Для ТЕБЯ - христианская газета

Все побеждает любовь
Драматургия

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Все побеждает любовь





Omnia vincit amor *

или Запретная любовь


Драма о любви

Пьеса о любви немолодых и уже состоявшихся людях. В молодости они любили, но жизнь развела их. Через тридцать лет они встречаются, и оказывается, юношеские увлечения не прошли бесследно, вновь вспыхнули чувства. Он священник – вдовец, а православная церковь не разрешает священнослужителям второй брак.
Действующие лица:
Василий Даниилович Покровский – православный священник, около 50 лет.
Юлия Иннокентьевна – доктор философии, около 50 лет.
Агафья Ермиловна – вдова священника, мать Василия, - 75 лет.
Елена – дочь Василия, учительница, 23 года.
Анна Герасимовна – соседка Покровских, около 60 лет.
Михаил – недавно освободившийся из тюрьмы, около 30 лет.
Врем я – наши дни.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
1. Гостиная. Обстановку не назовешь современной, хотя в комнате есть все необходимое. Большой обеденный стол со стульями, старинный книжный шкаф и горка для посуды. В углу стол с компьютером. В красном углу икона, перед ней светится лампада. На стене в раме фотография старика - священника, несколько волжских пейзажей. За окнами многоэтажные дома. В комнате вдова священника Агафья Ермиловна вяжет шарф. Внучка Елена, тихо напевая, сидит за компьютером. Входит сын Агафьи, отец Елены – священник Василий.

