцеление...» (Схиигумен Иероним (Верендякин))
«Болезнь посылается человеку для того, чтобы он оставался наедине с Богом». (Старец архимандрит Серафим (Батюков))
«Болезни телесныя посылаются человеку от Бога не всегда за грех в наказание, но иногда и по благоволению для освобождения или для предохранения нас от недугов душевных, которые не в пример опаснее телесных...» (Преподобный Антоний Оптинский)
«За непослушание Господь попускает болезни». (Пузовская святая мученица Евдокия)
Рязанские старицы Анисия, Матрона и Агафия Петрины говорили, что переносить посильные болезни необходимо и спасительно. Случайно никто не болеет. Болезнь посылается Богом... как спасительный крест, или как епитимия за свои грехи или грехи рода. Во всех случаях, терпеливое несение болезней, без ропота и с благодарением, ходатайствует страдальцу спасение. Иногда ниспосланная Богом болезнь является ограждением от больших грехов.
Блаженная старица Елена
(1866- 1947)

«О, человече, учись Христову смирению, и даст тебе Господь вкусить сладость молитвы...
За то страдаем мы, что не имеем смирения. В смиренной душе живет Дух Святой, и Он дает душе свободу, мир, любовь, блаженство». Стяжать смиренный дух «это великая наука, которую скоро не одолеешь». (Преподобный Силуан Афонский)


Блаженная старица Елена (в миру Елена Богдановна Кушаньева) родилась 21 мая 1866 года в селении Верхний Остров Псковской губернии. Когда девушке исполнилось двадцать пять лет, она пожелала стать невестой Христовой. Благочестивые родители, Богдан и Анна, благословили дочь, решившую уйти в монастырь. Летом 1891 года Елена стала послушницей Пюхтицкого монастыря. Проходившая общие послушания рясофорная послушница Елена вскоре была назначена игуменьей Варварой уставщицей. При второй пюхтицкой настоятельнице игумении Алексии (Пляшкевич), управлявшей монастырём с 1897 по 1921 год, она несла послушание на монастырском Ревельском подворье.
Как-то матушка Елена возвращалась с подворья в Таллинне. За ней была послана из монастыря лошадь на станцию Йыхви (тогда Йевве), но пятидесятилетняя матушка Елена не пожелала ехать, а возвратилась в монастырь пешком, пройдя 25 километров от станции. После этого случая многие стали обращать внимание на её необычное поведение.
Подвиг юродства Христа ради связан, прежде всего, с победой над гордостью, ведь только смиренным Господь подает благодать. Подвиг юродства считается одним из самых тяжёлых, не каждый может прощать обидчиков, а необычное поведение юродивых всегда вызывало раздражение людей, не преуспевавших в духовной жизни. Блаженным было свойственно незлобие, они не только прощали обидчиков, но и молились о спасении их душ. Можно предположить, что перед возвращением в святую обитель матушка Елена была призвана Господом идти именно этим узким путём.
Сразу после возвращения из Таллинна блаженную Елену направили на послушание в Гефсиманский скит. В 1938 году блаженная Елена вернулась в обитель из Гефсиманского скита и поселилась в домике у калитки при Святых вратах, в крайней угловой келии. Многие сёстры уважали её, понимая, что блаженная старица, под видом юродства, скрывает свои подвиги. Но бывали случаи, когда за странные поступки блаженную осуждали. Вспоминает схимонахиня Фотина: «В церковь придет, встанет и громко ругается, а потом, уходя, еще и дверью хлопнет. Сестры сделают ей замечание: «Мать Елена, почему ты так ругалась в церкви?» — «Так разве вы не видели? Ведь полная церковь бесов была, я их все и выгоняла!» Вот как блаженная видела!»
Из воспоминаний схимонахини Варсонофии, поступившей в обитель в 1934 году: «В то время уже 68-летняя мать Елена была выше среднего роста, видная, крепкого телосложения, и все поступки ее были, как блаженной...
Бывало, встретишь ее и скажешь: «Мать Елена, благословите!» Она скажет: «Бог благословит!» А то ответит: «Не моя неделя». Или и вовсе молча пройдет. Ночью ее часто можно было видеть с кухни. Около 3-х часов ночи выходит и начинает вокруг собора ходить: то камушки собирает, потом их переносит, то опять на место кладет. И все это имело особенное значение. В обители издавна существует предание о том, что в 3 часа ночи здесь Матерь Божия является. Валаамский старец иеромонах Памва, по сохранившимся рассказам, неоднократно пюхтицким сестрам о том же говорил: «В 3 часа ночи у вас в обители Матерь Божия всегда ходит».
Странным своим поведением мать Елена привлекала внимание: то вдруг закричит, то замашет рукой, то даже ногой топнет — и все действия ее при этом были резкие, стремительные...»
Блаженная Елена спала очень мало: ночью пела и читала псалмы. Псалтирь знала наизусть. Блаженная старица тщательно скрывала свои духовные дарования, крест юродства ради Господа она добровольно несла до конца своей жизни.
Все уже знали: где должно что-то случиться, она начинает ходить туда; где плохо - там всегда она. Она не просто ходила, она очищала эти места молитвой. Она была до самой смерти рясофорной послушницей, все привыкли к её чудачествам. Сестры рассказывали, что когда она жила в Гефсиманском скиту, взяла раз клобук, разрезала наметку на полосы, заплела косой и так ходила.
К прозорливой старице часто обращались за духовным советом, многих блаженная старица утешала, одним предсказывала будущее, других вразумляла и обличала. Так, схимонахине Сергии она предсказала регентство — дала ей как-то ржавую вилку, держа ее вверх оставшимися двумя зубцами, как камертон, сказав при этом: «Бери, бери, тебе пригодится!» Очень скоро ту сестру перевели со скотного двора и назначили регентом.
Той же сестре как-то сказала: «Умрешь, тебе и «Святый Боже» не пропоют...» Расстроилась сестра... Умерла она на Пасху, и по уставу при отпевании пели пасхальные песнопения.
Следует отметить, что существует великая опасность, подстерегающая тех, кто удостаивается Дара Святого Духа прозорливости — это возрастающее почитание верующих людей, которые через них, получили исцеление, духовный совет или предостережение. Поэтому блаженная Елена, памятуя о том, что она лишь орудие в руках Божиих, «проводник благодати Божией», с кротостью говорила тем, кто просил её молитв и благословение: «Есть матушка, есть батюшка, а я кто такая?» Но при этом часто уступала просящим, и после второй- третьей просьбы могла и благословить.
Схимонахиня Елена (в 1947 году - послушница Ольга) вспоминала, что в 1947 году, только поступив в монастырь, пришла она с новоначальной сестрой Домной к старице Елене за благословением съездить домой за одеждой. Блаженная Елена тогда тяжело болела, ухаживала за ней её келейница пожилая монахиня Серафима (Димитриева). Когда послушница Ольга робко попросила благословения на поездку, то в ответ дважды услышала: «Есть матушка, есть батюшка, а я кто такая?» Лишь, после того как келейница вступилась за молодых послушниц, у которых не было теплой одежды и вещей для работы, и стала упрашивать блаженную старицу благословить их, старица Елена смягчилась и ласково сказала:
«Пусть едут с Богом, путь едут!». Вспоминает схимонахиня Елена: «Как только она эти слова произнесла, как камень с души упал, стало так легко и хорошо».
Из воспоминаний монахини Димитрии: «Мать Елена была великая прозорливая старица. Имея дар прозорливости, она видела человеческую душу - обличала и тайные помыслы. Мы были счастливые. Однажды иду я со скотного, а она жила тогда в домике у калиточки, увидела меня, открыла окно и говорит: «Мария, не осуждай!» И, правда, так и было. Скажешь: «Мать Елена, простите, помолитесь» - и сразу же станет легче».
Из рассказа схимонахини Сергии о блаженной старице: «Один раз иду я со скотного, а мать Елена увидела меня, подбежала, смеется, дала мне камешек и побежала дальше. Была она настоящая постница. Бывало, идет из Гефсимании, говорю: «Мать Елена, покушать хотите?» А она: «Молчи, молчи, ничего мне не надо»... Мокрая, грязная всегда. Скажешь ей: «Мать Елена, благословите постирать вам!» - «Не надо, не надо, я так буду ходить». Она не имела ничего лишнего из одежды, было у нее только самое необходимое...
Мать Елена любила меня. Когда я еще на скотном жила, иду, бывало, в ограду, она подбежит ко мне, засмеется и что-нибудь даст».
Блаженная Елена, помня слова святых отцов о том, что молитву гасит объедение, всегда довольствовалась малым. Преподобный Иоанн Лествичник писал: «Усохшая плоть не даёт вместилища бесам». Матушка Елена являла собой образец нестяжательства, доброты и прямодушия. Митрополит Сурожский Антоний рассуждая о монашестве, отмечал, что нестяжательство заключается в том, чтобы ни к чему не быть привязанным и ни от чего не зависеть.
Приведём свидетельство схимонахини Фотины о прозорливости блаженной старицы Елены: «...Вскоре после войны блаженная Елена одному нашему священнику предсказала, что он епископом будет (Архиепископ Таллиннский Роман, (†1963)). Как назначили его благочинным в 1949 году, она говорит: «А что? Еще и епископом будет!» И на следующий год он стал епископом...»
По свидетельству сестёр, когда повсеместно закрывались монастыри, блаженная старица предсказала, что Пюхтицкий монастырь не закроют, она предсказала и пожар на скотном дворе, заметив при этом: «Послушание и в огне не горит!»
Перед войной во время грозы ночью загорелся старый двор, необходимо было спасти животных. Старшей на скотном монахине Авраамии с трудом удалось вывести всех коров, потом она вспомнила, что в небольшом отсеке остался маленький теленочек. Накрывшись одеялом, она бросилась в пылавший двор и вывела теленка - только кончик хвоста у него обгорел, как рассказывали потом сестры. В ту ночь монахини и вспомнили слова блаженной Елены: «Послушание и в огне не горит!» (Монахиня Авраамия была много лет старшей на скотном дворе – по свидетельству сестёр, она была образцом послушания.) Всем стало ясно, почему блаженная Елена ходила ночами вокруг скотного двора - молилась, чтобы скот не погиб. (В том же году усердием благодетелей был построен новый каменный скотный двор.)
После этого события ежегодно 10 августа в монастыре совершается крестный ход вокруг Успенского собора с чтением молитвы иконе Божией Матери «Неопалимая Купина». Монахини благодарят Господа, что все в ту ночь остались живы и скот не погиб.
По рассказам монахинь, перед войной, когда блаженная Елена жила в Гефсиманском скиту, она часто ходила в соседнее село Яама и все крылечки в домах выметала. В войну всю ту деревню выселили, а потом она сгорела - так блаженная предсказывала приближавшуюся беду. Впоследствии Гефсиманский скит закрыли, и все сестры пришли в монастырь.
Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Когда покроет тебя тьма окаянного - сомнение, уныние, отчаяние, смущение, тогда призови только всем сердцем сладчайшее имя Иисуса Христа, в Нем ты все найдешь и свет, и утверждение, и покой, найдешь в нем самую благость, милость, щедрость, все это найдешь в одном имени заключенным, как бы в какой богатой сокровищнице».
Острой болью в сердце подвижницы отзывались разрывы на полях сражений, старица непрестанно молила Господа, чтобы Он приблизил час победы над захватчиками. Милосердная душа блаженной сопереживала молодым сестрам, на долю которых выпало столько трудностей в годы войны, она молила Спасителя, чтобы Он поддержал их в годину испытаний, не дал впасть в уныние, дал силы выполнять тяжёлые работы. Молились и другие престарелые насельницы. Их молитвами и держались изнурённые тяжким трудом, голодные, страдающие от недосыпания сестры.
Из воспоминаний схимонахини Фотины: «В войну опасались, что молодых будут увозить (угонять на работу в Германию). За мной приехала из деревни крёстная. Перед отъездом пошла я к матери Елене и сказала: «Вот еду домой!» Она вздохнула только и говорит: «Ох, только вещи взад-вперёд возить!» И действительно, очень скоро я возвратилась: нигде себе места не находила.
Когда нас эвакуировали летом 1944 года в посёлок Альба под Таллинном, мать Елена выехала вместе с сёстрами (не все выехали, а часть сестёр)... Мы жили там в школе и на целый день уходили работать к владельцам хуторов – эстонцы нуждались в работниках, а тогда как раз убирали хлеб. Каждый день перед чудотворным образом служили молебны с акафистом Божией Матери, а по воскресеньям и праздникам службы совершались нашим священником отцом Александром. Вставали в 4 часа утра на полунощницу, в 8 часов шли работать – убирали хлеб, молотили. С пашни приходили в 11 часов вечера.
В сентябре помогали эстонцам убирать картофель. За это нас кормили, давали каждой по мешку картофеля в день, и мы привозили на общую трапезу для старых сестёр. Уже глубокой осенью вернулись в монастырь.
Мать Елена тогда всё молчала – ни слова никто от неё не слышал...»
Из воспоминаний монахини Наталии: «Когда я только в монастырь поступила в 1947 году, я на кухне жила, а мать Елена с матерью Асенефой в домике у калиточки, и она часто приходила на кухню. Придет, раскроет все двери, ходит и поет, тропари, стихиры поет - на память все знала. Однажды пришла к нам на кухню и говорит: «Девочки, живите в монастыре, не заводите подруг. Кто подругу заведет в монастыре, всех святых забудет, только будет угождать своей подруге». Это ее слова: «Пускай в монастыре все будут для тебя равны - все равные»».
10 ноября 1947 года, прожив в святой обители около 60-ти лет, блаженная старица Елена отошла ко Господу. По свидетельству сестёр перед смертью блаженная Елена говорила им: «После меня мать Екатерина остается... А после матери Екатерины никого не будет вам».
Похоронили старицу Елену с северной стороны монастырского кладбища недалеко от Никольской церкви. По сей день приходят верующие со своими нуждами на могилку к старице, просят её молитвенного предстательства перед Господом, и по вере своей получают просимое.
Рассказывает монахиня Надежда: «Почти полвека прошло с тех пор. Однажды иду я со скотного и слышу крик с кладбища, думаю: «Кто так страшно кричит?» Прихожу, а там больная лежит на могилке матери Елены - лежит и кричит сколько есть силы, и ее рвет... Потом больная ушла в кусты, приходит на могилку другая, и ее тоже рвет - и обе кричат, что есть силы. Я поняла тогда, что мать Елена великая была».
Издавна считалось, что если и после смерти подвижника чудеса исцеления и скорая помощь по молитвам праведника не прекращалась, значит, велика его молитва перед Господом, близок час его прославления.