ВАСИЛИЙ. Добрый вечер! Все уже в сборе. (Подходит к матери, целует). Как самочувствие – давление мерила?
АГАФЬЯ. Спасибо. Погода не капризничает и самочувствие нормальное. Что так поздно?
ЕЛЕНА. Сто сорок на сто. Для бабушкиного возраста отличное.
ВАСИЛИЙ. Всё компьютер мучаешь?
ЕЛЕНА. (Щелкает клавишами компьютера). Опять никто ничего не прислал! (Тихо напевая, продолжает путешествие по Интернету и останавливается на религиозном сайте). Папа! Глянь, какие заманчивые знакомства предлагают!
ВАСИЛИЙ. Не достает мне Интернета.
ЕЛЕНА. Посмотри! (Читает вслух несколько объявлений). Из нашего города. 45 лет. В Господе – 12. По характеру спокойная, терпеливая, любимый праздник – Рождество. Мужем и детьми не успела обзавестись. Выросла в интеллигентной семье. Интересная работа, широкий круг друзей долгое время заслоняли отсутствие личной жизни. Хочу познакомиться с достойным верующим человеком, не лицемером. Материально обеспечена. Как тебе?.. Еще. 48 лет. В Господе – 16. Молю Бога, чтобы послал мне семью. Очень хочется иметь семейный очаг… Бомжиха, что ли, к сорока восьми годам не обзавелась очагом? Нам не подходит.
ВАСИЛИЙ. Не богохульствуй!
ЕЛЕНА. Интернет, богоугодное дело. Церкви и религиозные организации не публиковали бы объявлений. Люди ищут общения, делятся наболевшим.
ВАСИЛИЙ. В церкви со священником можно поделиться.
АГАФЬЯ. Отец дело говорит, займись чем-нибудь полезным. Нечего надсмехаться над людскими пороками. Дожили – предлагают себя по телевизору! Истинная христианка не станет предлагать себя.
ЕЛЕНА. Бабушка, сколько объяснять, компьютер не телевизор! (Продолжает терзать компьютер).
ВАСИЛИЙ. Чего лазаешь по сайту, – одного жениха тебе мало? Кстати, Александр пишет, когда приезжает?
ЕЛЕНА. В среду прилетает в Москву, сколько там задержится, пока не знает. Позвонит. (Нашла интересное объявление). Папа! Умоляю, подойти, посмотри!
ВАСИЛИЙ. (Подошел, читает.) 44 года. В Господе – девять. Православная. Добрая, отзывчивая и покладистая, хорошая хозяйка, пишу духовные стихи. Мечтаю познакомиться с добрым христианином для общения, а может и для создания семьи. В этой жизни не умею только лгать, играть в карты и рассказывать анекдоты… (Останавливается). Плохо, раз не умеешь рассказывать. (Продолжает читать). Люблю музыку: джаз и классику, пою, играю на фортепиано. Спокойствие, мир, уют – мое кредо. Верю в чудо, кто-то меня ищет. (Перестает читать, Елене). Для полного счастья в доме не звучит джаз. И фортепиано не хватает. Ты успокоишься? Сколько раз повторять – жениться мне не позволительно. Нечего возвращаться к этой теме.
ЕЛЕНА. Мама перед смертью завещала. Ты дал слово.
ВАСИЛИЙ. В те минуты ни о чем, кроме ее болезни, не думал.
ЕЛЕНА. (Встает из-за компьютера, обнимает отца). Не справедливо не позволять молодому вдовцу жениться. Ты ведь, папа, еще молодой у меня! В любом случае я тебя не оставлю! Всегда буду с тобой!
ВАСИЛИЙ. Спасибо, Алёна!
АГАФЬЯ. Справедливо – не справедливо, не нами заведено. Господу так угодно. У басурман четыре жены и еще женись сколь угодно. У нас свято берегут первую любовь.
ЕЛЕНА. На мирян почему-то не распространяется запрет жениться второй и третий раз. (Снова садится за компьютер).
ВАСИЛИЙ (уходит в конец комнаты, опускается на колени перед иконостасом, молится. Слышим лишь последние фразы). Во всех делах и словах руководи моими мыслями и чувствами! Не дай забыть, что все ниспослано Тобой! Господи! Научи разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не огорчать, никого не смущая! Руководи моею волею и научи надеяться, верить, любить, терпеть и прощать! Аминь! (Встает, ищет в шкафу книгу, находит и принимается листать).
Из прихожей слышится стук в дверь.
АГАФЬЯ. Герасимовна! Никак не приучу звонить. (Выходит и возвращается с пожилой полуслепой женщиной). Неделя не прошла, как писали.
АННА ГЕРАСИМОВНА. Тебе трудно? Просила Валентину – некогда говорит. Я, и конверт принесла. Маша адрес надписала.
АГАФЬЯ. Всех замучила. Ладно, садись, напишем. (Помогает сесть за стол, достает бумагу, ручку. Надевает очки).
ВАСИЛИЙ. Анна Герасимовна, как здоровье?
АННА. Молитвами Господу, слава Богу. Не жалуюсь. Вы здесь, батюшка, – не услышала. (Встала, подошла к Василию, целует одежду, он крестит её, что - то шепчет).
ВАСИЛИЙ. О Родионе ничего нового?
АННА. Ничего. Самому министру писали. Московское начальство осерчало, к телефону не подходит. Не понимают, как бьется сердце матери. По телевизору услышу: освободили пленного, сердце готово вырваться из груди. Жду, назовут Родю. Слышу другие фамилии.
ВАСИЛИЙ. Пропал без вести – не погиб. Ранен, в плен попал. Вернется Родион.
АННА. Ты, батюшка, не забудь Родю в молитвах. Молись за грешную душу.
АГАФЬЯ. «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой». (Деян. 16:31)
ВАСИЛИЙ. Постоянно молимся за воинов наших.
АННА (диктует). Маша все наши сбережения потратила на поездку в Чечню. Ваш человек по имени Иса, – у него один глаз, взял деньги, обещал устроить свидание с Родей, и сбежал. Маша вернулась ни с чем.
ЕЛЕНА. (Оторвавшись от тетрадей). Теперь кому пишем?
АННА. Кадырову. Чует мое сердце, не дошли наши письма. Перехватили.
ЕЛЕНА. Надеетесь, письмо дойдёт до него? Если и прочитает, верите, сможет найти Родиона или Ису? (Агафья делает знак рукой Елене не встревать в разговор. Дочь, не громко, продолжая печатать на ПК). Святая простота!
АННА. (Диктует). Вы найдите Ису, он знает, где держат майора Родиона Прохорова. Уверена, вы поможете, у вас тоже есть дети… Почитай-ка, на чем остановились.
АГАФЬЯ. Уверена, вы поможете, у вас тоже есть дети.
Звонит телефон, отец Василий поднимает трубку, Агафья продолжает писать.
ВАСИЛИЙ. (По телефону). Петя?.. Здравствуй!.. Выставка?.. Поздравляю! Не по сану посещать подобные вернисажи. Алене скажу... В Ватикане другие сюжеты... Здесь. (Маме). Мама, с Петром поговоришь? (Передает ей трубку.)
АГАФЬЯ. Здравствуй, сын! По голосу слышу – здоров. Как ребята? Катерина… Не зайдешь к матери, занят очень?.. Лидия Алексеевна рассказывает, видела тебя в сквере перед театром. С друзьями – безбожниками торговал непристойными картинами. Срамота! Не стыдно? Для этого учился? Хорошо получаются природа, цветы, их бы и рисовал. На пятачке не покупают, – сдай в магазин, на худой конец на базар вынеси... Жду вас. Храни тебя, Господь! (Василию). Будешь еще говорить? (Возвращает трубку сыну).
АННА. Ваш старший? Помню, красивые картины рисовал. У меня на кухне его подарок – букет роз. Маша все хочет забрать. Ты, говорит, все равно не видишь. А мне жаль – память. Потрогаю, и чувствую каждую веточку, лепесток. Стал знаменитым, и безбожные картины рисует?
ВАСИЛИЙ. (Оторвавшись от телефона). Разные. (Снова в трубку). Освятить? Пригласи отца Евлампия! Нет - Нет! Алена сходит на открытие, расскажет. Передаю трубку... С Богом! (Передает трубку подошедшей дочери). Во Дворце металлургов открывается персональная выставка Петра, приглашает.
ЕЛЕНА. (По телефону). Петр Даниилович, поздравляю! Читала в «Губернской газете» статью о завтрашней выставке. В учительской говорили, и по «Маяку» передавали.
АГАФЬЯ. (Отложив письмо). Безбожник! Считает себя христианином, а в церковь не ходит. Дома не молится. Рисует, видела бы что! Срамота одна!
ЕЛЕНА. (Мимо трубки). Петр Даниилович в Париже выставлялся, две его картины приобрел художественный музей.
ВАСИЛИЙ. В музей взяли реалистические пейзажи.
АГАФЬЯ. Как мы с отцом уговаривали пойти по семейной стезе! Ни в какую! – «На художника хочу учиться», вот и выучился. Всё Данила! «У сына талант, пусть учится». Выучили себе на позорище.
ЕЛЕНА. (В трубку). Просвещаю… Обязательно приду. Еще раз поздравляю с выставкой. До встречи! И я целую. (Опускает трубку). Петра Данииловича знают в Москве. В сегодняшней газете пишут, мэр в подарок от города распорядился выделить ему новую мастерскую. На последнем этаже дома, что построили на Набережной.
АННА. (Василию). Батюшка, благослови, и про Родю не забудь, помяни.
ВАСИЛИЙ. Молитесь, и Господь услышит молитвы. (Подходит к Анне, крестит. Агафья провожает её).
ЕЛЕНА. Не надоело комедию ломать? В ООН бы еще написали. Погиб давно Родион.
ВАСИЛИЙ. Тебе молодой не понять. Не принимает она смерть Родиона. Как ей скажешь правду?
ЕЛЕНА. Лучше обманывать. Отлично знаете, погиб Родион.
ВАСИЛИЙ. Ничего мы не знаем. В письмах смысл её жизни. Надежда. Родя не похоронен. Получили ведь второе извещение, что ошиблись при опознании. Теперь и в части считают: пропал без вести.
ЕЛЕНА. Пенсию оформить на погибшего сына не спешат. Вот и извинились. (После паузы). Папа, обвенчаешь в воскресенье молодую пару – дочь моих сослуживцев?
ВАСИЛИЙ. Разве не знаешь, надо записаться? Скорее всего, в ближайшее воскресенье вряд ли.
ЕЛЕНА. У них путевки за границу. Время не терпит, нужно обвенчать.
ВАСИЛИЙ. Приедут – обвенчаются. Без очереди не получится.
ЕЛЕНА. Сделай исключение. Я обязана матери невесты. Мне к отцу Евлампию идти с просьбой?
ВАСИЛИЙ. Думаешь, у него меньше венчающихся? И он не станет нарушать очередь.
ЕЛЕНА. Ни о чем нельзя попросить! (Обиженная выходит).
В прихожей звонят, возвращается Елена со скромно одетым мужчиной лет тридцати.
ЕЛЕНА. К тебе, папа!
МИХАИЛ. (К Василию). Батюшка, узнаете? Михаил Картузов. Второй отряд. Блок номер три.
ВАСИЛИЙ (дружелюбно). Как же, Миша, помню. Проходи, садись. Освободился? Слава Господу! (Пожимает руку). Поздравляю.
МИХАИЛ. Никого в городе не знаю, а ваш адрес дал капитан дежурный. «Учил вас помогать ближним, вот пусть и поможет». Обчистили меня. Всё с… свистнули и справку, и деньги. Менты послали обратно на зону. Пришел – не пускают, не положено говорят. На вокзале собирался покемарить, менты опять. Хиляй, говорят, отсюда, если не хочешь новый срок мотать.
ВАСИЛИЙ. Садись же! (Придвигает стул). Поздно. Начальства в твоем учреждении сейчас никого. Знакомых, говоришь, в городе нет... Переночуешь у нас. Утро вечера мудренее. (Кричит). Лена! (Входит дочь). Организуй Михаилу ванну. Пусть душ примет, найди ему что-нибудь из моего белья.
МИХАИЛ. Вы не беспокойтесь, одежа чистая. И сменка есть. Отдавали – провели санобработку на предмет вшей и разной нечисти.
Елена недоуменно смотрит на отца, идет в соседнюю комнату и возвращается с охапкой белья.
ЛЕНА. Вот кальсоны, отец давно их не носит, рубашка нательная. Все новое.
МИХАИЛ. Матушка, не стоит беспокоиться. Надену своё. На что летом кальсоны?
ЕЛЕНА. Какая я вам матушка! Еленой Васильевной можете называть. Пойдемте, все покажу.
Елена с Михаилом выходят. Василий звонит по телефону.
ВАСИЛИЙ (по телефону). Это отец Василий. Соедини, брат, с начальником... Дело такое… Сегодня освободился у вас Михаил Картузов. Обчистили его, украли деньги и справку... Приходил?.. Нет, не врет. Я вижу, когда говорят неправду... Будешь сменяться, доложи, что я звонил. (Опускает трубку, сам себе). Потом удивляются, высокий рецидив преступности. Ни уважения, ни доверия – врёт. (Возвращается Елена, набрасывается на отца).
ЕЛЕНА. С ума сошел! Бандита собираешься оставить? У него на лице написано – врет всё. Ждал денег дашь.
ВАСИЛИЙ. Деньгами тоже придется помочь. Куда ему без документов?
АГАФЬЯ. (Входит). Нельзя гнать человека на улицу, на ночь глядя. Коли отпустили, выходит, искупил вину. Где его положим? Ко мне в комнату или к Алене?
ЕЛЕНА. Ни за что!
АГАФЬЯ. Я перейду к Алене, у меня ляжет.
ЕЛЕНА. Оставишь в комнате зэка? У тебя там столько добра, не помнишь, где что лежит.
АГАФЬЯ. Не зэк, а человек. Оступившийся человек. Он покаялся, принял Господа. О нём Господь сказал «Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить её». (Откр.3; 8).
ВАСИЛИЙ. Что-нибудь придумаем, накрывайте на стол. (Собирается выйти, но задерживает телефонный звонок). Слушаю… Да… Какая Юля? Ничего не слышно, перезвоните, пожалуйста. (Опускает трубку, дочери). Не тебя ли? Какая-то Юля. Еще раз позвонит, поговори. (Женщины накрывают на стол. Возвращается Михаил, умытый причесанный).
МИХАИЛ. Как хорошо! В жизни не мылся в такой шикарной ванной! А шампунь! Запах – сказка!
АГАФЬЯ. И, слава, Богу! Садись, Миша, ужинать будем.
Телефонный звонок и Лена поднимет трубку.
ЕЛЕНА. Правильно… Василий Даниилович. Что вы хотели?.. Я дочь… В школе учились?.. Хорошо, скажу ему. Папа! Одноклассница Юля Матвеева желает тебя услышать.
АГАФЬЯ (недовольно). И вечером найдут!
ВАСИЛИЙ. (Входит, берет трубку). Слушаю… Юлька? (Удивлен, взволнован, меняется в лице). Откуда ты?.. В наш город… Профессор?.. Каких же наук?.. Я – священник. Продолжил семейную традицию… В храме Марфы и Марии. Знаешь?.. Конечно, хочу увидеть!.. Ресторан не по сану. Приходи к нам! Мама будет рада, с дочкой познакомлю… Да я, ради тебя, оставлю все дела!.. В восемь не поздно. В том же доме, квартире. Не забыла? С нетерпением будем ждать. Тебя тоже. (Опускает трубку, некоторое время молча переживает неожиданное известие). Мама, помнишь, Юльку Матвееву, в нашем дворе жила, в угловом подъезде? До десятого класса дружили, потом они уехали в Свердловск. Мама преподавала химию в нашей школе, а отец – домоуправ, забыл имя – отчество.
АГАФЬЯ. Иннокентий Павлович. Девчонок водил – помню, кто из них Юля, разве запомнишь?
ВАСИЛИЙ. Моего роста, с длинными каштановыми косами и зелеными сверкающими глазами, как у нашей Мурки. Представляешь, Юлька стала профессором? Философ. В наш университет пригласили на работу.
АГАФЬЯ. Своих профессоров не хватает?
ВАСИЛИЙ. Победила в конкурсе на должность заведующей кафедрой.
АГАФЬЯ. Ты чего так обрадовался, тебя пригласили профессором?
ВАСИЛИЙ. Юлька ведь! Юность моя. Любовь школьная,
АГАФЬЯ. Сколько их было у тебя!
ВАСИЛИЙ. Ничего не помнишь. Одна она у меня была.
ЕЛЕНА. Интересно, замужем?
АГАФЬЯ. Какая разница?
ЕЛЕНА. Действительно. Одноклассница для папы слишком стара будет.
ВАСИЛИЙ (дочери). Ты опять? Никак не угомонишься. Для меня все женщины в прошлом.
АГАФЬЯ. Слава Богу, понимаешь. (К Михаилу). Рассказывают, нынче в тюрьму повадились все кому ни лень – разные сектанты, адвентисты, мормоны.
МИХАИЛ. Я не в тюрьме был – в лагере. У нас говорят – на зоне. Святых отцов приходит достаточно. Даже иностранцы и все рассказывают о Боге.
АГАФЬЯ. Задавят иностранцы нас, православных, задавят. Наоткрывали церквей, сманивают молодежь. Теперь и до тюрьмы добрались. Посланцы сатаны!
ВАСИЛИЙ. Те, кто в тюрьму ходят, хоть Христа признают. А сколько расплодилось шарлатанов и самозванцев, новых мессий! Вот кто мутит бедный народ, разобщает православных!
МИХАИЛ. Я мало понимаю в церковных делах. Все рассказывают про Христа, призывают каяться и не грешить. Разве плохо? Многие зэки крестились, собираются выйти на свободу и завязать. Песни сочиняют про Христа и покаяние.
АГАФЬЯ. Господь все видит и воздаст каждому.
ВАСИЛИЙ. Михаил славился в колонии своими песнями.
МИХАИЛ. Зэки сочиняли. Я только пел.
ЕЛЕНА. И о чем же поют?
МИХАИЛ. Разное. Как вор раскаялся, душегуб просит прощение у матери. О продажном прокуроре.
ВАСИЛИЙ. Может, споешь что-нибудь, мама и Алена послушают. Не верят, что в песнях осужденные чаще раскаиваются, нежели гордятся своими подвигами.
МИХАИЛ. Сейчас, здесь? Вы даёте, батюшка!
ВАСИЛИЙ. А что? Алена, неси гитару, послушаем, пока на стол накрываете.
ЕЛЕНА (выходит и возвращается с гитарой). Надеюсь, песни пристойные.
МИХАИЛ. Без матерков. Все равно стесняюсь. (Берет гитару, перебирает струны).
ЕЛЕНА. Если пристойные, спойте. Послушаем.
ВАСИЛИЙ. Что ты, словно красна девица? Давай, не стесняйся!
Михаил начинает негромко. Поет что-то религиозно - блатное, возможно из репертуара Гинтаса Абариоса или радиостанции «Шансон». Тем временем Лена приносит посуду - тарелки, что-то из еды, все садятся за стол.
АГАФЬЯ. Со смыслом песня. Не то, что голопузые орут по телевизору.
ЕЛЕНА. Берет за душу. Прямо новелла. Кусочек жизни.
ВАСИЛИЙ. Помолимся! (Все встают). Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе, Царю Небесный. Дорогой Господь! Мы благодарим тебя за этот прекрасный день. Спасибо за освобождение Михаила. Спасибо, что не оставляешь нас своим вниманием. Прости за наши прегрешения. Благослови и раздели с нами нашу трапезу. Отче наш, иже еси на небесах, да святится имя Твоё; да приидет Царствие Твоё; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днес; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим: и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Яко Твое есть Царство, и сила и слава во веки. Аминь.
АГАФЬЯ и ЕЛЕНА. Аминь! (Все садятся, принимаются за еду).
АГАФЬЯ. Может по рюмочке, отметим начало новой жизни Михаила? Я достану.
ВАСИЛИЙ. Не против.
АГАФЬЯ. (Достает из шкафа бутылку красного вина, рюмки, поворачивается к Михаилу). Ты, наверное, водочки выпил бы. Нет у нас в доме.
МИХАИЛ. За освобождение выпью всё, что нальете.
ВАСИЛИЙ (разливает по рюмкам). Обойдемся без длинных речей. За твою новую жизнь, Михаил! (Крестит). Храни, тебя Бог!
ЕЛЕНА. Аминь!
З а т е м н е н и е

2. Кабинет отца Василия при церкви. Икона, огромный портрет Святейшего Патриарха всея Руси Алексия II, церковный календарь. На столе оригинальные часы, Библия и несколько священных книг. На книжной полке еще книги. Кабинет вначале пуст, Василий вводит Юлию, держит её за руку и никак не насмотрится.

ВАСИЛИЙ. Не могу поверить! Моя Юлька! Подросла немного, или мне кажется?
ЮЛИЯ. Померяемся! (Становятся спинами друг к другу, измеряют рост). Почти догнала.
ВАСИЛИЙ. Не забыла! (Поворачивает её к себе, держит за обе руки). Дай, насмотрюсь… Та же улыбка, зеленые глаза. Не изменилась!… Почему не писала?
ЮЛИЯ. Не решалась.
ВАСИЛИЙ. Изменница!
ЮЛИЯ. Возмужал… Облачение тебе идет.
ВАСИЛИЙ. Профессор... Не могу представить. Перед глазами девчонка с косичками! И вдруг вижу взрослую, уверенную в себе красивую женщину.
ЮЛИЯ. Не разочаровался? Тоже не могла представить взрослым… Тридцать лет прошло! Жизнь пролетела в одно мгновение. Всё будто вчера. Школьные вечера, свидания, ссоры, поцелуи.
ВАСИЛИЙ. Сейчас вижу, слышу прежнюю Юльку. Насмешницу и озорницу. Жаль, не подергать за косички.
ЮЛИЯ. Нет давно косичек.
ВАСИЛИЙ. Без них прическа великолепная. Если муж не запрёт в клетке, уведу! Тоже ученый?
ЮЛИЯ. Муж объелся груш. Долго рассказывать. Разошлись. Лет пятнадцать как. Сына одна воспитала, выучила. На «УРАЛМАШе» зам. начальника цеха. Женат, растет сын Лёнька – внук мой. Ты, слышала, отстаешь. Дочь только собираешься выдать замуж.
ВАСИЛИЙ. Надеюсь. Что мы всё стоим? (Садятся, Василий придвигается ближе к Юлии).
ЮЛИЯ. С женой, что случилось?
ВАСИЛИЙ. Радиации где-то схватила, заболела белокровием.
ЮЛИЯ. Москву, в Каширку возил?
ВАСИЛИЙ. Там и призвал Господь. Похоронили здесь, на родине, рядом с моими.
ЮЛИЯ. Прости, напомнила о печальном. Не подумала.
ВАСИЛИЙ. Ничего, отошел уже. Смирился.
ЮЛИЯ. Не попадет тебе, – принимаешь в храме? Я ведь по разным церквам хожу. Больше по протестантским. Религиозные течения изучаю. Православную церковь порой критикую.
ВАСИЛИЙ. Протестанткой не стала?
ЮЛИЯ. Для меня все христиане едины. Протестанты ближе к учению Христа.
ВАСИЛИЙ. Говоришь, протестанты привлекают. Ты-то против кого протестуешь?
ЮЛИЯ. Ни против кого я не протестую. Просто не принимаю разделения на католиков и протестантов, православных и старообрядцев. Конечная цель у всех одна, пути разные. Вспомни слова святого Августина: «В главном единство, в спорном – свобода, и во всем – любовь».
ВАСИЛИЙ. Заговорила словами заграничных проповедников. Образованная, русская… Должна понимать, всё это политика. Навязывание американского образа жизни, стирание национального сознания, традиций. Разрушение России.
ЮЛИЯ. Ой, Вася! Всё мы не о том. Столько лет мечтала увидеться! Сегодня не дождалась вечера – прибежала. Рад встрече?
ВАСИЛИЙ (целует ей руки). Конечно, Юленька! После вчерашнего звонка столько о тебе передумал, вспоминал школу. Ждал сегодняшнего вечера, волновался.
ЮЛИЯ. А помнишь, как ухаживал?
ВАСИЛИЙ. Конечно. Все помню. Не уехала бы, сегодня были вместе. С Ольгой моей жили счастливо, а ты продолжала сниться. Слышал голос, смех. Видел зеленые насмешливые глаза. Часто снится, как вместе делаем уроки, решаем уравнения по алгебре и рисуем пестики - тычинки … Встречаю из музыкальной школы… И ты, говоришь, вспоминала. Почему же ни разу не написала?
ЮЛИЯ. Ты тоже мог написать. Найти меня, при желании. Я не решалась. А думала о тебе часто. Увижу розы – обязательно вспомню тебя. Не забыл, как с Мишкой лазил через колючую проволоку в питомник за розами? Рисковал получить заряд соли в одно место. До сих пор огромные букеты перед глазами. А как пахли розы! После тебя никто больше не дарил таких букетов. Кому без меня носил розы – Светке?
ВАСИЛИЙ. Никому. И Мишка вскоре перестал лазить. Привязали огромного волкодава и пустили по проволоке вдоль забора... Всё помню.
ЮЛИЯ. Первое время, как переехали в Свердловск, жуть, как переживала! Вспомню тебя, наш двор, школу, и реву! Мама начала бояться, с психикой непорядок. Время лечит. Большой город, новая школа, подруги. Со временем успокоилась.
ВАСИЛИЙ. Сколько лет прошло, Господи! Все такая же красивая и жизнерадостная. Уехала, – год места не находил. Девчонки навязывали дружбу, а мне никто не нужен. Одноклассники потешались над моей верностью. Шлю тебе послание за посланием и никакого ответа. Прислала три письма и всё. Почему честно не написала: прощай Вася, я влюбилась.
ЮЛИЯ. Три письма, говоришь? Мне помнится – больше.
ВАСИЛИЙ. Замнем, как говорится. Скажи, лучше, как жила эти годы. Всё в Свердловске?
ЮЛИЯ. Там. Закончила философский факультет.
ВАСИЛИЙ. (Перебивает). Почему не педагогический? Ты же мечтала по стопам мамы пойти. Учить детей, нести им доброе, вечное.
ЮЛИЯ. В десятом увлеклась философией... Учу взрослых. Еще интереснее. Работа в школе во время практики очень понравилась. Однако когда предложили преподавать в Универе, выбрала высшую школу. Мамин педагогический опыт пригодился. Нашла себя в преподавательской работе и счастлива. Вижу в ней смысл жизни.
ВАСИЛИЙ. Можешь гордиться. Мечтала стать педагогом и стала. У меня получилось всё сложнее… Ладно, про меня потом. Рассказывай о себе. Замуж, конечно, вышла за однокурсника?
ЮЛИЯ. Как отгадал? На последнем курсе. После Универа его призвали на два года в армию офицером. Направили под Ленинград. В военном городке, вдали от цивилизации, делать мне было нечего. Читала лекции, бездельничала, каждую неделю ездила в город, сидела в Публичке, ходила по музеям и церквам. Днями пропадала в Эрмитаже. Бывала в костеле и синагоге, у буддистов. Не выгоняли даже из мечети. Как-то знакомая привела на праздник в лютеранский храм. Сходила еще раз. Строгость обстановки, величественные звуки органа, брали за душу, переносили в неведомый мир. Вдруг я поняла – вот, где присутствует Бог! Отсутствие икон, скромность напомнили страницы Библии. У католиков и в православной церкви настораживает богатство и театральность ритуалов. Люстры сверкают, отражаются в золоте, богатые одежды священников, вензеля, все ломится от золота. Разве народ, что ходит в строгую протестантскую церковь, не чувствует величия Бога? Обязательно священникам быть в дорогих, расшитых золотом парчовых одеждах?
ВАСИЛИЙ. Православным со времен принятия христианства исторически необходим красивый величественный храм, золотые одежды, театральность обряда. Позволяют забыть серую бесправную жизнь, заглянуть в будущее. Нужны и великолепные росписи храмов. Картины из Святого Писания, иконы святых – покровителей и защитников обездоленных. Они, как и светские герои, необходимы обществу. Кому-то необходимо являть пример для подражания.
ЮЛИЯ. (Не слушая Василия, продолжает). Все под многократное: «Господи, помилуй, Господи, помилуй!» (Поднимается, подходит к книжной полке, достает книгу Серафима Саровского, листает, находит знакомую страницу, цитирует). Страдание возвели в главную добродетель. Ни каких радостей – одно страдание! А еще твой старец Серафим Саровский писал: «Веселость не грех, – она отгоняет усталость, а от усталости, ведь уныние бывает, и хуже его – нет. Оно всё приводит с собою… Нет нам дороги унывать, – говорил он еще, – потому - что, Христос, все победил, Адама воскресил, Еву освободил, смерть умертвил». Почему в перестроечное время широкое распространение получили всевозможные протестантские церкви, открытые зарубежными миссионерами? В их доктринах объединение людей и призыв: радуйся, прославляй Христа, затем уже живи по его заповедям.
ВАСИЛИЙ. Эрудиции твоей позавидуешь! Забываешь об отечественных традициях. Воззрения иноземных богословов нам не приемлемы. Нонсенс, чтобы русскими душами занимались заокеанские проповедники. Православная церковь единственное, что осталось от российской истории, что сохраняет связь времен. Сегодня Россия ищет и никак не найдет национальную идею, которая вселила бы уверенность в будущее, сейчас нам не до духовного экуменизма.
ЮЛИЯ. (Ставит книгу на место, берет Василия за руку). Извини, Вася! Не собиралась спорить или учить. Спешила встретиться, думала, вспомним юность, школу, а разговор повернулся на серьезную тему. Хотела узнать, давно вдовствуешь, вспоминал ли меня.
ВАСИЛИЙ. Вот и рассказывала бы про себя, а то принялась учить православного священника в третьем поколении! Признайся, отчего с мужем разошлась? Тоже часто спорили?
ЮЛИЯ. Спорить – спорили. По философским вопросам, а разошлись элементарно. Пил. Служба в армии понравилась, решил остаться в кадрах. Поставили начальником гарнизонного Дома офицеров, работа – не бей лежачего. В безделье запил, закрутил романы с офицерскими женами. Плюнула я, и вернулась к родителям в Екатеринбург. Поступила в аспирантуру, засела за кандидатскую, благо материала в Ленинграде набрала с избытком. Диссертацию посвятила религиозно - философским проблемам. Как дань времени, конечно, с атеистических позиций марксизма - ленинизма. Понятно, не верила я ни какой религии, а воспринимала всё как занимательные легенды и сказки, позволяющие судить об исторических этапах человечества. Наивные вопросы студентов трогали, и на лекциях с удовольствием рассказывала библейские мифы, разъясняла сюжеты известных живописных полотен.
ВАСИЛИЙ. Несколько поколений выросли, ничего не зная о мировой культуре, а она во все века была тесно связана с религией.
ЮЛИЯ. В начале 90-х в город приехали американские проповедники. Приглашали их в Университет для практики в английском, много общались. Знакомство с американскими миссионерами, новыми, закрытыми при советской власти работами классиков мировой философии, на многое открыло глаза.
ВАСИЛИЙ. Выходит, к протестантам тебя привели американцы.
ЮЛИЯ. Не меня одну. Русская православная церковь должна быть благодарная миссионерам, приехавшим с перестройкой в страну. Своими проповедями на стадионах и во Дворцах спорта, с экранов телевидения они заставили советских людей вспомнить о Боге.
ВАСИЛИЙ. Не только они.
ЮЛИЯ. Часто задаю себе вопрос: верую я, или нет. И не могу ответить. Кстати, и апостол Иоанн в своем Евангелии поддерживает меня. «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир». (Ин. 12:47).
ВАСИЛИЙ. Шпаришь цитатами, как профессиональный проповедник.
ЮЛИЯ. Профессия. Читаю много.
ВАСИЛИЙ. Так и не понял, веришь ты в Бога или нет?
ЮЛИЯ. Верю, что помимо окружающего мира существует еще другой – духовный мир. Не понятый, не познанный пока, но он есть. Интеллигентные люди всегда жили и живут с Богом в сердце. Нельзя жить без веры. Очень хорошо сказал Бердяев: «Мир без Бога, лишен смысла и случаен. Если нет Бога, то нет Тайны. Если нет тайны, то мир плосок и человек двухмерное существо, неспособное восходить в гору. Если нет Бога, то нет победы над смертью, нет вечной жизни, все лишено смысла и абсурдно».
ВАСИЛИЙ. Я бы эту цитату из Бердяева поместил эпиграфом к нынешнему учебнику философии.
ЮЛИЯ. Читаешь учебники философии? Философы и без Бердяева задаются вопросом, зачем мы живем. Замечаешь, мы все время перебиваем друг друга?
ВАСИЛИЙ. Столько лет не виделись. (Взял её руки в свои, целует). Эх, Юлька, зачем ты тогда уехала!
ЮЛИЯ. Разве я? Родители. (Снова подходит к книжной полке, из нескольких книг Библий достает небольшую подержанную книжицу в кожаном переплете, с интересом рассматривает).
ВАСИЛИЙ. Аккуратно, пожалуйста, с этим Евангелием. Наша семейная реликвия. Когда мне плохо, или накатывают сомнения, я подержу его, полистаю, и вместе со Словом Божьим входит в меня Дух Святой, я вдруг чувствую дыхание тех праведников и грешников, которым преподавал с этой книгой отец. Он пронес это Евангелие через сталинские лагеря, тюрьмы и пересылки. И везде проповедовал. Сколько раз у него отнимали книгу, но Господь всегда находил возможность, вернуть её. (Юлия продолжает листать старинное Евангелие, затем ставит на место). Если хочешь найти цитату, возьми Библию рядом, в коричневом переплете.
ЮЛИЯ. Из Библии не цитаты выбирают, а стихи. Лет пятнадцать назад, не поняла бы, как после университета, прикладной математики и вдруг в священники. Сегодня понимаю.
ВАСИЛИЙ. Поздно надумал изменить жизнь и продолжить семейную традицию. Мама с отцом еще в школе наседали: Бог тебя ждет! Ждет твоего раскаяния. Мечтали, в семинарию поступлю. Я поступил на физмат. После университета получил направление в строительный главк, где начали внедрять электронно-вычислительную технику. В то время она никому не была нужна и работа не приносила удовлетворения. А мы с мамой и женой уже ходили в церковь. Читали церковные книги. Короче говоря, решился поступить в семинарию.
ЮЛИЯ. Не знала.
ВАСИЛИЙ. В тайне, наверное, я всегда верил, сказывались гены, воспитание. Бабушка молилась и меня учила. Крестила, маленького водила в церковь. Стал пионером – отказался. Что папа священник, долго не знал. Бабушка и мать скрывали, помнишь, в какое время жили. Про верующих родителей никому не рассказывал. Мне было пятнадцать, когда отец в последний раз возвратился из тюрьмы. Три срока за веру отмотал, как теперь говорят мои тюремные прихожане. Было ему чуть за пятьдесят, а выглядел стариком. Другим его и не помню. Мама рассказывает, в молодости был высокий и статный. Согнутый годами лагерей, он казался маленьким безобидным старичком – божьим одуванчиком. Стоило ему заговорить, преображался! Перед вами оказывался другой человек, духовно не сломленный, ростом становился выше. А как говорил! Теперь я понимаю, у него был профессионально поставленный голос проповедника. Запали в душу его неземные слова о доброте человеческой и страданиях, о любви к ближнему. В полной мере осознал, кто мой папа, когда он умер. На похороны приехали церковные иерархи со всего Поволжья, из Москвы. Оказалось, его хорошо знали и уважали в самым верхах российской православной церкви.
ЮЛИЯ. Жена и дочь как встретили поворот на религиозную стезю?
ВАСИЛИЙ. Ольга разделяла мое стремление, Аленке было одиннадцать, девчонка, ничего не понимала. Сейчас невеста. Двадцать три года. Учительница, преподает математику. Не скрывает, что отец священник.
ЮЛИЯ. (После паузы, во время которой внимательно рассматривала Василия). Опять разговор вернулся на церковные темы. Расскажи, как живется в миру, встречаешься с женщинами, ходишь в кино, театр? Никогда не доводилось откровенно беседовать со священником.
ВАСИЛИЙ. С женщинами? Как можно?! В театр хожу, кино изредка смотрю по телевизору. Какие нынче фильмы – один секс и насилие. Приглашают освятить новый банк, ресторан или колледж. С дочкой бываю на выставках. Недавно в наш художественный музей привозили экспозицию картин из Третьяковки. Есть машина, лодка моторная, люблю с удочкой посидеть, спиннинг покидать. Обожаю рыбалку.
ЮЛИЯ. Современный поп!
ВАСИЛИЙ. Не называй так. Не люблю это слово, на память сразу приходят анекдоты, или пушкинский поп – толоконный лоб. Ко мне обращаются: отец Василий, батюшка, священник. На светские тусовки не хожу. Не потому, что сан не позволяет – не интересно, да и не в моем возрасте тусоваться с молодежью. Кстати, на новогоднем губернаторском балу был.
ЮЛИЯ. Танцевал?
ВАСИЛИЯ. Нет, конечно. Епископ присутствовал и меня пригласил. Мода нынче приглашать священнослужителей на каждое мало-мальски значительное мероприятие. Стараюсь по возможности избегать.
ЮЛИЯ. Считаешь, нашел свое место в жизни?
ВАСИЛИЙ. Нашел.
ЮЛИЯ. (Смотрит на часы, встает). Задержалась я у тебя. У меня встреча в администрации города. Не могла дождаться вечера, прибежала. А мы так и не поговорили толком. Всё равно очень рада, увидела тебя.
ВАСИЛИЙ. Я тоже. Вечером ждём. При маме о протестантах особенно не распространяйся. Для нее кроме православных никого не существует. Я провожу. (Провожает). Наговоримся еще, надеюсь.
ЮЛИЯ. Обязательно. (Она обнимает его, целует). Не шокирует? У протестантов принято. Ведь все мы братья и сестры. (Василий качает головой, и они выходят. Какое-то время сцена пуста, возвращается Василий).
ВАСИЛИЙ. Как прекрасно выглядит! Не постарела. А Библию знает! Что привела из Августина? «В главном – единство, в спорном – свобода, и во всем – любовь». Как умно сказано! (Какое-то время сидит молча за столом, затем опускается на колени перед образами, крестится, молится). Господи, Иисусе, милостивый и всепрощающий, прости меня, удержи от этой женщины! Господи, дай силу и душевное спокойствие, дай предаться всецело воле Твоей Святой! Боже, очисти мя грешнаго и помилуй мя. Помоги не думать о ней! Я боюсь. Боюсь искушения. Бес в облике когда-то любимой девушки! Избавь от наваждения! Ты не позволишь твоему чаду потерять голову … Укрепи мою волю! Пусть Твоя воля и любовь направляют все мои помышления и дела. Отче, пусть воля Твоя пребудет ныне и вечно. Аминь.
З а т е м н е н и е