Недалеко от Пюхтицкой обители в месте, где из Чудского озера берет начало река Нарва, по промыслу Божиему, отцу Василию Борину* (†1994) надлежало восстанавливать Ильинский храм в деревне Васкнарва. Ему, как и Пюхтицким блаженным были чужды гордость и тщеславие, по своему глубокому смирению он не полагался только на свою силы (в противном случае он мог впасть в уныние, глядя на руины церкви, которую ему предстояло восстановить). Зная, что велика сила молитв Пюхтицких блаженных стариц, он часто посещал места их упокоения, чтобы испросить их молитвенного предстательства перед Господом. Для восстановления каменной церкви нужны были кирпич, доски, помощники. Отец Василий часто приезжал в Пюхтицу. Шёл на монастырское кладбище, молился на могилке блаженной старицы инокини Елены: «Старица Божия, помоги мне. Мне нужны и доски, и кирпич, а взять негде, помоги мне». Позже подходил с той же просьбой к могиле монахини Екатерины. И по вере своей всегда получал просимое. К октябрю 1978 года Ильинский храм в Васкнарве был восстановлен.
Своим духовным чадам отец Василий говорил: «Трудно будет – пойдите на могилку блаженной Елены, помолитесь, попросите, и Господь по её молитвам даст вам. Я когда был в скорби, в беде, нужде, когда бы к ней ни приходил, она мне всегда помогала».
Одна из духовных дочерей подвижника была свидетельницей того, как по молитвам блаженной Елены отцу Василию выдали цемент, хотя первоначально работника склада заявили, что цемента нет, из-за этого стоит строительство школы и больницы. Отец Василий спокойно ответил, что этого не может быть: «Я перед отъездом сюда заезжал в Пюхтицы, молился блаженной Елене, а она мне всегда помогает. Цемент для меня должен быть!» - и сел на стул. Чуть позже подошёл ещё один сотрудник склада, и, узнав о случившемся, спросил протоиерея Василия: «Может, это для тебя в тупике стоит вагон с цементом, в котором не хватает двух тонн? Давно идёт тяжба по этому поводу».
Отец Василий радостно воскликнул, что блаженная Елена его никогда не подводила, и он берёт цемент, и готов оплатить недостаток. Когда цемент привезли в храм, то оказалось, что там не было недостатка, а наоборот - избыток.
Из рассказа игумении Варвары (Трофимовой): «Часто отец Василий через нас – мимо Пюхтицы – проезжал. Зайдёт, бывало, на монастырское кладбище - и прямехонько на могилки к матушке Елене да к матушке Екатерине, блаженным нашим, и просит: «Старицы Божии, помогите мне. Я сейчас к матушке игумении пойду, у неё поклянчу немножко...
Вот по-простому поговорит на могилочках, помолится... И мне всё расскажет: «Матушка, уж так просил, так просил стариц Божиих...»
Я говорю: «Ну, батюшка, вас Господь не оставит».
-Вот, матушка, еду, там кирпич обещали, там немного дощечек... А ты мне что-нибудь дашь?
-Дам, батюшка, обязательно.
-Матушка, мне нужны леса. Развалы разбираем, внутри надо почистить, всё отсырело... Столько лет снег, дождь... Лет тридцать храм стоял открытым...
-Батюшка, не беспокойтесь, всё дадим, наш шофёр и отвезёт.
Вот так отец Василий и начинал. А как пошло дело! Он всё расчистил, заново заложил фундаменты трёх алтарей... Я много раз приезжала к нему и радовалась.
Днём работает, а вечером всенощную служит, со своими богомольцами молится. Никого у него в помощниках не было. Ни второго священника, ни дьякона. И причащал, и отчитывал, и молебны служил, и соборовал - и все один. Народ к нему пошёл. Приезжали из Петербурга, из Москвы – отовсюду, везли вещи, иконы, материалы, появились портнихи, маляры, штукатуры, повара... Кто шьет облачения, кто стряпает, кто штукатурит, красит, кто дрова пилит. Нашлись и художники, которых он сразу поставил орнаменты расписывать, а в дальнейшем приступили и к настенной росписи в Никольском приделе.
Отец Василий хотел, чтобы все «как по-старому было». Нашел старинные фотографии, у нас в монастыре тоже кое-что нашлось... «У меня будет церковь только трехпрестольная!»- говорил он».
Главный престол — в честь пророка Божия Илии, левый — во имя Святителя Николая и правый — во имя Иоанна Крестителя.
15 октября 1978 года митрополит Алексий совершил освящение Никольского придела восстановленного из руин Ильинского храма в Васкнарве. Отец Василий прослужил в этом храме до самой кончины, наступившей 27 декабря 1994 года.
Из воспоминаний игумении Варвары (Трофимовой): «Я очень любила отца Василия, просто преклонялась пред его мужеством и любовью. Это был истинный пастырь, духовный подвижник. Он горел весь. Привлекала в нем честность, прямота, подлинная открытость ближним. Если попросишь его о чем-нибудь — он, кажется, всю душу тебе готов отдать. И все от Бога полученные таланты вкладывал в Божие дело, в церковь».
26 августа 1999 года по благословению митрополита Таллиннского и всея Эстонии Корнилия был возобновлен Крестный ход из Васкнарвы (Сыренца) в Пюхтицу.
После кончины отца Василия в Ильинской церкви не было постоянного священника. Храм и хозяйственные постройки нуждались в капитальном ремонте. В сентябре 2002 года по ходатайству Владыки Корнилия вышел Указ Святейшего Патриарха Алексия Второго об открытии в Васкнарве Ильинского скита Пюхтицкого монастыря. К празднику Рождества Пресвятой Богородицы в скит были посланы из обители первые сестры. По милости Божией, началась реставрация храма и ремонт хозяйственных построек. (К 2005 году храм приобрел свой первоначальный вид – светлого трехпрестольного храма, а ранее в 1978 году был восстановлен лишь один придел, окна купола были закрыты потолком и сам купол был меньших размеров. )
2 августа 2005 года в Васкнарве в Ильинском скиту Пюхтицкого монастыря после капитального ремонта был освящен правый придел храма в честь Иоанна Крестителя. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, чин освящения храма совершил митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий*** в сослужении многочисленного духовенства.



* Священник Василий Борин
Приведём отрывок из статьи в эстонской газете «Северное побережье»: «Отец Василий Борин незадолго до своего переезда с Псковщины в Эстонию видел сон - некто пришел к нему и сказал: «Начинай восстанавливать разбитую церковь в Сыренце!». Приехав в Таллиннское епархиальное управление представиться митрополиту Алексию**, отец Василий сказал: «Владыка, не посчитайте это за неуместную шутку. Видел я сон, якобы посылают меня восстанавливать церковь в каком-то Сыренце. А где это? И что это такое?». Улыбнувшись, митрополит Алексий ответил: «Так Сыренец в моей епархии. Это село называется теперь Васкнарва. Вот и хорошо, очень хорошо, я вас и направлю туда». Поначалу было очень трудно отцу Василию. Село разбито в войну, сохранилось только несколько зданий. Рядом с развалинами каменного храма стояла маленькая деревянная церковка, где отец Василий служил. Господь наделил его даром исцелять болезни душевные и телесные - он отчитывал людей, имел на это благословение ныне прославленного преподобного отца Симеона Печерского. К отцу Василию в Васкнарву приезжало много людей, надо было их где-то размещать, поэтому он возвел несколько построек. Для восстановления каменной церкви нужны были кирпич, доски, способные трудиться люди. Пюхтицкая обитель помогала всем, чем могла...»