3. Квартира Покровских. Агафья вначале одна, затем приходят Анна, Елена.
АГАФЬЯ. (Молится перед иконами). Господи, помилуй нас! Очисти грехи наши, прости Василию его увлечение. Дай силы противостоять дьяволице! Помоги и укрепи, умножь его веру. Укажи верный путь, ободри! Видишь, что пришел он в уныние и испытывает искушение сдастся. Сделай, чтобы Твоя воля и Твоя любовь направляла его помышления и дела. На всякий час во всем наставляй его. (Открывается дверь и входит Анна с письмом в руках). Я прошу Тебя во имя Бога-отца, Сына и Духа Святого! Аминь! (Встает с колен, вошедшей Анне). Не слышала звонка, Алёна впустила?
АННА. Дверь у вас нараспашку. Елена мусор понесла. У нас радость несказанная! Письмо от Роди пришло. Сбылось моё видение. (Протягивает развернутое письмо). Читай вслух. Валентина два раза прочитала, я еще послушаю.
АГАФЬЯ. Слава, Господу! Говорили мы с Василием, – молитесь! Господь не оставил ваши молитвы.
АННА. Молитвами сына твоего Василия. Прошлой ночью мне видение было. Письмо придёт. И пришло, представляешь?
АГАФЬЯ. Что с Родионом, руки – ноги целы?
АННА. Читай! О себе ничего толком не написал. Был контужен, память потерял. Теперь пришел в себя, всё вспомнил. В госпитале в Ростове. Валентина собирается вечером к нему в Ростов.
Входит Елена.
ЕЛЕНА. Уже слышала. Письмо от Родиона получили. Живой, выходит. Рада за вас.
АГАФЬЯ. Алена прочитает. (Передает ей письмо). Жене бывшей сообщила? Может, она больше знает. (Елене) Читай!
ЕЛЕНА. (Читает). Здравствуйте, мои дорогие мама, Валя и Маша! Сын ваш жив и всё у него хорошо. Мама, извините, что долго ничего не сообщал о себе. У меня было сотрясение мозга и контузия. Только на днях вернулась память, и я вспомнил, свою фамилию, ваш адрес… И это письмо, как вы, наверное, заметили, не моей рукой написано. Сосед по палате Федор Стрельцов пишет… Жаль, никаких подробностей. Важно – жив.
АННА. Господь услышал молитвы.
АГАФЬЯ. Слава Богу, жив, нашелся. Вася говорил, возможно, в плену. Спроси Валентину, может, денег занять вам? Дорога длинная, сколько в Ростове пробудет не известно. (Телефонный звонок и Агафья поднимает трубку). Я слушаю. (По телефону) И вам Божьих благословений.
АННА. Спасибо, у нас есть. Правда, еще немного не помешают. Если можно, дайте взаймы. Я скажу Валентине. (Забирает письмо и идет к выходу).
АГАФЬЯ (мимо трубки, Елене). Алена, проводи Анну Герасимовну. (Елена и Анна выходят).
ЕВЛАМПИЙ. (Мы слышим его телефонный разговор с Агафьей). Нет, говоришь, Василия?
АГАФЬЯ. Не приходил. В последнее время на обед не приезжает.
ЕВЛАМПИЙ. Вы бы, Агафья Ермиловна, поговорили с ним о профессорше. Был нынче в епископате, пока сидел в приемной, наслушался! Владыка негодует. Об их отношениях в городе только и разговоров. По телевизору выступает, критикует православную церковь, затуманивает головы верующим. А Василий шуры - муры с ней.
АГАФЬЯ. Как еще говорить?! Я и стыдила, и умоляла смириться, не гневить Господа. Обещал. Вы бы, батюшка сами еще поговорили. Вас, может, послушает.
ЕВЛАМПИЙ. Попытаюсь. После вечерней службы заеду к нему. Не застану – зайду к вам.
АГАФЬЯ. Приезжайте, батюшка, всегда рада вас видеть. Облагоразумьте Василия, пока не поздно.

З а т е м н е н и е

4. Дома у Юлии. В красном углу бросается в глаза икона Божьей матери. Обложившись книгами, Юлия читает, делает выписки. Готовится к занятиям со студентами. Телефонный звонок.

ЮЛИЯ. (Неохотно поднимает трубку). Я слушаю… И вам мир и благословение Господа. Когда? С проповедью?.. Господь с вами! Какой из меня проповедник!.. Выступаю с лекциями, касаюсь религиозных вопросов… Не боюсь. Опыт тюремного общения имею. В Екатеринбурге выступала в женском СИЗО… Встретите?.. Хорошо. И вас храни, Господь. (Опускает трубку). Лютеранский пастор просит выступить вместе с ним перед заключенными. (В прихожей звонят, Юлия выходит и возвращается с отцом Василием в цивильном костюме).
ЮЛИЯ. Вот кого не ожидала!
ВАСИЛИЙ. Мир дому сему! Видел тебя вчера в церкви. Почему не подошла?
ЮЛИЯ. Увидела твоих прихожан и расстроилась. Одни несчастные, обиженные судьбой старухи. В Америке в протестантских церквах меня поражали счастливые лица. Люди, довольные жизнью. Не надломленные, пережившие личные трагедии и неурядицы, а всем довольные, процветающие.
ВАСИЛИЙ. Вчера будний день, приходи в воскресенье и увидишь других людей. После наших президентов многие, кто раньше стеснялся, стали бывать на службе. У американцев, с их вечным fine и very well, посещение церкви традиция, дань хорошему тону и никакой глубокой веры.
ЮЛИЯ. Традиция неплохая. Каждая проповедь оставляет что-то в сердце. Как апостол Павел говорил: «Вера от слышания, а слышание от слова Божия». (Рим. 10;17). Мне звонил лютеранский пастор. Попросил поехать в женскую колонию с лекцией о зарождении христианства, рассказать об известных библейских личностях. Что скажешь?
ВАСИЛИЙ. Поезжай. Дело благое. Только не заморочь им головы. У бедных зэков голова кругом идет. Миссионеры в очереди стоят нести свою правду. Адвентисты, Свидетели Иеговы, исламисты, пятидесятники. Начальство, не разбирая, что за проповедник пришел, сгоняет бедных зэков в красный уголок и заставляет слушать всех подряд. Представляешь, какая каша потом у человека в голове?
ЮЛИЯ. Объясни начальству, чтобы допускали только христиан и представителей традиционных конфессий. В принципе, кто бы ни приходил, если зовёт к Богу, говорит о возвышенном – хорошо. Православная церковь не использует все возможности радио, телевидения. Как это делают иностранные миссионеры на наших телеканалах. Лишь два праздника – Рождество и Пасху показывают, и то поздней ночью.
ВАСИЛИЙ. Согласен. Не используем возможностей современного просветительства. Кому, как не нам, православным, окормлять заблудшие души. Людей подготовленных не хватает, денег.
ЮЛИЯ. Восстанавливать разрушенные церкви в провинции, где на сотни километров ни одного храма, действительно, необходимо, а в столичных городах можно и подождать. Деньги с большей пользой направить на духовное пробуждение.
ВАСИЛИЙ. Горячо болеешь за православных, а сама не верующая, поклоняешься протестантам.
ЮЛИЯ. Я русская. Россиянка. Мне не безразлично духовное здоровье нации…. Ой, как встретимся, обязательно пускаемся в дискуссию. ( Василий берет с полки стопку фотографий, рассматривает. Она замечает).
ВАСИЛИЙ. Достала наши школьные фотографии?
ЮЛИЯ. Привезла с собой некоторые. (С Василием рассматривают снимок). Вспоминаешь? Перед экзаменами, в девятом снимались. Или не было экзаменов в девятом? Не помню уже...
ВАСИЛИЙ. Это в апреле Мишка снимал, перед Первым маем.
ЮЛИЯ. Вспомнила!.. А эти напоминают тебе что-то?
ВАСИЛИЙ. Сколько лет минуло! Одноклассников почти не осталось в городе, разъехались кто куда. К двадцати пятилетию окончания школы Майка Морозова пыталась собрать наших. Не получилось. Нашла девять или десять человек. Надеялся, ты приедешь.
ЮЛИЯ. Мне никто не сообщил, а сама запамятовала.
ВАСИЛИЙ (продолжает рассматривать фотографию). Вот она, Морозова! Медсестра в областной больнице.
ЮЛИЯ. Такая же колобок?
ВАСИЛИЙ. В десятом вытянулась, похудела. Прошлым летом встретил на улице, отлично выглядит. Троих родила.
ЮЛИЯ (вместе с Василием рассматривает другую фотографию). Мишку Самойлова, видишь? Мне в Свердловск первое время часто писал.
ВАСИЛИЙ (склонился вместе с ней над фотографией). Духи у тебя замечательные. И сама выглядишь великолепно.
ЮЛИЯ. Спасибо.
ВАСИЛИЙ. Отвечала ему?
ЮЛИЯ. Несколько раз. Тебе больше. (Достает чашки, включает самовар на столе).
ВАСИЛИЙ. Не рассказывал. В городе он. Видимся изредка. В архитектурном отделе администрации. Начальник. Растолстел – не узнаешь. Подозревал, что тайно влюблен в тебя. Наша дружба не позволяла ему признаться.
ЮЛИЯ. Чай или кофе? Чибо растворимый.
ВАСИЛИЙ. Чайку. Покрепче и без сахара.
ЮЛИЯ. (Разливает по чашкам чай, садится рядом). Молодец, что пришел.
ВАСИЛИЙ. (После паузы). Ноги сами привели. Откровенно, не знаю, зачем пришел.
ЮЛИЯ (лукаво улыбается). Меня увидеть.
ВАСИЛИЙ. После твоего визита к нам, молил Господа удержать от встреч. Молился.
ЮЛИЯ. Интересно. Что же Господь ответил на твою молитву?
ВАСИЛИЙ. Молчал. Не одобряет мои чувства.
ЮЛИЯ. И все же пришел… Признаюсь, тоже много думала. После встречи с твоим семейством, несколько ночей не могла заснуть. Давно не чувствовала себя такой растерянной. Просыпаюсь в полной депрессии. Вставать не хочется…Ничего не хочется, грызет обида не понятно на что. На жизнь? Когда оформили развод и вернулась в Свердловск, не раз собиралась написать тебе. Садилась, брала бумагу, ручку и вспоминала, наверняка у тебя жена, дети. Была уверена, живешь на старом месте. Что пойдешь по религиозной стезе, в голову не приходило. Ваша семья всегда удивляла необъяснимой стабильностью, надежностью, уверенностью, чтобы не сказать консерватизмом. Не обижайся, напоминала купеческий дом героев драм Островского. С опаской входила к вам, когда приводил. Чего боялась, не знаю. Мама и бабушка встречали радушно, сажали за стол. Петя, брат твой, ухаживал, аж становилось неудобно перед тобой. Не ревновал?
ВАСИЛИЙ. Немного. Прощал. Стоило появиться тебе в доме, а сегодня встретить на улице красивую женщину, весь преображается. Женат в третий раз.
ЮЛИЯ. Вась, а школу нашу вспоминаешь? Как провожал, просил разрешения нести портфель, а я не давала, стеснялась девчонок.
Все погружается в темноту, а затем мы видим молодых Юлю и Васю, - скорее всего это молодые актеры. Идет объяснение, звучат мелодии 70-х. Как сделать этот фрагмент - плод фантазии режиссера.
Комната Юли. Она с перевязанным горлом сидит за столом над уроками, рядом Вася то сидит, то встает и пытается приласкать её, поцеловать, она вырывается.
ЮЛЯ. Светка дала отворот – пришел ко мне?
ВАСЯ. Какая Светка, ты о чем?
ЮЛЯ. Почему вчера не зашел, как обещал? Светку пошел провожать? Мне доложили. Если заболела и не пришла в школу, уже хвост трубой.
ВАСЯ. Утром до школы забегал проведать. После обеда мама твоя была дома. Я в окно видел.
ЮЛЯ. И ты застеснялся? Предпочел потащиться к Светке.
ВАСЯ. К ней сразу после уроков пошел. Извини, Юля! Честное слово, постеснялся маме твоей опять на глаза показываться. К Светке ходил за плёнками. Её брат достал новые записи Окуджавы, и она дала на два часа переписать. (Разворачивает сверток и достает кассету - катушку). Принес послушать. Поставить?
ЮЛЯ. Начинается кассету послушать, потом книгу дам… Включи маг. (Включают магнитофон, звучит что-то Окуджавское. "Последний троллейбус", "Я дежурный по апрелю", " Ах Надя - Надечка" и т.п.)
ВАСЯ. Юленька, солнышко мое, прости. Неужели подумала, меня интересует эта длинноногая селедка?
ЮЛЯ. На уроках посматриваешь в ее сторону, глазки строишь.
ВАСЯ. Ни на кого, кроме тебя, не смотрю.
ЮЛЯ. На меня тоже не надо смотреть – не картина. И на переменах не подходи. Смеются в школе, дразнят невестой. Историчка на днях подколола маму, не слишком ли близкие отношения у нас. Мама потом два часа пытала, какие они у нас. Ладно, помолчи, дай, послушаю.
ВАСЯ. Я и так молчу, ты все говоришь. (Снова встал, обнял и поцеловал Юлю. Она не противится, но остается холодной).
ЮЛЯ. Заразишься! Не мешай, я слушаю. Оставишь пленку, я слова перепишу?
ВАСЯ. Поцелуешь, оставлю.
ЮЛЯ. Не заслужил.
ВАСЯ. Я исправлюсь.
ЮЛЯ. Обещаешь, больше не смотреть ни на кого? (Вася кивает, и она притягивает его голову, целуются). Всё! Хватит. Мама сейчас придет, во второй смене у неё всего два урока.
ВАСЯ. Не хватит! (Целует её, она отвечает. Поцелуи, наконец, заканчиваются, Юля встает). Как не хочется уходить… Принимай все таблетки, скорее поправишься.
ЮЛЯ. Горстями пью. Думаешь, мне нравится болеть? Соскучилась по школе, по улице! (Обнимает и целует Васю). Ну, всё, иди! Я буду уроки делать. (Провожает Васю и оба пропадают, продолжается прерванная сцена. Снова квартира, которую снимает Юлия).
ЮЛИЯ. Что задумался?
ВАСИЛИЙ. Эх, Юлька! Я ведь люблю тебя! Понимаешь?
ЮЛИЯ. Поняла. У меня в голове тоже черте что творится. Встретила, и все вернулось. Будто не разделяли нас долгие годы разлуки. Мы все еще школьники на пороге новой жизни. (После паузы). Кстати, я снова на пороге. Новой работы, нового коллектива. Как сложится, не знаю. Встреча с тобой прибавила храбрости, напомнила, что родилась в этом городе и теперь вернулась домой. Я не из «понаехали тут», хотя и переступила дорогу к кафедре многим.
ВАСИЛИЙ. Люблю я тебя, Юлия Иннокентьевна! Что делать? Не мой сан…
ЮЛИЯ. Предложил бы руку и сердце? (Василий кивает, любовно смотрит на неё. Юлия подходит, садится рядом, обнимает. И вдруг решительно берет его голову, поворачивает к себе, губы их сливаются в поцелуе). Целоваться не разучился. Всё еще волную?
Василий обнимает её, губы их соединяются.
ВАСИЛИЙ. Голову потерял с твоим приездом. Всё хорошо шло, и вдруг появляешься ты. Красивая и желанная. Свободная. Ожили несбывшиеся мечты юности.
ЮЛИЯ. Тоже молодо выглядишь. Посмотришь на нас со стороны, не верится, у каждого за спиной прожитые жизни и все лучшее в прошлом. Не хочется верить!
ВАСИЛИЙ. До твоего появления ясно виделось будущее, теперь всё смешалось.
ЮЛИЯ. Может, усложняешь?
ВАСИЛИЙ. Священник – вдовец не имеет права жениться.
ЮЛИЯ. (Улыбнувшись). Уверен, готова замуж за тебя? (Василий кивает). Самоуверен! Меня спросил? Вдруг у меня другие планы. Всё такой же самоуверенный, как в юности.
ВАСИЛИЙ. Столько передумал с твоим возвращением!
ЮЛИЯ. Я тоже. Говорила тебе, уснуть не могу. Ворочаюсь, ворочаюсь, перед глазами крутятся как в калейдоскопе картины детства, наша встреча у тебя в церкви, твоя строгая мама. Поняла: всё еще люблю тебя.
ВАСИЛИЙ. Сегодня ты свободна.
ЮЛИЯ. Любовницей твоей не стану.
ВАСИЛИЙ. Я не предлагал.
ЮЛИЯ. Ой, о чем говорим? Совсем тронулись. Взрослые люди. Собираешься сделать предложение, а сан не позволяет...
ВАСИЛИЙ. Да! Понял, что ждал тебя. До сего дня была репетиция. Жизнь школьным черновиком к сочинению, который позже следует переписать начисто.
ЮЛИЯ. И когда ты пришел к такому выводу?
ВАСИЛИЙ. Как встретились. Теперь не знаю, что делать. Не позволительно мне жениться. Если только оставить службу.
ЮЛИЯ. Или перейти в протестанты. И то, и другое не приемлемо.
ВАСИЛИЙ (встал, раздумывая, ходит по комнате). Разбередил душу себе и тебе. Напрасно пришел.
ЮЛИЯ. Так мне еще не объяснялись.
ВАСИЛИЙ. (После долгой паузы). Я, наверное, пойду. (Колеблется остаться или уйти).
ЮЛИЯ. Иди, если всё, что хотел, сказал.
ВАСИЛИЙ. Мне нужно побыть одному.
ЮЛИЯ. Побудь. Рада, поговорили по душам, расставили точки над «I». Я дурочка, размечталась, принялась строить планы. Дура.
Василий решился, было уйти, но опять сел рядом с Юлией, обнял.
ВАСИЛИЙ. Ты не дура! Встретились мы поздно.
ЮЛИЯ. Так распорядилась судьба. Веришь в судьбу? Или у тебя во всем Божье предопределение?
ВАСИЛИЙ. Сейчас не знаю. Знаю, что не могу без тебя.