** Епископ Таллиннский и Эстонский Алексей (Ридигер) 29 июня 1986 года был назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским с поручением управлять Таллиннской епархией. 7 июня 1990 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви митрополит Алексий был избран на Московский Патриарший Престол. Интронизация состоялась 10 июня 1990 года.

*** Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий (в миру Якобс Вячеслав Васильевич) родился 19 июня 1924 года в Таллинне, в семье полковника царской армии, после революции оказавшегося в Эстонии. В 1943 году окончил гимназию и служил псаломщиком в церкви Рождества Богородицы в Таллинне. 19 августа 1945 года архиепископом Таллиннским и Эстонским Павлом (Дмитровским) рукоположен во диакона. 8 февраля 1948 года епископом Таллиннским и Эстонским Исидором (Богоявленским) рукоположен во иерея и назначен настоятелем храма Марии Магдалины в Хаапсалу. В 1951 году заочно закончил Ленинградскую духовную семинарию. В 1951-1957 гг. - состоял в клире Вологодской епархии.
27 февраля 1957 года отец Вячеслав был арестован за «антисоветскую агитацию» (хранение книг религиозного содержания, беседы с верующими). 16 мая 1957 года Вологодским областным судом осужден по статье 58-10 ч. I УК РСФСР на 10 лет. Заключение отбывал в политических лагерях в Мордовии (Дубравлаг). 12 сентября 1960 года по определению Верховного суда срок снижен до 5 лет. По решению Верховного суда Мордовской АССР от 7 сентября 1960 года освобожден условно-досрочно. Реабилитирован 14 октября 1988 года. В ноябре 1960 года отец Вячеслав вернулся в Эстонию и был назначен настоятелем храма Иоанна Предтечи в Таллинне.
20 июля 1990 года, на первом заседании Священного Синода под руководством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II был назначен епископом Таллиннским, викарием Святейшего Патриарха. 21 августа 1990 года пострижен в монашество в Успенском Псково-Печерском монастыре с именем Корнилий, 6 сентября 1990 года возведен в сан архимандрита.
15 сентября 1990 года - хиротонисан во епископа Таллиннского в Александро-Невском кафедральном соборе... В связи с решением Священного Синода о предоставлении Эстонской Православной Церкви автономии стал Предстоятелем Эстонской Православной Церкви с титулом епископ Таллиннский и всея Эстонии. В 1995 году - возведен в сан архиепископа. 6 ноября 2000 года - возведен в сан митрополита Таллиннского и всея Эстонии.



Блаженная старица Екатерина
(1889-1968)

««Агница Твоя, Иисусе, (имя святой мученицы) зовет велиим гласом Тебе, Женише мой, люблю,/ и Тебе ищущи страдальчествую,/ и сраспинаюся, и спогребаюся Крещению Твоему,/ и стражду Тебе ради,/ яко да царствую в Тебе,/ и умираю за Тя, да и живу с Тобою;/ но яко жертву непорочную приими мя,/ с любовию пожершуюся Тебе.// Тоя молитвами, яко Милостив, спаси души наша». (Тропарь общий мученице, глас 4)