З А Н А В Е С

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
1. Лесной уголок, лужайка на берегу речки. Слышится шум подъезжающего автомобиля. Выходят Юлия и Василий. Он несет удилища, разные рыболовные снасти.
ЮЛИЯ. Мастерски водишь машину! Я тоже люблю погонять. Правда, авто моё не такое крутое – шестерка «Жигули». С жильем определюсь, – пригоню.
Около поваленного бревна Василий бросает снасти на землю и. стоя. обнимает Юлию, целуются.
ЮЛИЯ. Так и будем стоять?
ВАСИЛИЙ (Отпускает ее, садятся на бревно, он раздвигает телескопические удилища, начинает разматывать леску). Спиннингом умеешь пользоваться, или на удочку собираешься ловишь?
ЮЛИЯ. На удочку. Не научилась спиннинг забрасывать. Сын учил - учил. Люблю наблюдать за поплавком, очень успокаивает. Отдыхаю душой и телом. Умею во время подсечь, дернуть. Получается отлично. Только червячков ты будешь насаживать. Боюсь их. (Василий высыпает часть приманки на ладонь, подносит к лицу Юлии, она испуганно кричит). Убери эту пакость! Какие противные! Мальчишка, что ли! Отстань! (Отскакивает в сторону, затем возвращается и садится рядом). Не нравятся такие шутки.
ВАСИЛИЙ. Напугалась? (Опускает банку с приманкой, вытирает руки, целует её). Прости, пожалуйста.
ЮЛИЯ. Пойди, руки вымой! И неси корзину, перекусим, чтобы потом не отвлекаться на еду.
Василий приносит небольшой складной столик и корзину с провизией. Юлия вытаскивает небольшой радиоприемник, включает музыку и накрывает на стол.
ВАСИЛИЙ. Стулья в гараже остались. Придется на бревне посидеть.
ЮЛИЯ. Нормально. Даже романтичнее.
ВАСИЛИЙ. По рюмочке для настроения, примем? (Юлия кивает, расстелив что-то вроде скатерти, расставляет тарелки, закуски, достает рюмки, Василий помогает накрывать стол. Когда все приготовят, садятся рядом, он разливает вино, поднимает рюмку). За нас с тобой!
ЮЛИЯ. За тебя!
ВАСИЛИЙ. За нас, Юленька! (Пьют).
ЮЛИЯ. Предполагала, священники пьют только кагор, что остается от причастия.
ВАСИЛИЙ. Какая чушь! Во-первых, после причастия ничего не остается, а если и останется, хватает помощников, кто допьет. Дома у нас тебя кагором поили?
ЮЛИЯ. На природу взял кагор. Вам его выдают?
ВАСИЛИЙ. Кто выдаст? Сами покупаем. Староста церкви занимается. (По радио зазвучала песня в исполнении Валерия Ободзинского "Эти глаза напротив", Василий прибавляет громкость). Помнишь, на школьных вечерах танцевали под эту пластинку?
ЮЛИЯ. В тот год все наши девчонки были без ума от Ободзинского. Особенно после концерта в филармонии и на телевидении. На вечере его пластинку прокрутили раз десять.
ВАСИЛИЙ. Мне два танца посвятила, потом переключилась на десятиклассников.
ЮЛИЯ. Ты распсиховался и ушел. Мишке пришлось проводить меня.
ВАСИЛИЙ. (Отодвигает стол, обнимает Юлию). Все еще не верю, – ты рядом. Потрогаю! (Щиплет её, она бьёт по рукам). Любимая, я такой счастливый! (Целуются). Признаюсь, первый раз позвонила – обрадовался, не представляешь как! Потом задумался, Господи, зачем приехала? Зачем напомнила о себе! Я не умней – свидание назначил!
ЮЛИЯ (перебивает). Испугался, разочарую? Разрушу образ школьницы, что сохранился в памяти.
ВАСИЛИЙ. И это тоже. Прошлое не вернешь, так зачем бередить старые раны. Осталась бы в памяти девятиклассницей.
ЮЛИЯ. Знал бы, сколько я передумала, прежде чем позвонила! Признаюсь, несколько лет назад приезжала в командировку в университет. Подходила к нашему дому, хотела увидеть тебя, зайти. Не решилась. Однажды даже зашла в подъезд и остановилась. В последний момент внутренний голос остановил. «Не разочаровывай, пусть помнит школьницей». Не знала, что ты священник. (В радиоприемнике нарушилась настройка и он захрипел. Василий протянул руку и выключил).
ВАСИЛИЙ. Читаешь мысли. Мне тоже все годы виделась школьницей. Людская мудрость советует не встречаться с первой любовью, чтобы не разочароваться. Сохранить в памяти светлый образ юности. А ты пришла в храм – я обалдел. Красавица! Молодая, стройная! (Целует).
ЮЛИЯ (вырывается, перебивает). Молодая… Сочиняй, да знай меру.
ВАСИЛИЙ. Немного изменилась. Так ведь и я не мальчишка, что носил за тобой портфель и, рискуя жизнью, лазил через забор за розами. Представить не мог, в моем возрасте вновь проснутся чувства, кого-то полюблю. Как в юности забьется сердце, не смогу спать.
Сидят обнявшись.
ЮЛИЯ. Ни кого-то, а меня. (Пауза). Тоже всё не приду в себя. Не верю – всё происходящее реальность. (Перебирает его волосы). Много седых волос. Знаешь? Пока не очень заметно. А лысина наступает.
ВАСИЛИЙ. (Гладит её волосы). У тебя еще ни одного седого волоска.
ЮЛИЯ. Конечно! Крашусь.
ВАСИЛИЙ. Не заметил. Помню, и косы были такие. (Берет её руки и страстно целует). Юлька, ты вернулась! Больше не уедешь, не оставишь?
ЮЛИЯ. Посмотрю на твое поведение. (Поднимается). До вечера будем сидеть? Привез на рыбалку или тискаться, как молодые?
ВАСИЛИЙ. Побыть с тобой. Мы и никого больше. Дай, насмотрюсь, налюбуюсь вволю. Всё не верю глазам, моментами кажется, сплю.
ЮЛИЯ. Повторяешь мои слова. Я не картина, чтобы рассматривать. Разочаруешься. Оглянись лучше вокруг! Какое прелестное место! Лес, озеро, эта лужайка среди берез! И тишина, голубое небо!
ВАСИЛИЙ. Вижу. Ты центр в этом пейзаже. Без тебя картина была бы не завершенной. (Тишину вдруг нарушил голос кукушки).
ЮЛИЯ. Посчитаем, сколько нам жить? Один, два, три, четыре…(Кукушка неожиданно замолкла). Как мало!
ВАСИЛИЙ (Обнимает её). Веришь в эту ерунду? Кому Господь, сколько отмерит.
ЮЛИЯ. Я верю в судьбу и приметы.
ВАСИЛИЙ. Церковь отвергает. Господь распоряжается нашими жизнями. Без Его ведома, должна знать, волос с головы не упадет. Приметы – остатки язычества.
ЮЛИЯ. Знаю, и все равно верю в приметы. Со мной они сбываются. (Василий целует её, и вдруг они падают с бревна, валятся на траву, смеются. Первой поднимается Юлия, отряхивается). Посмотри, на спине не осталось сухой травы или еще чего? Недоставало, чтобы студенты увидели, немолодая профессор валялась на траве. (Василий снова валит её, она вырывается, они борются и, обнявшись, катаются по траве, наконец, успокаиваются, лежа на спине, смотрят в небо). Какая яркая бездонная голубизна! Ни один художник не в силах передать эту бездонность. Может, и правда, где-то там, в вышине, есть царство небесное? За одно обещание вечной жизни там, стоит поверить. Без ропота переносить все тяготы земной жизни.
ВАСИЛИЙ. Не всем Господь обещает жизнь на небесах. Праведникам одним.
ЮЛИЯ. (Приподнимается). Мы с тобой праведники?
ВАСИЛИЙ. Вряд ли. Не знаю.
ЮЛИЯ. Как не знаешь! Отец Василий, скажите определенно, нам уготовано место там, в вышине, в райском саду, среди этой голубизны?
ВАСИЛИЙ. Приготовлено. Сомневаюсь, в раю ли?
ЮЛИЯ. Ну, тебя! Помечтать не даешь. (Поднимает Василия). Вставай, увидит еще кто!
ВАСИЛИЙ (поднимаясь). Пусть видят. Я сегодня три десятка сбросил.
ЮЛИЯ. И я вернулась в детство. (Встав на ноги, и отряхнувшись). Отряхни сзади. (Василий отряхивает её, игриво ударяя по попе). Ты что? Больно ведь!.. Мы будем ловить рыбу сегодня?
ВАСИЛИЙ. Очень хочешь?
ЮЛИЯ. Не рыбачила, не помню сколько лет. С сыном последний раз на рыбалку ездила, когда он еще в школе учился. Я везучая, у меня всегда клюёт. Больше сына налавливаю. Посмотрю, как с тобой повезет.
ВАСИЛИЙ. Я на спиннинг буду.
ЮЛИЯ. Ну, всё, пошли на берег! (Они берут снасти и уходят).
З а т е м н е н и е

2. Гостиная семьи Покровских. Агафья вяжет на спицах, Елена сидит за компьютером.