Матушка Екатерина родилась 15 мая 1889 года в Финляндии, в крепости Свеаборг, в семье военного инженера Василия Васильевича Малков-Панина. Василий Васильевич являлся выдающимся военным инженером, одним из непосредственных создателей (автором проектов наряду с известными профессорами Буйницким и Величко) фортификационных сооружений крупнейших военных укреплений России. Мать Екатерины, Екатерина Константиновна, была дочерью купца 1 гильдии, владельца Красносельской писчебумажной фабрики Константина Петровича Печаткина.
В семье было шестеро детей. Екатерина Константиновна готовила детей к светской жизни и её пугала «чрезмерная религиозность» старшей дочери. Екатерина очень любила посещать святую обитель, находивщуюся недалеко от их усадьбы. Девочка отличалась добротой и отзывчивостью, часто заступалась за прислугу, ей приходилось быть посредником между матерью и работниками, случалось, что выслушивала долгие упрёки, прежде чем получала просимое.
Семья военного инженера сначала жила в крепости Свеаборг, а затем переехала в Гельсингфорс (Хельсинки). В 1898 году Василий Васильевич Малков-Панин получил назначение в Главное инженерное управление, которое находилось в Петербурге, и семья покинула Финляндию. Спустя некоторое время семья перебралась в Гатчину, где в это время открылось Реальное училище.
Катя с сестрой ходила в гимназию, а братья - в реальное училище. Из воспоминаний брата Екатерины, Георгия: «Гатчина была выбрана моими родителями по ряду причин. Наша семья привыкла жить в небольшом городе, где дети могли заниматься спортом. Гатчина со своими замечательными парками была в этом отношении очень подходящей. Квартиру с садом и всеми службами сняли на Багоутовской улице — гатчинском «Невском проспекте»... Жилье располагалось недалеко от вокзала Варшавской железной дороги. Моему отцу на поездку в Главное инженерное управление в Инженерном замке требовалось меньше времени, чем на поездку туда с любой окраины Петербурга. Мне до Реального училища... нужно было 20 минут». (В мае 1904 года Георгий Васильевич Малков - ¬Панин закончил Гатчинское реальное училище первым учеником первого выпуска. В награду он получил роскошно изданное сочинение князя Ухтомского «Путешествие в Японию Цесаревича Николая». Книгу он получал лично из рук императрицы Марии Федоровны в Гатчинском дворце...)
В начале двадцатого века Екатерина училась на естественном факультете Бестужевских курсов, по окончании курсов в 1912 - 1913 годах работала в Энтомологическом обществе. В 1914 году Екатерина поступила на курсы сестер милосердия и одновременно стала работать в бесплатных городских больницах, позже работала в тыловом госпитале, затем перевелась в летучий отряд Георгиевской общины, сестры милосердия которого оказывали помощь раненым бойцам, которых выносили с поля боя.
Из воспоминаний схимонахини Серафимы (Демор): «Еще молодой девушкой во время Первой мировой войны она отправилась медсестрой на фронт, где ухаживала за ранеными, вынесенными прямо с поля боя. Здесь лицом к лицу она увидела человеческие страдания и смерть. Всё это окончательно отторгнуло её от светского образа жизни.
В 1919 году с семьей она отправилась в Нарву (Эстония была тогда уж самостоятельной страной), где нанялась к состоятельным людям в служанки и на работу в огороде, специально, чтобы приучить себя к физическому труду и подготовить себя к жизни в обители.
Недалеко от города Нарвы находится и город Йыхви, где в посёлке Куремяэ устроена на Святой горе обитель – Пюхтица. Сюда-то и направилась молодая 33-летняя послушница. У ворот монастыря ей повстречалась группа послушниц, идущих на полевые работы. Одна из них посмеялась над Катей, что она в шляпке, тогда Катя подошла к этой незадачливой послушнице и надела ей свою шляпку со словами: «Мне она больше не нужна, а вот тебе пригодится!». Что и сбылось в дальнейшем – послушница, не выдержав испытания, вернулась в мир.
Так, с первого своего шага в Пюхтицкой обители проявился чудесный дар блаженной матери Екатерины. В дальнейшем она усердно трудилась на всех послушаниях, исключая неожиданно некоторые (например, не хотела косить траву, вероятно из жалости к живой природе, к созданию Божию). Но во всех своих делах и поступках часто она казалась очень странной и сопровождала свои действия тирадой загадочных, несвязанных слов, из которых часть была обращена к конкретному лицу и событию. Что в точности сбывалось по её намёкам и предсказаниям...»
В число послушниц Пюхтицкого монастыря Екатерина была принята 5 июля 1922 года. С первых дней своей жизни в монастыре Екатерина стала вести себя необычно, странно, по временам юродствовала, но не совсем еще явно. Вскоре ее перевели в Гефсиманский скит. Она любила трудиться, добросовестно старалась исполнять послушания, но у нее все получалось необычно. Часто ходила босая, или в чулках, чаще всего в тапках, сшитых из сукна. В монастыре ей давали сапоги, но блаженная Екатерина дарила их верующим. Зимой блаженная надевала валенки, но не обшитые кожей.
Однажды в суровую погоду она шла в тапках по двору монастыря. Одна сестра, увидев ее в таком виде и сжалившись над ней, предложила: «Мать Екатерина, можно, я вам валенки дам?» Та остановилась, посмотрела на нее пристально. «Ну что ж, можно, - сказала, подумав, и, отойдя немного, обернулась и спросила: - А они не обшиты кожей?» - «Задники обшиты». – «Не возьму!» - «Почему, мать Екатерина?» «Потому что надо подставлять свою кожу, а не чужую», - сказала она.
Часто блаженная исчезала и подолгу не возвращалась. Так, однажды она отправилась в лес за грибами и несколько дней не возвращалась. За ней послали сестер, они нашли ослабленную многодневном постом подвижницу в шалаше на Красной горке, недалеко от деревни Яама. (Маленький, сплетенный из ветвей шалаш был наполнен грибами, они поместились в нескольких корзинах.)
Однажды блаженная Екатерина семь дней строго постилась (не ела и не пила), свидетельницей этого подвига была одна из монахинь, в её келье жила блаженная старица все эти дни.
Надолго запомнился насельницам монастыря поход блаженной Екатерины в поисках «старого стиля». После этого «похода» ей пришлось просить прощение у всех сестер. Это случилось тогда, когда Церковь в Эстонии перешла на новый календарь, в это время Эстония ещё не была присоединена к Советскому Союзу, и между государствами существовала граница. Пограничники задержали монахиню на советской территории, они требовали уплатить штраф, в противном случае грозили тюрьмой. Такой крупной суммы в монастыре не было, пришлось написать письмо брату блаженной Екатерины, он и выслал деньги. Пока шло расследование, подвижница томилась в заключении. ( Как знать, может быть, горячая молитва блаженной приблизила время «возвращения старого стиля» в монастырь.)
В начале Отечественной войны Гефсиманский скит был ликвидирован. Все скитянки вернулись в монастырь, а матушка Екатерина в 1942 году была отпущена домой ухаживать за больными престарелыми родителями, которые жили в Таллинне. (Родители Екатерины переехали в Эстонию в 1919 году.) В 1942 году она похоронила мать и осталась жить со своим отцом. В Таллинне блаженная Екатерина посещала подворье Пюхтицкого монастыря и предсказала (почти за 20 лет) его закрытие. В 1947 году подвижница похоронила своего отца и вернулась в монастырь. (Родители монахини Екатерины - Екатерина Константиновна и Василий Васильевич похоронены на Таллиннском Александро-¬Невском кладбище.)
10 ноября 1947 года скончалась Пюхтицкая блаженная старица Елена, и блаженная Екатерина стала ее преемницей: взяв на себя самый тяжелый подвиг, начала открыто юродствовать.
Избранница Божия, водимая Духом Святым знала, что вся её дальней жизнь будет сопряжена с большими скорбями, но она верила, что Господь не оставит её, ведь без Божией помощи нести этот крест невозможно. Святые Отцы говорили, что не было бы скорбей, не было бы и спасения. Преподобный Никон Оптинский говорил: «В скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подает силу легко переносить, даже не замечать их».
Одевалась матушка Екатерина своеобразно: летом ходила в черном хитоне, в белом апостольнике, поверх которого надевала черную шапочку или черный платок. Зимой на хитон надевала какую-либо кацавеечку легкую, иногда подпоясывалась белым платком. Теплой одежды (пальто и платков) не носила. По ночам блаженная всегда молилась.
Блаженная старица Екатерина советовала послушницам: жить просто, не осуждать других. Говорила, что причина осуждения – невнимательная духовная жизнь. Всех призывала бороться с гордыней, смиряться. Говорила, что гордость – поглотитель всех добродетелей. Учила старица и бережливости, сама относилась с благоговением ко всему, что даровал Господь, она в частности так говорила о воде: «За каждую каплю ответите».
Монахини вспоминали, что матушка Екатерина иногда налагала на себя особый пост, объясняя это тем, что собирается умирать, и обычно это было к смерти одной из сестер. Сестры заметили, что если блаженная говорила, что строго постится, потому что готовится к постригу в мантию, значит, вскоре должен был состояться чей-то постриг.
Из воспоминаний монахини Г.: «Один раз весь пост она лишь святую воду да частицы просфор вкушала, а в Страстную пятницу при всем народе яичко выпила. Кто же после этого поверит, что она постилась! Так она и делала, чтобы не замечали ее подвигов и считали просто глупой».
О приезжих богомольцах она говорила: «Странники Божии – к Матери Божией приехали!» Народ шел к матери Екатерине нескончаемым потоком. Многие приезжали в обитель специально, чтобы повидаться с ней. С каждым годом их число возрастало. На имя настоятельницы монастыря поступало много писем с вопросами к матери Екатерине и с просьбами помолиться. С приходящими к ней мать Екатерина вела себя по-разному: с одним говорила иносказательно, а кое с кем – и просто; с некоторыми подолгу беседовала, а других сразу же с гневом выпроваживала. Души людские были открыты ей. Приносимое ей почитателями тут же раздавала. Денег у себя не держала ни копейки, но раздавала с большим рассуждением».
По словам Иоанна Лествичника: «Кротость состоит в том, чтобы при оскорблениях от ближнего, без смущения и искренно о нем молиться». Блаженная Екатерина была кроткой и милостивой, она прощала всех, кто недоброжелательно относился к ней. Она молилась за тех, кто её недолюбливал, понимая, что Господь попустил это ради того, чтобы она молилась о спасении душ заблуждающихся, чтобы духи злобы отошли от обидчиков, сердца наполнились любовью к ближним, и вернулась к ним благодать Божия.
Когда одна из недоброжелательниц (монахиня средних лет) умирала в больнице от гнойного аппендицита, и врачи не в силах ей были помочь, блаженная горячо молилась о спасении её души. Она призывала молиться и других сестёр: «Молитесь! Молитесь! Мать Н. умирает! Она не готова! Молитесь...» По молитвам подвижницы монахиня Н., к удивлению врачей, выздоровела.
Преподобный Никон Оптинский говорил: «Гонения и притеснения полезны нам, ибо они укрепляют веру». Преподобный Симеон (Желнин) отмечал: «Желающий спасти свою душу должен помнить, что спастись невозможно без скорби и искушений, а посему и должен благодарить Бога за всё скорбное... Скорби есть по преимуществу удел спасающихся последнего времени: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14, 22)».
По свидетельству схимонахини Серафимы, не все сестры любили мать Екатерину за её прямоту. Часть сестёр настояла на том, чтобы блаженную Екатерину отправили в психиатрическую больницу. Врачи не признали её больной, но в палате её сильно избили больные, научаемые бесовской силой. («И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10,28).)
Вернувшись из больницы, матушка Екатерина поселилась в богадельне. Вспоминает одна из старейших насельниц монахиня Н.: «Когда я замещала старшую в богадельне матушку Капитолину, часто видела, как мать Екатерина уходила ночью молиться в поле. Придёт под утро вся мокрая. Почти никогда по ночам не спала, молилась. Или встанет ночью в 12 часов, помолится в углу, а потом к каждой кроватке подходит и поёт: «Се, Жених грядет в полунощи» - тихо так поёт вполголоса.
Монастырский сторож послушница А. рассказывала, что видела, как однажды подвижница холодной январской ночью, постелив на снег одеяло, всю ночь молилась.
Рассказывая о подвижнице, сестры вспоминали её замечательные большие серые глаза – иногда по-детски чистые, спокойные, ласковые, улыбающиеся, иногда серьёзные, строгие. Проникающие в самую глубь человеческих душ.
Духовник монастыря иеромонах Пётр (Серёгин) говорил: «...Отрешись от страстного омрачения своего ума и сердца и увидишь свет Божественный в себе, и на ближних твоих. Не забывай слова Апостольского: «Храм Божий вы и Дух Божий живёт в вас...» Именно этим и руководствовалась блаженная старица.
Имеется множество свидетельств о случаях исцеления по молитвам подвижницы. Мы приведем лишь несколько свидетельств из книги «Блаженные старицы Пюхтицкого монастыря»: «Сестра М. с тяжёлым заболеванием попала в больницу на длительный срок. Там она во сне увидела мать Екатерину, которая пришла к ней в больницу, благословила её крестом и сказала: «Я знаю, что тебе тяжело». Сестра М. проснулась и ощутила в душе благодатный мир. По истечении срока лечения в благополучном состоянии здоровья сестра М. вернулась домой. Спустя некоторое время сестра Г. рассказала ей: «Пришла я однажды к матери Екатерине, а она вдруг так строго и требовательно стала мне говорить: «Молись за М., ей тяжело в больнице. Ты должна за неё молиться!»»
По свидетельству сестёр, матушка Екатерина не благословляла обращаться к врачам. Вспомним слова святых отцов о том, что немощи подвигают нас к добру, и те, кто терпит их безропотно, просит Бога простить грехи и славит имя Его, помилован будет.
Рассказывает Мария из Кронштадта: «У меня болела нога, на ней были струпья, сыпь, нарывы - вроде экземы. Я поехала к матери Екатерине. Она велела снять чулок, посмотрела ногу и сказала: «Бог даст и пройдет!» Сняла с головы платок и повязала им мою ногу. Когда я приехала домой, нога стала чистой.
У мужа моего долго болело горло. Лечили его в Кронштадте, потом врачи направили его в Ленинград..., но и там ему не помогли. Поехала я в Пюхтицы. Вхожу к матери Екатерине, ещё не успела ничего сказать, а она спрашивает: «Как твой Иван там болеет?» «Горло у него болит», – отвечаю. – «Он ходит лечиться током?» «Да», – говорю. Тогда мать Екатерина послала к отцу Петру, чтобы он отслужил молебен. Возвращаюсь домой и говорю мужу: «Мать Екатерина не разрешила тебе лечиться током». А он отвечает: «А у меня ничего не болит, всё прошло уже!» А болел он долго, даже впал в уныние. И вот по молитвам матери Екатерины получил исцеление».
Из дневниковых записей духовника старицы иеромонаха Петра (Серёгина): «Юродство Христа ради или умышленная глупость. Этот вопрос хорошо разъяснила мать Екатерина. «Глупость есть грех, – сказала она, потому что человек не пользуется даром Божиим, закопав свой талант в землю, как ленивый раб». А о себе она сказала: «Я отказалась от своего разума, разумеется, для славы Божией, покорив Ему всю свою волю. Принесла жизнь свою в дар Богу. А Бог дарует человеку благодатный дар высшего рассуждения и прозрения. Откровение же Божие получается через молитву».
Позже духовник блаженной запишет в своём дневнике: «Ведение о мире и человеке надо искать, не в человеческих суждениях, а в откровении Божием, через чистую совесть. Ибо всё человеческое страстно, а совершенное получаем от Благодати Божией!»
Подвижница сумела очиститься от страстей. Можно предположить, что именно за великое смирение, детскую веру, простоту и незлобие она удостоилась даров Святого Духа – прозорливости и дара исцеления.
Иоанн Лествичник говорил: «Незлобие есть тихое устроение души, свободной от всякого ухищрения. Правота есть незрительная мысль, искренний нрав, непритворное и неподготовленное слово».
В письме одной своей духовной дочери блаженная Екатерина писала: «Когда я отдала свой ум Господу – у меня сердце стало широким-широким...»
Отец Пётр, почитая великую подвижницу, принявшую на себя подвиг юродства Христа ради, говорил, что по силе молитвы она ему мать.
В заупокойном синодике митрополита Мануила (Лемешевского) (1884 - 1968) над именем матери Екатерины было написано: «Из тех, кто не желал быть прославленными».
О скромности блаженной старицы свидетельствует следующий случай. Одна из насельниц монастыря при встрече с блаженной Екатериной не могла сдержать покаянных слёз. Матушка сразу же стала серьёзной и сказала ей: «Перед иконой надо плакать!»
В пятидесятые годы будущая матушка Глафира пришла к блаженной Екатерине вместе со своей подругой, которая, как и она, мечтала остаться в монастыре на всю жизнь. Этой девушке блаженная сказала, что в монастыре она не останется, и прибавила странные слова: «Иди в матушки!» – «Матушки-то ведь – это монахини», – подумали девушки и остались в недоумении. Но спустя короткое время не принятая в обитель девушка поехала на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру, встретила там семинариста, который стал ее супругом, принял священство, – так она стала матушкой. А Глафире вскоре суждено было стать послушницей Пюхтицкого монастыря.
Однажды у одной женщины, которая была очень предана блаженной Екатерине, случилось несчастие: ее маленький сын упал с пятого этажа. Хотя мальчик дышал, врачи сказали, что вряд ли он выживет. Женщина стала кричать: «Мать Екатерина, помоги! Помоги, мать Екатерина!» – к удивлению врачей, мальчик выжил.
В начале 50-х годов служил в обители один иеромонах. Блаженная Екатерина носила цветной расшитый пояс, как у этого иеромонаха, и все не давала ему проходу: встанет во время службы напротив, у амвона, ругается и чудит. Вскоре этот иеромонах уехал в мир и женился, сняв с себя сан.
За много лет вперед прозорливая старица знала, кто станет Святейшим Патриархом. И владыке Пимену (Извекову), и владыке Алексию (Ридигеру) она предсказала Патриаршество.
Из рассказа схимонахини Серафимы (Демор): «Мать Екатерина могла предсказать дальнейшую судьбу человека. Так, например, когда в приходской церкви города Йыхви служил молодой, никому не известный иерей Алексий, она, входя в храм после службы, начинала петь: «Высокопреосвященнейший Владыко, благослови!» А батюшка, улыбаясь, с радостью выходил благословить блаженную. Всем это казалось шуткой. Но через много-много лет имя Первоиерарха нашей Церкви стало известно всем...
Мать Екатерина имела обыкновение утешать в скорбях. Раз она пришла в баню, где трудилась молодая послушница Валентина (в будущем – схимонахиня Валерия). И начала... рассказывать о чём-то, часто повторяя, как у неё закружилась голова, как она упала, и как много было крови... Когда наконец-то она ушла, Валя затопила печь в бане, и угорела от неё. Шатаясь, вышла на улицу, потеряла сознание и упала ничком на камень, сильно поранив лицо...