АГАФЬЯ (после недолгого молчания). Опять за компьютером. Вторую неделю дома сидишь, никуда не ходишь. Александр не звонит. Опять поссорились?
ЕЛЕНА. Не пошел вчера со мной в театр. Позавчера опоздал на встречу. После командировки в
Америку никак не придет в себя. Подумаю – подумаю и пошлю его.
АГАФЬЯ. Помиритесь. Защитит диссертацию, времени свободного появится больше. Будете ходить в театр, встречаться хоть каждый день. Ты, почему в церковь перестала ходить?
ЕЛЕНА. Бабушка, отстань, ради Бога! Сама знаю, когда куда ходить.
АГАФЬЯ. Вся в Петра, словно его дочь. Никакого уважения к старшим. Господи, прости меня, старую, не сумела воспитать детей!
ЕЛЕНА. Любишь людей судить. Мои грехи вы с папой отмолите.
АГАФЬЯ. Не знаю, кому за отца твоего молиться. Знаешь, где он? Епископ вызвал. Донесли завистники про встречи со школьной любовью. Что теперь будет!
ЕЛЕНА. Вызвали на ковер? Н - да!.. Папа не имеет права общаться со школьной приятельницей?
АГАФЬЯ. Он священник. Служитель Господа. Она – воинствующая атеистка. Своими лекциями по телевизору развращает молодежь. Отец твой продолжает встречаться. На что надеется? Жаль, Данила рано умер, вразумил бы отца твоего. Воспылали любовью. Страсти шекспировские!
ЕЛЕНА. Шекспира вспомнила!
В прихожей звонят, Елена выходит и возвращается с Михаилом.
МИХАИЛ. Здравствуйте, Агафья Ермиловна!
АГАФЬЯ. Запомнил имя! Здравствуй! Опять обокрали?
МИХАИЛ. Нет, что вы! Давеча батюшка денег дал. Вчера была получка, вот принес долг. Большое - пребольшое спасибо отцу Василию и всей вашей семье. (Протягивает ей деньги).
АГАФЬЯ. Положи на полку. Чайку попьешь? Алёна, организуй, пожалуйста.
МИХАИЛ. Спасибо. Тороплюсь. Пора на работу собираться. Сегодня вторая смена.
ЕЛЕНА. Куда тебя папа устроил?
МИХАИЛ. На «Электротехмаш». Общежитие мировое. Комната на двоих с молодым мастером. В этом году колледж закончил. Пацаны нормальные и в бригаде, и в общежитии.
АГАФЬЯ. Не пей только. В общежитии, известное дело – праздник, не праздник, бутылка на столе. Немного обживешься, начнешь зарабатывать, сними лучше комнату у добрых людей. В церковь-то ходишь? «Надейся на Господа всем сердцем твоим и не полагайся на разум твой. Во всех путях твоих познавай Его, и Он направит стези твои». (Притч. 3; 5,6)
МИХАИЛ. Из Евангелия привели указание?
ЕЛЕНА. Притчи Соломона. Ветхий Завет. Бабушка у нас целые страницы Святого Писания на память знает. Особенно Псалтырь и Притчи.
МИХАИЛ. К отцу Василию каждое воскресенье хожу. Соседа по комнате Валерку привел. Два раза уже были, говорит, понравилось. Ну, я пойду. До свидания!
АГАФЬЯ. С Богом! Не забывай, заходи! Если не на работе, службу не пропускай.
МИХАИЛ. Постараюсь. (Выходит, Елена провожает его и возвращается).
АГАФЬЯ. Не плохой, видать, парнишка. Вежливый, обязательный. А ты – уголовник, бандит. От тюрьмы и сумы не зарекайся, не известно как жизнь сложится. (Из прихожей слышен шум открывающейся двери и входит Василий). Вася, это ты?
ВАСИЛИЙ. Кто же еще? Не Дух Святой. (Он целует мать, Елена сама целует отца).
АГАФЬЯ. (Нетерпеливо). Рассказывай, что сказал владыка?
ВАСИЛИЙ (не охотно). О делах говорили, о жизни. Обсуждали, как совместными усилиями всех христианских церквей укреплять моральные ценности в обществе. Лишь объединенными усилиями всех городских институтов и церквей можно пытаться решать проблемы. Наркотики и алкоголь захлестнули мир.
АГАФЬЯ. И епископ согласился?
ВАСИЛИЙ. Не на Луне живет. Каждодневно видит и слышит, что людей беспокоит. Владыка дал почитать интересный документ. Оказывается, еще в августе 2000 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви принял «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Главная цель документа способствовать развитию сотрудничества и диалога между христианами различных конфессий. На местах тормозят воплощать эти идеи. Убедил Владыку обратиться к губернатору за содействием в организации духовных передач на местном телеканале. Идея понравилась.
АГАФЬЯ. Давно бы нашему владыке показаться на экране. Профессорша твоя с богопротивными речами не вылезает из ящика.
ЕЛЕНА. Папа, ты увел разговор в сторону. Бабушку волнует другое, влетело за встречи со школьной подругой?
ВАСИЛИЙ. Я не в том возрасте, когда может влететь. Говорили и о ней. Каждый остался при своем мнении.
АГАФЬЯ. Осмелился спорить с Епископом?
ВАСИЛИЙ. Мы не спорили. Признался, что с юности люблю эту женщину.
АГАФЬЯ. А владыка?
ВАСИЛИЙ. Сказал: выбирай!
АГАФЬЯ. Ты, что ответил?
ВАСИЛИЙ. Сказал, буду думать.
АГАФЬЯ (возмущенно). Будет думать! Соблазнила дьяволица на старости лет! Не отчитал, не призвал покаяться, не общаться с профессоршей?
ВАСИЛИЙ. Нет! Я же ответил: сказал выбирай.
АГАФЬЯ. Видишь в ней школьницу с косичками. Давно сложившаяся женщина со своими взглядами на жизнь. Если и придет когда-нибудь воля Господа тебе жениться, то на женщине простой, не профессорше заумной.
ЕЛЕНА. Пап, что если подать прошение на имя Епископа или Патриарха? Говоришь, в церкви идут реформы.
ВАСИЛИЙ. О чем ты, Алёна!
АГАФЬЯ. Брак с разведёнкой никогда не одобрят. От церкви отлучат.
ВАСИЛИЙ (не желая продолжать трудный разговор с матерью, меняет тему). Вы ужинали?
АГАФЬЯ. Как же без хозяина. Ждали, волновались. (Поднимается). Что будешь делать, побежишь к профессорше советоваться?
ВАСИЛИЙ. Не знаю. Мама, хватит, а! Кажется, на все вопросы ответил. Давайте ужинать.
АГАФЬЯ (идет на кухню). Пойду, поставлю греться.
ВАСИЛИЙ. (Дочери). С Сашей помирилась?
ЕЛЕНА. Занят диссертацией. Вместе с твоей профессоршей участвует в дискуссиях по телевизору и в газете, на меня времени не остается.
ВАСИЛИЙ. Читал я его выступление. Здравые мысли высказывает.
ЕЛЕНА. Так ты, одобряешь его? (Возвращается Агафья).
ВАСИЛИЙ. Официальная церковь не приветствует дискуссии.
ЕЛЕНА. Прав он в одном, через веру начинается возрождение. И не важно в церкви или мечети, синагоге или в библиотеках, кинозалах, где протестанты проводят свои службы. Только покаяние, возрождение духовности спасут нас от полного одичания.
ВАСИЛИЙ. Браво! У меня в семье появился сторонник конвергенции.
ЕЛЕНА. Кстати, об антихристах, как бабушка их называет. Сегодня в журнале увидела картинку и прочитала про питерского художника Вячеслава Чеботаря. Задумал построить огромный храм высотой в Останкинскую башню и наполнить его разными картинами из Писания. Служить там будут представители всех религий на земле – православные, католики, все христиане, иудеи, мусульмане, буддисты. Через живопись, скульптуру и графические работы предполагается покаяние и очищение. Проект уже видели Папа Римский, и наш Патриарх Святейший Алексий. Одобрили идею. Решают, в какой стране строить этот храм. Наступит время, и все объединятся.
АГАФЬЯ. Я не доживу.
З а т е м н е н и е

3. Дома у Юлии. Обложившись книгами, читает рукопись аспиранта, отмечает карандашом отдельные места, произносит вслух.