Мать Екатерину отличала удивительная любовь к сёстрам. Жизнь в обители тогда была суровая, и не всегда сёстры даже были сыты. Мать Екатерина выберется потихоньку в Йыхви, на деньги благодетелей накупит баранок, оденет их связками на шею... и затемно отправится из обители на покос. Косили сёстры далеко от монастыря, на покос ездили лошадями. Поэтому добираться до этого места надо было почти всю ночь. Рано утром сёстры выходят в поле косить, и вдруг видят, что через покос из леса мокрая по пояс от росы, вся унизанная баранками, улыбающаяся и искрящаяся любовью, идёт к ним мать Екатерина. То-то было радости от этих проделавших такой нелёгкий путь баранок!
Мать Екатерина могла предотвратить беду и оградить человека от опасности. Её слову доверяли и слушались совета. Так одну женщину (паломницу) мать Екатерина отговорила уезжать в назначенное время. И спасла тем самым её жизнь от аварии, так как автобус, на котором она собиралась ехать, разбился, и многие пассажиры пострадали...
Мать Екатерина несла непомерные подвиги поста и молитвы и отказывала себе во всём необходимом. Часто ночью её можно было встретить или около собора, или около источника Божией Матери, творящую молитву и умерщвляющую даже естественные телесные потребности. Подчас непонятно было где она жила, скитаясь по сестринским кельям, предсказывая своим появлением или переход в другую келью, или новые испытания.
Мать Екатерину очень почитали паломники и все миряне. Благодаря ей монастырь стал известен, так как многие ехали не просто в Пюхтицы, а к блаженной матери Екатерине».
В конце 1961 года, когда над обителью нависла угроза закрытия, блаженная Екатерина перед началом Великого поста 1962 года ушла в затвор, пребывала в посте и молитве до Пасхи... По её молитвам монастырь не закрыли.
Из воспоминаний монахини Е.: «Мать Екатерина спросила:
— Ты видишь, как святые идут в храм?
— Нет.
— А я вижу. Они приходят раньше людей. Идут, идут, друг за другом... Иди, иди скорей в храм, пока служба не началась.
Как-то зимой 1968 года я зашла к матери Екатерине, она меня спрашивает:
— Кто у нас игумен?
— Не знаю.
— Как же ты не знаешь, кто игумен? Кто помогает матушке?
Молчу.
— Вот кто игумен! – сказала она, указывая на портрет дорогого батюшки Иоанна Кронштадтского».
Однажды блаженной старице Екатерине было открыто, что во время службы сам святой праведный Иоанн Кронштадтский служил вместе с отцом Петром.
В апреле 1966 года архиепископом Таллиннским и Эстонским Алексием, ныне – Святейшим Патриархом, в Пюхтицком монастыре, келейно, в игуменских покоях был совершен постриг в мантию послушницы монастыря Екатерины с оставлением прежнего имени.
Последние годы своей жизни блаженная старица редко выходила из дому, больше лежала. Если вставала и где-либо неожиданно появлялась, то это было большим событием и значило, что в этом доме должно произойти что-то значительное.
Из воспоминаний монахини Г.: «...Это было в 1958 году. Много мне тогда доводилось быть с блаженной старицей. У неё была Иисусова молитва. Приду к ней – принесу обед или зайду спросить что-либо, а она лежит потихоньку, почти про себя: «Господи, Иисусе Христе...» Сколько раз так её заставала. Или слышу: «Господи, прости меня – прости всё!» С большим чувством это говорила и так учила. Апостол, Евангелие и Псалтырь всегда у неё были, и она часто их читала. Придёт кто-либо – вслух почитает, а одна – про себя читала... Часто слышала я от матушки в назидание: «Таково было сердце моё – всех утешать, а себя не жалеть!»
«Святые просили Бога не о том, чтобы Он отнял мучения и скорби, но о том, чтобы Он дал им терпение перенести их безропотно... Скорби... и мучения – это средства, это автомобили.. которые привезут нас в рай...» (Старец Ефрем Катунакский)
По рассказам монахинь, у блаженной старицы Екатерины постоянно было воспаление слизистой рта, она страдала хроническим насморком, в носу у нее были полипы, ей приходилось дышать ртом. Некоторые признаки говорили о болезни желудка, а почти постоянный приглушенный кашель – о болезни легких. Один Господь знал ее страдания, внешне она ничем их не выражала. В одном из последних писем блаженная написала: «Как легко взять на себя подвиг и как трудно его докончить…»
5 мая 1968 года, на празднование жен-мироносиц, матушку Екатерину приобщили Святых Христовых Тайн в последний раз. В этот день около умирающей старицы находились игумения Варвара, игумения Ангелина и благочинная монахиня Нектария.
«Мать Екатерина лежала на правом боку, покрытая мантией... В изголовье были положены Казанский образ Божией Матери, постригальный крест и свеча. По благословению настоятельницы из собора принесли чудотворный образ Успения Божией Матери, и им осенили умирающую.
По очереди стали подходить прощаться... Дважды прочли отходную, после чего сестра Е. стала читать акафист Казанской иконе Божией Матери... При чтении 13 кондака «О Всепетая Мати!» монахиня Екатерина тихо скончалась... Было 2 часа 19 минут по полудни...
После необходимого приготовления тела для положения его в гроб 12 уставных ударов большого монастырского колокола возвестили о кончине блаженной старицы. В 5 часов вечера гроб с телом почившей перенесли в собор, и сразу же была совершена первая панихида, после чего началась торжественное всенощное бдение на праздник святого великомученика Георгия Победоносца. После всенощного бдения снова была отслужена панихида, затем у гроба почившей началось неусыпное чтение псалтыри, которое прерывалось только службами и панихидами.
На другой день за литургией заметно прибавилось народу, а к вечернему богослужению храм был полон людей. После вечерней службы... многие остались у гроба на всю ночь и молились при чтении Псалтыри. На «славах» кафизм всенародно пели: «Со святыми упокой, Христе, душу рабы Твоея...»
Во вторник 7 мая после Божественной Литургии состоялся чин отпевания почившей старицы...
Погребена мать Екатерина у алтарной части Николо-Арсениевской кладбищенской церкви, с южной стороны». (Отрывок из книги «Блаженные старицы Пюхтицкого Успенского монастыря»)
По сей день монахини и паломники приходят на могилку блаженной Екатерины, чтобы испросить её молитвенного предстательства перед Господом. Имеются многочисленные свидетельства помощи подвижницы и после её блаженной кончины.
Рассказывает р. Б. Ф.: «По милости Божией в конце ноября 2007 года я с группой паломников из Риги приехала в Пюхтицкий монастырь. До начала вечерней службы было несколько часов, поэтому можно было сходить к Святому источнику. К тому же на следующий день мне очень хотелось причаститься, а в день причастия, как известно, не купаются, поэтому, не смотря на усталость, направилась к источнику в день приезда. (Ранее я слышала, что рядом с источником, есть купальня, вода в которой не замерзает даже в мороз, там круглый год происходят чудеса исцеления верующих.) В тот день был легкий морозец около -7 градусов. Путь лежал через монастырское кладбище, я в первую очередь решила отыскать могилку блаженной монахини Екатерины, чтобы испросить её молитвенной помощи. Могилку на заснеженном кладбище нашла сразу, дорожка к месту захоронения подвижницы была расчищена.
Рядом с убранной искусственными цветами могилкой у креста стояли свечи. Помолившись об упокоении души блаженной старицы Екатерины, я попросила её молитв , чтобы мне не испугаться в минусовую погоду погружаться в холодную воду. По молитвам матушки Екатерины на источнике окуналась, даже не думая о том, что вода холодная. Боялась лишь подскользнуться на обледенелых ступеньках, по которым предстояло спуститься в воду, крепко держалась за деревянный поручень. Холода я и не почувствовала. Трижды с молитвой окунулась и быстро оделась. Вода святого источника сняла усталость, я ощутила прилив сил, не вытираясь, быстро оделась и бодро побежала в гостиничный корпус, сама себе, удивляясь, откуда столько сил. Всё было замечательно, но когда я вернулась в келью, ощутила сильное головокружение. Нужно признаться, что сосуды у меня слабые, головные боли и головокружение бывает довольно часто. Пришлось вернуться на кладбище и просить молитвенной помощи блаженной.
Когда я набрала в ладони снег с могилки матушки Екатерины и умылась, стало значительно легче. А после того как я отыскала могилку блаженной матушки Елены, помолилась об упокоении её души, попросила молитвенной помощи и приложила снег с её могилки ко лбу, сразу почувствовала облегчение. В благодарность за помощь я зажгла свечи на могилках подвижниц, которые оставил кто-то из паломников ранее. (Небольшая свеча в пластиковом стакане у могилки блаженной старицы монахини Екатерины, рассчитанная на несколько часов, горела гораздо дольше обычного (часов 15), на следующий день, обнаружив это, я очень удивилась. Действительно, чудеса на могилке не прекращаются.)
Перед отъездом я набрала немного снега с могилок обеих подвижниц. Через несколько дней уже дома, я внезапно почувствовала невероятную тяжесть, плечи сковало, будто кто-то взвалил на них тяжёлый мешок, тут же стало ломить руки. (Так уже было несколько лет назад, легче становилось после прочтения акафиста святителю Николаю и псл. 90). В этот раз я сразу протёрла плечи и руки талой водой с могилок подвижниц со словами «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!». И боль моментально прошла. Слава Богу за всё!
Удивительно то, что в комнате на столе стояло несколько флакончиков с освященным маслом, Святая вода из Пюхтицкого источника, но я почему-то тут же схватила эту бутылочку, подсознательно надеюсь на скорую помощь подвижниц, могилки которых недавно посетила. Я неоднократно слышала, что перед прославлением святых Божиих по их молитвенному предстательству бывает особенно много чудес. Вероятно, скоро Господь прославит своих избранниц!

Упокой, Господи, души блаженной старицы Елены и блаженной старицы Екатерины, со святыми упокой, и их молитвами спаси нас!»



Духовные советы и наставления блаженной старицы монахини Екатерины

Гордость – поглотитель всех добродетелей.
У послушников должна быть не своя воля, а Божия!
Бог дарует человеку благодатный дар высшего рассуждения и прозрения. Откровение же Божие получается через молитву.
Обходитесь с ближними ласково, весело и с любовью... Служите им с любовью, кротостью и терпением... Вы тогда будете спокойны, когда будете иметь терпение, смирение и любовь.
Удерживай себя от гнева и раздражения. Приучайся прощать обиды...
Молодой послушнице, у которой часто менялось настроение, старица посоветовала: «Надо поставить себя твёрдо и работать над собой, чтобы подвиг твой был ко спасению».
При унынии старица советовала непрерывно повторять: «Господи, спаси мя, погибаю! Господи, спаси мя, погибаю!»
На вопрос: "Как спастись?" Блаженная Екатерина отвечала: «Живи просто. Старайся меньше осуждать. Осуждение – от невнимательной духовной жизни».



Блаженный старец Степанушка
(1870-1941)

О жизни блаженного старца известно очень мало. Блаженный старец Степанушка (в миру Стефан Антипович Крылов) до 40 лет был хорошим семьянином, работал, занимался воспитанием двух дочерей, а в 40 летнем возрасте решил изменить свою жизнь. Неподалеку от обители он построил себе маленький домик, там прожил до своей кончины. Ложем ему служил гроб; при входе в его жилище висела картина Страшного Суда. Старец часто странствовал, ходил в Иерусалим пешком, ходил по Принаровью, посещая храмы и деревни. Старец удостоился дара Святого Духа - дара рассуждения. Местные жители рассказывали, что благообразный старец был похож на древнего схимника. Многие приглашали его к себе в дом, старец заходил в избу, обратившись к иконам, долго молился вместе с хозяевами, потом сидя за столом, вел неторопливые духовные беседы.
Умер старец в 1941 году, его похоронили у самого входа на монастырское кладбище с правой стороны, место захоронения блаженного легко найти – у самой ограды справа у ворот небольшой кирпичный склеп-часовня.

Господи, упокой душу блаженного Степанушки, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Пюхтицкий духовник старец Петр (Серёгин)
(1895-1982)

«Истинный пастырь есть тот, кто может погибших словесных овец взыскать и исправить своим незлобием, тщанием и молитвою.
Кормчий духовный тот, кто получил от Бога и чрез собственные подвиги такую духовную крепость, что не только от треволнения, но и от самой бездны может избавить корабль душевный». (Преподобный Иоанн Лествичник)
«Всякий духовный наставник должен быть только слугою Жениха Небесного, должен приводить души к Нему, а не к себе». (Епископ Игнатий (Брянчанинов))


21 августа 1895 года в деревне Шуты Пензенской губернии Наровчатского уезда в благочестивой крестьянской семье у Димитрия и Евдокии Серёгиных родился сын, мальчика назвали Петром, в честь святителя Петра, митрополита Московского. С самого раннего детства родители прививали сыну любовь к Богу, в выходные и праздничные дни семья всегда молилась в храме Святой Троицы. Петр приучался с детских лет к церковному пению, его отец организовал церковный хор и сам управлял им. Пётр с детский лет мечтал посвятить свою жизнь служению Господу. Однако не решился без родительского благословения уйти в монастырь, по послушанию родителям женился на благочестивой крестьянке Анастасии Федоровне Куликовой. У Петра Дмитриевича было шестеро детей, он понимал, что семья – это малая церковь, и задача родителей привести детей ко Христу.
Известно, что с 1921 год по 1922 год Пётр Дмитриевич был псаломщиком, в 1922 году настоятель храма ходатайствовал о рукоположении его во диакона.
Запись из дневника отца Петра от 6 мая 1922 года: «Ходил в Пензу и был преосвященным Борисом рукоположен во диакона за поздней литургией в Петропавловской церкви в воскресенье 24 апреля. Слава Тебе Господи!»
13 апреля 1925 года диакон Пётр был рукоположен Преосвященным Филиппом во иерея. В мае отец Пётр запишет в своём дневнике: «Теперь я вступил на новый путь и подвиг царственного Священства. Мне дарованы Домовладыкой новые дары и таланты – для обращения и преумножения: горе мне, если не буду радеть!
...И сие чудо милосердия Божия – сей дар может быть за нерадение и отобран... Нет, Господи! Да не будет! Я немощен, но Сам Ты соверши силу Свою в моей немощи!
... первое, что необходимо, это – молитва. В молитве неминуемо сокрушение. В сокрушении я должен превзойти себя, ибо имею нужду приносить духовные дары и жертвы не только о своих грехах, но и о людских неведениях...»
В тридцатые годы, когда раскулачивали всех, кто имеет своё хозяйство, пострадала и семья отца Петра. В 1931 году арестовали матушку Анастасию, в то время, когда отец Пётр лечился в Пензе. А через год был арестован отец Пётр и его старший сын Василий. Отца Петра заключили в вологодскую тюрьму, после суда он отбывал наказание в лагере. Там вместе с другими священниками и монахами в невероятно тяжёлых условиях строил Беломоро-Балтийский канал.
После освобождения в 1935 году первое время работал на электростанции в селе Повелец на берегу Онежского озера. Вскоре в Повелец приехала и матушка Анастасия с детьми. Перед войной отец Пётр работал в плановом отделе на судоремонтном заводе. В 1941 году был призван в армию, прошёл всю войну, победу встретил в Будапеште.
Из воспоминаний Елены, духовной дочери иеромонаха Петра: «На мой вопрос: «Как же вы, батюшка, (на войне) стреляли?», он ответил: «Бог миловал, я этого не делал. Я работал на кухне, чинил сапоги, мог шить шинели и брюки. А, главное, тайно занимался своим делом: исповедовал и причащал людей». После войны служил в Петрозаводске...»
По милости Божией священник Крестовоздвиженского храма пригласил отца Петра служить в храме. В 1953 году Высокопреосвященный митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков) (†1955) (по просьбе эстонского архиепископа Романа (Танга) (†1963)) обратился к духовнику отца Петра, отцу Иоанну Цветаеву рекомендовать священника, который мог бы стать духовником Пюхтицкого монастыря. Отец Иоанн, знавший как никто другой о высокой духовной жизни отца Петра, благословил подвижника стать духовником Пюхтицкой обители.
В 1954 году митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий назначает о. Петра духовником Пюхтицкого женского монастыря. Отец Петр, оставив семью в Петрозаводске, отправился в монастырь. 1 октября 1954 года, сделав земной поклон у св. ворот, о. Петр ступил на монастырскую землю. Послевоенные трудности обустройства обители, налаживание ее духовной жизни легли на плечи о. Петра. Трудности закалили его, вскоре он стал врачевателем душ, пастырем и любящим духовным отцом насельниц Пюхтицкого монастыря и мирян.
Из воспоминаний схимонахини Серафимы (Демор): «...Принял отец Пётр пюхтицкую паству в своё любвеобильное сердце, и во время своей последующей жизни в монастыре был не только добрым пастырем и отцом, но и сердобольной матерью во дни скорбей и испытаний... Сестры сразу же почувствовали на себе невидимое попечительство и заботу о спасении душ, будто он взял на себя часть тяжести их немоты и пороков...
Сестры сразу заметили, что служит Батюшка не просто, а особенно горячо, возвышенно и молитвенно... Особо проникновенно служил Батюшка в Великопостные дни, сопереживая всем сердцем Евангельским событиям. Глядя на него, никакая душа не могла остаться равнодушной к страданиям Христовым и понимала, какой дорогой ценой мы искуплены от греха, тления и смерти...
Многие целиком доверялись Батюшке как духовному отцу. Всем известно, что монашеская жизнь особая. Каждая монашеская душа требует ухода за собой и «опекуна» - духовного руководителя... Как же счастливы были сестры, понимая, что к ним в обитель Господь прислал того, кто может провести душу через все жизненные испытания и ввести в Свет Христов... Конечно, не все способны идти путём полного послушания и отречения своей воли... Батюшка хорошо знал этот путь борьбы, прежде всего со своим греховным «я» и предлагал пройти им вслед за собой...»
В одной из бесед с сестрами духовник Пюхтицкого монастыря отец Пётр говорил: «... Мир существует для того, чтобы наполнили число отпавших ангелов в Царствии Небесном. Как наполнится это число, мир прекратит своё существование... Людям дан закон, руководствующий к этому. Кто исполнит Закон, тот наследует Царствие Божие...
В первые века христианства не было особого монашеского чина, были просто христиане, а теперь, хотя монахов много, но не все живут духовной жизнью.
Раньше были старицы, по старинным традициям воспитанные. А теперь – кто поможет молодым до этого уровня подняться, который был в старину? Вспомните предостерегающие слова блаженной матушки Екатерины о том, как оскудеет монашество. Всё изменяется, к сожалению, к худшему... Надо иметь собственное желание и большое стремление к ангельской жизни...
...Придёт время, когда тело превратится в прах, а душа перейдёт границу вечности, и в ней останутся привычки, желания, которые были во временной жизни... Чего добиваемся – это будет мучением для нас. Горе нам, если не исправимся... Это чудо Божие, что собрал нас Господь сюда, дал нам такое назначение и высокое призвание. Надо проживать каждый день в монастыре со страхом и благоговением...»
Приведем выдержки из дневника отца Петра:
«Но как мне трудно в одно и то же время быть и работником, и хозяином, и пастырем, и священнослужителем... Но еще труднее быть образцом во всем для всех... Да еще воспитание детей, семья... нет, совершенно изнемогаю... Господи, подкрепи меня, ибо без Твоей помощи теперь не могу жить и одного часа...»
«Наша наука — растить наш духовный сад, чтобы он приносил плодами не ядовитые грехи, а сладостные и благоухающие добродетели...»
«Священник должен быть: молитвенник непрестанный, проповедник неутомимый, Таин Божиих строитель»
Кроткий, смиренный, любвеобильный старец всю свою жизнь изучал человеческую душу, писал, говорил, наставлял падших на путь истинный, помогал людям найти Бога. Учил подвигом своей жизни молитве, воздержанию, посту, беззаветной любви к Богу и людям и служению им.
Однажды блаженной старице Пюхтицкого монастыря монахине Екатерине (Малков-Паниной) было открыто, что во время службы сам святой праведный Иоанн Кронштадтский служил вместе с отцом Петром. Иеромонах Петр был ее духовником, прозорливая блаженная старица очень почитала отца Петра, всегда о нем говорила: «Какой это великий светильник!».
Из воспоминаний духовной дочери иеромонаха Петра: «С 1954 года он жил в Пюхтице. Сейчас эта деревня называется Куремяэ. Он был, как известно, духовником Пюхтицкой обители (с 1954г. по 1970 год)... Очень много людей окормлялось у него... Он был наделен прозорливостью, даром исцеления, изгонял бесов. Благодарю Бога за то, что Он даровал мне встретиться с иеромонахом Петром... В 1966 году моя ленинградская родственница привезла меня в Пюхтицу и привела к отцу Петру. Он тогда еще не был монахом. И матушка Анастасия, его жена, была жива. (Матушка Анастасия скончалась в 1969 году, её похоронили на монастырском кладбище.) Его облик сразу поразил меня. Ему было уже за 70, но он показался мне необычайно красивым. Одухотворенное лицо, чуть волнистые серебристые волосы и яркие, голубые, совсем молодые, внимательные, светящиеся доброжелательностью глаза. Я вся была охвачена трепетом: ведь мне первый раз в жизни предстоял разговор со священником... Он стал моим духовным отцом. Пятнадцать лет я ездила к нему и в Пюхтицкий монастырь... Хорошо говорить с человеком, который до конца тебя понимает...
Однажды по молитвам батюшки произошло исцеление одной женщины, сотрудницы библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. У нее был рак пищевода. Ей предлагали операцию, но она считала, что та не принесет ей пользы. Спросила нас, примет ли ее отец Петр, ведь она лютеранка. Старец никому не отказывал и ее тоже принял. Советовал согласиться на операцию, сказал, что все будет хорошо, она умрет нескоро и не от этого. Все так и случилось. После операции врачи сказали, что произошло чудо... Встречи с ним – это самые счастливые часы моей жизни».
В 1979 году, за три года до смерти, благодатный старец принимает постриг.
Из воспоминаний духовной дочери старца Петра: «Мне посчастливилось проводить батюшку в последний путь. Когда я приехала в монастырь в августе 1982 года, он был еще жив, но лежал на смертном одре. Монастырский священник отец Димитрий... причащал его святых Христовых Таин... 15 августа 1982 года, в 16 часов 25 минут батюшка отошел в вечность. Видя его блаженное успение, мы плакали от горя. Я читала псалтирь. Плача от того, что лишились духовного отца и мудрого старца, мы в то же время и радовались, что Отец Небесный принял иеромонаха Петра в Свои небесные селения и теперь, как и некогда на земле, он предстоит у огненного престола Вседержителя с неотступной молитвой за всех нас.
Погребение батюшки совершилось накануне великого праздника Преображения Господня. На похороны приехали священники, духовные чада и все, кто почитал и любил батюшку. Погребение стало настоящим торжеством. Все чувствовали, что батюшка здесь, и ощущали действие его молитвы. Все ночи тело покойного находилось в Успенском соборе монастыря. Священники непрерывно служили панихиды, читали Евангелие. Руки батюшки были теплыми, живыми. От него исходил тонкий аромат розового масла. Многие произносили надгробные слова. Один священник, духовный сын батюшки, сравнил жизнь иеромонаха Петра с жизнью святого Марка Подвижника. И с этим нельзя не согласиться. Но мне думается, что по духу любви и мира батюшка был более близок к глубоко чтимому им преподобному Серафиму Саровскому, которого он вместе с преподобным Сергием Радонежским считал своим небесным покровителем... «Стяжи дух мирен, и тогда тысяча душ спасутся около тебя». И эти слова великого святого стали целью жизни иеромонаха Петра. Вот приехала молодая женщина. Она пережила трагические дни, как и Мария Магдалина, пребывая во грехах. Она больна гнусной болезнью... И батюшка исцеляет ее... Просто и без упреков... Эта женщина вернулась на путь истинный, на путь Божий. Это самая дорогая награда для старца.
Вот другая женщина. Ее жизнь сломана. Она лишилась работы, репутации, на руках малолетний ребенок. Она в отчаянии... Только слезы и слезы... День и ночь... Она едет к отцу Петру. Сколько любви в глазах старца! Сколько доброты и утешения! И ни слова о том, что все у нее будет прекрасно, как в сказке... Да она бы и не поверила! Но это будет так и не иначе! Старец знает это! И вскоре у бывшей страдалицы – работа в столице, квартира, прекрасное положение... Разве это не чудо? Да. За молитвы старца совершались многие и многие чудеса. Но он был строг и запрещал говорить о чудесах, совершенных по его молитвам. Батюшка учил страху Божию, покаянию и молитве. Был прозорливым.
Однажды, работая дома, я так устала, что легла спать не помолившись. И вижу во сне батюшку. Он в ослепительно белой льняной одежде... совершает молитву… за меня. Это был последний сон о старце. Вскоре батюшка умер, и остался этот сон для меня как завещание духовного отца о молитве... О покаянии нераскаянном, то есть постоянном, как учил великий старец».

Господи, упокой душу иеромонаха Петра, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания иеромонаха Петра:

Молитву гасит осуждение – плод превозношения и преддверие гнева. Оно связывает сердце и препятствует молитве. Самодовольство и похвала самому себе также гасят молитву.
Молитву гасят объедение, рассеянность в поведении, ласкосердие, собирание мимолетных, но частых удовольствий, засорение сердца разными недуховными удовольствиями, леность и нерадение о самой молитве, небрежение во время молитвы и вообще беспечность, бессмысленное поведение, осуждение.
Молитву созидает глубокая убежденность в том, что молитва есть жизнь души и без нее душа мертва, тщательное рачение о непрестанной молитве и благоговение к ней. Воздержание и трезвение тела (устранение всякой распущенности), молчание со скромностью в мыслях и поведении (что должно привести к смиренномудрию). Воздержание в речи... Недопустимо осуждение ближнего ни под каким предлогом, тем более открытое, в присутствии других (что граничит с клеветой). Молитва затухает тогда, когда бывает, засорен и осквернен внутренний храм, когда в нем нет благодати и благоговения.
Поверхностность и торопливость на молитве очень вредна и опасна. Небрежение удаляет страх Божий, без которого молитва невозможна.
Небрежение приводит к потере молитвы. В молитвословии опасны трафаретность, самотек, автоматизм, привычное нерадение. Каждая фраза, каждое слово молитвенного обращения должны быть для нас глубоко жизненны, должны произноситься с предельным вниманием, с приложением всех сил естества: всем сердцем, всем помышлением, всею душою, всею крепостию. Иначе обращение будет неполным, а молитвенная жертва порочной, не имеющей плода спасения.
Иногда бывает так, что человек во время молитвенного правила стоит и перебирает слова заученных молитв, а в это время в его ум врываются разные посторонние мысли о житейских делах и планах, воспоминания и заботы увлекают за собой сердце (чувство), и вместо молитвы он оказывается за занятием не только пустым, но и греховным. Конечно, это не молитва, а лицемерное празднословие перед Богом. Это бывает от малодушного, неполного, неискреннего обращения к Богу. Становясь на молитву, такой человек не расстался со своими пристрастиями и житейской суетой и не хочет понять, довести до своего сознания, к какому великому делу он приступает и к Кому обращается со своими молитвами. Это бывает тогда, когда перед молитвословием мы не имели полной решимости «отложить всякое житейское попечение», когда пристрастие к мирскому и тварному для нас дороже Господа Бога и Его Царства Небесного, в которое Он нас призывает, когда мы бываем ленивы на труд благочестия и отпустили свое сердце на самотек легких и дешевых удовольствий, когда к молитве приступаем неподготовленными, легкомысленно и небрежно.
К молитве же всегда нужно готовиться, хоть кратко, но решительно, чтобы душа и сердце встряхнулись до основания. Решимость обращения к Богу должна быть полная. На время молитвы мы без колебаний должны покинуть землю и обратиться всем существом к своему любвеобильному Отцу, иже еси на небесех (Мф. 6, 9), мы бесповоротно должны оставить мир прелюбодейный и грешный, разорвать с ним связи и подавить наши к нему влечения (похоти). Это хорошо выражено в словах священнической молитвы на литургии: «Тебе предлагаем живот наш весь (приносим всю нашу жизнь) и надежду, Владыко Человеколюбче». Мы должны всю силу жизни нашей вложить в любовь и принести к Нему как бедный дар Его безмерному и невыразимому человеколюбию.
Когда ум в молитве соединен с сердцем, бодрствует и следит за благоговением и чистотой сердца, лукавые духи не могут легко сеять свои пагубные плевелы в сердце человека или увлекать ум в парящие греховные мечтания, ибо тогда ум ... сам молится вместе с ним. Рассеянность есть признак нашей душевной лености и плод небрежения.
Посторонние мысли приходят на молитве по разным причинам: или вспоминается то, что понравилось, что когда-то повлияло на сердце; или сердце привлекают мысли по его настроенности; или естество наше, необузданное воздержанием, влечет сердце к греховным мечтаниям. Одним словом, сердце собирает себе суету и беззакония и рождает праздные или греховные мысли.
Для молитвы, да и, пожалуй, для добрых дел, требуются рачительная душевная сосредоточенность и постоянство.
Частая рассеянность и небрежение в молитвословии, кроме явной и тяжкой греховности в самих этих действиях, могут иметь и тяжелые последствия: измельчание сердца, то есть неспособность его к глубоким благоговейным переживаниям, и потворство своей сердечной лености. Все это может привести к постоянному и большему охлаждению души и омертвению ее.
Ты лишился молитвы через нерадение и небрежение, от которого впал в грех, убивший молитвенное дерзновение пред Богом. Вспомни, с какого момента прекратилась молитва, и какие были события, действия и переживания за это время. Уясни себе, что было особенно противно Богу в твоем поведении в этот период: движения гнева, пристрастия, злопамятство, обиды или движения каких-то других страстей. Найдя свои греховные ошибки, кайся в них и проси прощения (молись). Кайся и сожалей о лености, небрежении, нерадении, о нечистой совести и молись, как можешь.
Если еще нет молитвы, снова истязуй (испытывай) себя, стараясь вспомнить забытое в своем поведении, и опять молись о вразумлении, о помощи. Если нет молитвы, кайся в грехах забытых и неведомых (по неведению совершенных) и снова молись, как можешь. Докучай Богу — проси молитву.
Иногда бывает трудно молиться потому, что со словами молитвенными и Священного Писания не согласуются ни качество сердца, ни частные желания и стремления. Кроме того, и враг не дремлет, а, как злая хищная птица, всегда стремится... отнять (или не допустить до внимания) слышимые и читаемые священные слова, предлагая нам приятность суетных воспоминаний, мыслей и желаний.
Любовь к ближнему выражается во всех делах во благо ближних и в делах милосердия и любви к ним, и в молитве за них. На тех же делах милосердия и на молитве восстанавливается и самое сердечное чувство любви. Если мы желаем, чтобы чувство любви и блаженства было в нас беспрерывным и даже вечным, то и добрые дела наши по вере также должны быть беспрерывными и молитва беспрестанной. Поэтому о непрерывной молитве мы читаем и часто беседуем. Иногда мы жалуемся на то, что постоянство молитвы у нас нарушается необходимыми делами и разговорами. Но это происходит только тогда, когда увлекаемся ими до самозабвения, до забвения о Боге.
В нашей увлеченности проявляются наши пристрастия и страсти. Увлекаясь чем-нибудь, мы уже служим иному богу, а Богу истинному сердцем не предстоим. Все наши ежедневные дела могут быть и должны быть посвящены Богу, ибо и в них почти всегда проявляется любовь к ближним по заповеди. Если все, что для себя лично каждый из нас делает, будет выполняться с чистою совестью, это не отлучит нас от Бога и молитвы. Разговоры наши также отвлекают нас от памяти Божией и от молитвы по причине нашей рассеянности. Если же, разговаривая с ближним, мы будем видеть в нем не предмет приятного развлечения или неудовольствия, а образ Божий, то это сообщит нашей беседе необходимую трезвость и воздержание. Если собеседник бывает с нами единоверным и единомысленным, это послужит нам к укреплению веры, любви и молитвы. Если бы говорящий с нами оказался оскудевшим в вере, и тогда мы должны обращаться с ним, как с образом Божиим. В этом случае тайная молитва нам крайне необходима для укрепления в себе веры и для благотворного воздействия на собеседника. Сущность тайной непрестанной молитвы во время разговоров заключается в вере и любви сердца, изливающихся в словах беседы.
Часто нас обременяет рассеянность при исполнении молитвенного правила, и усилия к сосредоточенности ума бывают малоуспешны и даже безуспешны. Еще труднее расположить сердце по содержанию молитвословий. Вся беда в греховном состоянии сердца. Рассудок подсказывает нам, что необходимо полное внимание к молитвенным словам, а от сердца исходят помышления (чувства) злая (Мф. 15, 18), то есть греховные, в виде желаний, несовместимых с молитвой, или греховные и суетные воспоминания пресекают молитву. Происходит это оттого, что в течение дня мы слишком много уделяем внимания и места в нашем сердце греховным и суетным желаниям и стремлениям. Молитва восстановится в грешном сердце только тогда, когда человек осудит в себе грех до отвращения к нему и прибегнет к искреннему покаянию. Постоянное же уединение ума и сердца, как это должно быть при непрестанной молитве, произойдет только при чистоте сердца или глубоком молитвенном покаянии в обнаруженном грехе души своей.
Нет молитвы в душе потому, что в сердце нет желания молиться. А желания молиться, стремления к богообщению нет потому, что сердце увлеклось чем-то тварным, недостойным. Чем же? Исследуй сам. Вспомни, что сказал Господь: Кто любит отца или мать … сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня (Мф. 10, 37), то есть, недостоин присутствия Божия. Чему же ты «удостоил» себя? Присутствию вражию через суету или прилепление к чему-нибудь тварному? Проснись: без искренней молитвы нет жизни.
Усиленная молитва и со стороны человека совершенная молитва бывает тогда, когда в нее вложено все сердце, вся жизнь молящегося. Большее же совершенство есть действие благодати Божией.
Если замечается рассеянность из-за посторонних помыслов, требуется строго углубленное внимание к словам молитвенного обращения, вплоть до личного нравственного анализа их, с воспоминанием своей нечистоты и недостоинства. Полное участие сердца в молитве возможно, если Царствие Божие избрано сердцем как единое и единственное сокровище, а Бог – как единый источник жизни. Рассеянность помыслов иногда бывает от пристрастий сердца к окружающим тварным предметам, от неудовольствия, гнева и легкомыслия, когда внимание не управляется рассуждением и ум остается «беспризорным».
Невидимая брань в том и состоит, что христианин подавляет в душе и теле своем греховные поползновения... молитвой и другими благодатными средствами: покаянием, причащением, воздержанием и прочими...
Различные грехи по-разному действуют на сердце человека. Грехи гордости, превозношения, неудовольствия, гнева и им подобные подавляют и исключают из сердца молитву. А грехи сласти, пристрастий, тщеславия отводят ум и сердце в греховные мечтания и тем самым также лишают душу молитвы...
Сойди вниманием в сердце свое и старайся непрестанно молитвенно предстоять там Богу, не допуская туда пристрастий к тварному и помышлений о суете мирской. Под пристрастием можно разуметь и раскрытие сердечного «вкуса» к чему-нибудь тварному, которое нам нравится.
Истина только в том, что мы в красоте и целесообразности (гармонии) природы видим премудрость и славу Божию, и сами прославляем Его.
В пути и за несложной работой, при свободном уме и при желании во всякое время можно каждый свой вздох посвятить Господу с молитвой Иисусовой: «Сыне Божий, помилуй мя грешного». Эта краткая молитва удобно сочетается с ритмом дыхания: первые два слова – вдох, последние три – выдох. Слова произносятся тайно – умом.
Если хочешь пребывать в непрестанной радости, то постоянно помни о Боге, не согрешай и непрестанно с умилением молись Богу.
Человек может острейшим и сильнейшим оружием имени Иисуса Христа очистить сердце от грехов и страстей, и благоговейным умом прилепляясь к сердцу, совершать службу светлости и жизни. А если в сердце будет жертвенник – там будет и приемлющий дары.
Если же грех и страсть вскрыты и осознаны как неестественное и болезненное состояние души и в молитве действует покаянное сокрушение, то через покаянную молитву благодать исцеляет в душе и на сердце греховные язвы. Если грех осознан как язва и душа отвращается его, а молитва отводит человека от греха, и слезы погашают страсть, то грех становится уже менее прочен в душе, ибо святые отцы говорят: чего не хочет душа, то непрочно в человеке. Разжигание и углубление страстей (плотских и духовно-гордостных) под предлогом молитвенного делания и есть прелесть. И если цель умно-сердечной молитвы есть сокрушение и плач о грехах, то только в этих условиях покаянного сокрушения и слез, молитва бывает истинной и всем доступной. Она будет просвещать совесть, укреплять волю на борьбу с грехом, сохранять человека в состоянии страха Божия и умиления.
Молись постоянно, пока владеешь сознанием, кроме сна. Если это выполнишь, то будешь молиться и подсознательно. А затем будешь молиться (сердцем) даже во время сна, то есть буквально непрестанно. Но, прежде всего, необходимо соблюдать общие всем известные правила молитвы: не празднословить в рассеянности, не осуждать, не гневаться, не иметь пристрастий и прочее. Молитва бывает иногда и формальной (фамильярной), если человек молится сознательно и с некоторым участием сердца, но без страха Божия и без чистой духовной любви, то есть без благоговения, когда сердце всецело не принадлежит Богу или по находящейся в нем сласти душевно-плотской, или по гневу и злобе. Молитвенное состояние есть показатель общего состояния души: здравия или неблагополучия... Если человек чист и находится в Господе, то Сам Дух Святый в нем молится воздыханиями неизглаголанными (Рим. 8, 26). Близость наша к Богу (родство) заключается в Его образе в нас и в уподоблении Ему добрыми делами...
Для молитвы непрестанной требуются два условия: благоговение и постоянство.

(Всю жизнь иеромонах Пётр (Серёгин) вел духовный дневник. Схимонахиня Серафима (Демор) и монахиня Иоанна (Отрошко), прочитав все 55 тетрадей, решили для духовной пользы верующих расположить его высказывания по темам, озаглавив «Лестовка». В 2007 году этот материал был опубликован в книге «Светильник под спудом» (486 стр.).)


Библиография

Святой праведный Иоанн Кронштадтский. «Моя жизнь во Христе», Москва, 2004.
Преподобный Иоанн, игумен Синайской горы. «Лествица». Сергиев Посад, 1908.
«Пюхтицкий Успенский женский Монастырь». Москва. Изд-во «Новости»,1991.
Патриарх Алексий II «Православие в Эстонии». Москва,1999 г.
Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий «Пюхтицкий Успенский женский монастырь. История обители» http://www.orthodox.ee/index.php?d=pyhtitsa/pyht
Святейший Патриарх Алексий: «Проблема патриаршей преемственности решена каноническим правом» http://pravoslavye.org.ua/index.php?r_type=&action=fullinfo&id=6617
«Алексий Второй Патриарх Московский и всея Руси. Библиографическая справка». http://www.aksobor.ru/poslan.php
Иеромонах Константин (Новгородцев). «О монастырских традициях (Пюхтицы)» Газета «Мир и Православие» №6 (75), июнь 2004.
«Интервью игуменьи Варвары, настоятельницы Пюхтицкого православного женского монастыря». «REGNUM-Балтика» http://www.regnum.ru/news/532645.html
«Блаженные старицы Пюхтицкого Успенского монастыря». Свято-Троицкая Сергиеева Лавра, 1998.
«Отец Василий Борин». Москва. Изд-во Православного Братства Святителя Филарета Митрополита Московского, 1997.
«Светильник под спудом. О духовнике Пюхтицкого женского монастыря иеромонахе Петре (Серёгине)». Авторы-составители: Схимонахиня Серафима (Демор), монахиня Иоанна (Отрошко). Изд-во «Воскресенье». Санкт-Петербург, 2007.
«Пюхтицкая игумения». Журнал «Балтика», 2,2005. http://www.baltwillinfo.com/mp7-05/mp-07.htm
Вл. Илляшевич. «Монахиня Екатерина (Малкова-Панина). Журнал «Балтика», 7, 2006. http://www.baltwillinfo.com/baltika/306/sobesednik/s02.htm
Нина Воропаева. «Подворье у истоков реки Нарвы». Эстонская газета «Северное побережье». 2003.
http://rusarhiiv.pohjarannik.ee/print.php?sid=3993
М. Михайлова. «Три ступени до Царствия Небесного» http://www.hot.ee/palomnik1/pspb.htm
Сайт «Душевный лекарь Иоанн» http://www.ioann.ru/?partid=4
Иеромонах Андрей (Иванов). «Возвращение Святыни земли Эстонской». .Православие.Ru 2005. http://pravoslavie.ru/put/051116143236
«Предстоятель ЭПЦ МП Митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий » (Биографическая справка) http://www.orthodox.ee/index.php?d=arhierei/biogr

Об авторе все произведения автора >>>

Девятова Светлана, Москва

e-mail автора: svet7777@narod.ru
сайт автора: Свет

 
Прочитано 8567 раз. Голосов 10. Средняя оценка: 4.9
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
инна паншина 2011-02-09 19:52:36
прочитала с восторгом. божественно
 
читайте в разделе Поэзия обратите внимание

О творчестве (реплика в сторону)... - Георгий Тюрин

Пятая лампочка (притча) - Богданова Наталья

Не суди - Надежда Тычкова

>>> Все произведения раздела Поэзия >>>

Поэзия :
Ви - свідки Мої - Лілія Мандзюк

Поэзия :
Лишняя. - Светлана Синькова

Поэзия :
Иисус и Самарянка. - Светлана Камаскина

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Поэзия
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100