ЮЛИЯ (читает). «Без этой свободы человеческая жизнь не имеет ни смысла, ни достоинства, и это самое главное. Смысл жизни в том, чтобы любить, творить и молиться. И вот без свободы нельзя ни молиться, ни творить, ни любить», – емко умел выражать Иван Александрович свои мысли! (Продолжает читать про себя, затем вслух). Еще одну цитату из Ильина приводит.
«Внутреннее око человека призвано к тому, чтобы свободно, добровольно, без принуждения обратиться к духу и ко всему Божественному на земле и в небе; и высший смысл всех правовых установлений и государственных законов состоит прежде всего в том, чтобы обеспечить людям эту возможность». Такие мысли пришлись бы не ко двору и сегодня… (Продолжает читать про себя, затем произносит вслух). Ильин, известно, умница, но ты всю свою диссертацию намерен строить из одних цитат? (Перебирает машинописные листы из стопки, затем складывает и берет телефонную трубку, только начинает набирать номер, как из прихожей доносится звонок. Она опускает трубку, выходит и возвращается с Агафьей Ермиловной).
ЮЛИЯ. Рада видеть. Садитесь, пожалуйста. Чайку с дороги? Я и сама собиралась, за компанию попьем. Я шарлотку испекла.
АГАФЬЯ. Спасибо. Не стоит беспокоиться. (Оглядывается по сторонам, видит в углу икону Святой Богородицы, крестится). Поклоняешься Богоматери, а Вася рассказывал, не признаешь икон.
ЮЛИЯ. Икона покровительница хозяйки, у которой квартиру снимаю. (Включает электрический самовар). Самовар включу, долго греется. Свой электрочайник не привезла.
АГАФЬЯ. Да ты не беспокойся, не буду я чай пить.
ЮЛИЯ. Кофе не предложила. Если хотите, можно поставить.
АГАФЬЯ. Ничего не надо, я не надолго. Поговорить решилась.
ЮЛИЯ (садится за стол напротив Агафьи). О Васе?
АГАФЬЯ. О Васе. Слышала, веру нашу не признаешь. Святых наших.
ЮЛИЯ (перебивает). Кто вам сказал, веру не признаю? Каждый человек во что-то или кому-то верит. Без веры нельзя жить.
АГАФЬЯ. Что ж тогда по телевизору хаешь всё. Икон и святых наших не принимаешь.
ЮЛИЯ. Считаю, каждый имеет право по-своему верить.
АГАФЬЯ. У русского человека вера одна, всё другое от дьявола.
ЮЛИЯ. Чай закипел. (Выходит на кухню, возвращается с тортом, тарелочками. Из буфета достает чашки).
АГАФЬЯ. Что ты всё с чаем! Поговорить пришла.
ЮЛИЯ. Попьем чайку, не спеша, и поговорим. (Наливает чай Агафье, себе). Попробуйте шарлотку. Помню, в детстве приходила к Васе в гости, вы сажали за стол и часто угощали шарлоткой. Попробуйте, как у меня получилось.
АГАФЬЯ. (Пробует шарлотку, чай). Вкусно. И чай прекрасный. Спасибо. О Васе поговорить пришла. О ваших отношениях. Извини, меня, старую. Не учить пришла. Ты сама ученая. Пришла как мать. Считаешь себя христианкой, а ведешь как? Искушаешь Василия. Этому учит Господь?
ЮЛИЯ. Искушаю? Мы и виделись-то, раз пять. Вспоминали юность, школу.
АГАФЬЯ. После ваших воспоминаний совершенно изменился. Мужика словно подменили. Ходит с поникшей головой, не ест, постоянно раздражен, злится, если что спросишь, замечание сделаешь.
ЮЛИЯ. В чем я виновата?
АГАФЬЯ. (Сменила агрессивный тон). Не принимай Василия, не ищи встреч! Любишь его?
ЮЛИЯ. (Растерялась). Не знаю. Люблю… Вы против земного счастья сыну?
АГАФЬЯ. Была бы против, не сидела здесь с тобой. Наслушался твоих речей – обложился книгами, ищет что общего между церквами. Все уши прожужжал: протестанты те же христиане. Кабы христиане, собирались в Божием храме, а не по клубам и библиотекам.
ЮЛИЯ. Со временем и храмы построят. В протестантские церкви молодые идут охотно. Знаете, чем привлекает, к примеру, методистская община? (Достает с полки книгу, листает, находит нужную страницу). Я процитирую основателя церкви Джона Уэсли. «Методизм – это церковь, которая не требует от своих членов единообразия ни во мнениях, ни в форме поклонения Богу, но требует, чтобы все её члены боялись Бога и поступали праведно». Этого постулата придерживается большинство протестантских церквей.
АГАФЬЯ. Убери свои богомерзкие книги, слушать не желаю! В нашей семье мужчины триста лет служат Господу. Васю чуть не сбили с истинного пути, Господь вовремя облагоразумил, вернул в церковь. Ты хочешь увести обратно в мир. Мне пойти в Университет, пожаловаться на тебя?
ЮЛИЯ. Как в коммунистические времена? Василию Данииловичу скоро пятьдесят, не мальчик. Сам разберется.
АГАФЬЯ. Разберется. Ведет себя как мальчишка. Говорит, любит. Все годы любил. И, когда Ольга была рядом.
ЮЛИЯ. Он вам сказал?
АГАФЬЯ. Сказал. Сама вижу, мучается. На распутье он. Подумай о его душе, его будущем. Василий говорил, ты хорошо знаешь Библию, церковные законы. Принявший сан служителя церкви, не может предаваться земным страстям. Ты соблазняешь. Сеешь сомнения.
ЮЛИЯ. Какой он пастырь, если светская женщина заставляет усомниться в вере?
АГАФЬЯ. Не усомнился пока. Влюбился без оглядки. Умоляю, оставь Василия! Хочешь, на колени встану? Буду молиться за тебя. Оставь сына! Сломаешь ему жизнь. Столько лет не видела, не знала ничего о нем и вдруг вспомнила. Ты не старая, симпатичная, встретишь еще хорошего человека. Не терзай ему душу. Господь не оставит тебя.
ЮЛИЯ. (Долго молчит, не знает, что сказать). Не знаю, право, что ответить. Я со школьных лет не могу его забыть. Он любит меня. Вася сам должен решить.
АГАФЬЯ. Оставь Васю! На распутье он. Колеблется. Подумай, что его ждет с тобой.
ЮЛИЯ. Что? (После паузы). У него есть мирская профессия. Я неплохо зарабатываю.
АГАФЬЯ. Не может он быть с тобой! Господь определил ему служить церкви, быть пастырем людским.
ЮЛИЯ. Вы с ним говорили?
АГАФЬЯ. Не один раз! Вася не знает, что я к тебе пошла.
ЮЛИЯ. Я не скажу.
АГАФЬЯ. (Встала на колени перед сидящей Юлией, взяла ее за руки. Юлия встала). Умоляю, оставь Васю! Не будет вам счастья.
ЮЛИЯ. Что вы, Агафья Ермиловна, встаньте. (Заплакала. После долгой паузы). Хорошо. Если уверены, для Васиного блага лучше нам не видеться… (Продолжает плакать). Не буду больше общаться с ним. Придет – не пущу.
АГАФЬЯ. (Целует руки Юлии). Правда? Обещаешь? Спасибо! Господь не оставит тебя. (Поднимается с колен, садится). Еще встретишь достойного мужчину. Пройдет наваждение (Поднимается, направляется к выходу). Обещаешь? (Юлия, вытирая слезы, кивает). Извини, вырастешь своего сына – поймешь меня.
ЮЛИЯ. Я понимаю вас. А сына давно вырастила, на ноги поставила.
АГАФЬЯ. Дай Бог ему счастья! Будь благоразумна. Я тебе верю. (Крестит её). Храни, Господь!
Обе выходят, Юлия возвращается. Садится за стол, открывает книгу, но сразу же оставляет. Ложится на диван, уткнувшись в подушку, плачет.

З а т е м н е н и е

4. Квартира Покровских. В комнате один Василий, звонит Юлии.
ВАСИЛИЙ. Юлию Иннокентьевну, можно?.. Когда она бывает на кафедре? Как не знаете, нет у вас расписания?.. Хорошо, позвоню позже. Спасибо. (Опускает трубку). Не хочет разговаривать, ясно. Третий день не могу найти.
Принимается молиться, что-то шепчет, позже мы слышим.
ВАСИЛИЙ. Господи Всемогущий и всех любящий! Прости меня, грешного! Не могу без этой женщины! Люблю её с детства, и она меня любит. Что нам делать? Подскажи, вразуми! Не можешь благословить наши встречи, понимаю. Ничего не могу поделать с собой. Прости!
Неожиданно перед ним появляется Ольга. Рассмотреть её невозможно, мы видим контуры женщины, ее тень. Возможно, режиссер найдет другое решение.
ВАСИЛИЙ. Оля? Ты вернулась! Благодарю тебя, Господи! Оленька! «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе»! (Песн. 4;7).
ОЛЬГА. «На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его». (Песн. 3; 1).
ВАСИЛИЙ. «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в неё. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем». (1 Иоан. 4;16). «Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею». (1 Кор.6; 14).
ОЛЬГА. «Все реки текут в море, но море не переполняется; к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь» (Еккл. 1; 7). Я завещала – женись. Ты заслужил быть счастливым. Пять лет соблюдаешь верность. Священное Писание учит нас: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею». (Быт. 1; 27,28.) Женись на Юлии, она достойна тебя! Каждое существо должно притулиться к другому.
ВАСИЛИЙ. А как ты? Она не заменит тебя!
ОЛЬГА. «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». (Еккл. 1; 9).
ВАСИЛИЙ. Ты настаиваешь? Допустим. Что потом? Если заслужу у Господа, и в будущей жизни наши с тобой души соединятся, как быть с Юлей, её куда?
ОЛЬГА. Забыл, что в подобной ситуации ответил Иисус? Прочти еще раз притчу о семи братьях и одной жене. «Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж; А сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят». (Лука 20; 34, 35).
ВАСИЛИЙ. Получается, мы с тобой больше не встретимся!
ОЛЬГА. Обязательно встретимся!
Тень Ольги исчезает, Василий продолжает молча стоять на коленях перед иконостасом и недоумевать "Что это было? Видение"?
ВАСИЛИЙ. Спасибо тебе, Господи, за Ольгу! И прости меня, грешного, если не мог отвечать ей Твоими словами! Прости, что говорили о земном. Прости, Господи, и помоги мне принять правильное решение. На всё Святая воля Твоя! Аминь!
Входит Агафья, Василий поднимается с колен.
ВАСИЛИЙ. Мама, видение мне было! Не поверишь, Ольга приходила. И так убедительно говорила! Всё стихами из Писания. Раньше, без Библии двух строк не процитировала бы. Её устами заговорил Господь, иначе не объяснишь. Я тоже приводил на память слова пророков и удивлялся самому себе. Забытые стихи из Писания всплывали в памяти один за другим.
АГАФЬЯ. Что сказала Ольга?
ВАСИЛИЙ. Жениться на Юлии.
АГАФЬЯ. Никогда не отличалась набожностью. Как можно советовать идти против Бога? Сатана в ее облике говорил с тобой. Знает, какие слова привести и сбить с пути истинного. Не разглядел ты.
ВАСИЛИЙ. Почему против Бога? Баптистам, лютеранам, иным христианам Господь разрешает второй брак, а православным – нет. Люди это придумали!
АГАФЬЯ. Дождешься – отлучат от церкви!
ВАСИЛИЙ. От Бога не отлучат. Лишить сана могут, от Бога не отлучат. (После паузы.) Не знаю мама, что делать! Не смогу я без Юльки!
АГАФЬЯ. Какая она тебе Юлька? Взрослая самостоятельная женщина. Раньше тебя поняла, ничего у вас быть не может.
ВАСИЛИЙ. Что поняла?
АГАФЬЯ (не отвечая на вопрос). Как мальчишка – люблю. Посмотри в зеркало. Сколько лет тебе? Правду говорят, седина в бороду, бес в ребро.
ВАСИЛИЙ. Не знаю – бес, или кто еще опутал, не смогу отныне жить и служить, как прежде.
АГАФЬЯ. Рехнулся! Околдовала профессорша. Опять встречались? Я не враг тебе. Рада бы, умирая, знать, рядом с тобой кто-то остается. Ты выбрал судьбу людского пастыря, а Господь не одобряет второго брака, смирись.
Василий переодевается и собирается уходить.
АГАФЬЯ. Куда так рано? Не поел.
ВАСИЛИЙ. Дела!
Агафья провожает сына и возвращается в гостиную, берется за свое вязание.

З а т е м н е н и е

5. Дома у Юлии. Она что - то пишет, изредка открывает толстые справочники, которыми завален стол, тихо играет музыка радиоприемника. Звонок в дверь, она неохотно отрывается от работы, идет в прихожую и возвращается с Василием.

ЮЛИЯ. (Пытается быть строгой, говорит сердито). Зачем пришел, мало неприятностей? Дождешься, лишат сана.
ВАСИЛИЙ. Не могу не увидеть тебя. Посмотрю и пойду. Не богопротивное желание.
ЮЛИЯ. Увидел? Жива – здорова. Всё у меня нормально. Уходи! Сколько повторять: не приходи ко мне. И в Университет перестань звонить.
ВАСИЛИЙ. Стараюсь. Не получается.
После разговора с Агафьей Ермиловной, Юлия приказала себе оставить Василия, не думать о нем, не принимать. К телефону не подходила. Однако пришел, и впустила. Не смогла захлопнуть перед носом дверь. Василий, обескураженный холодным приемом, мучается в догадках и молчит. Юлия садится за стол, и, не обращая на него внимания, продолжает делать выписки.
ВАСИЛИЙ. Что случилось? Так изменилась с нашей последней встречи!
ЮЛИЯ. Под твоим напором потеряла голову. Как девчонка, забыла все на свете, отдалась нахлынувшим чувствам. А мне ведь не шестнадцать. Поразмыслила и приняла взвешенное решение. Возвращаюсь в Екатеринбург.
ВАСИЛИЙ. А я? Мне как быть?
ЮЛИЯ. Посмотрим правде в глаза. Ты должен был выбрать – остаёшься с Богом, посвящаешь себя Ему, или отдаешься земному влечению. Ты сделал выбор, и я не осуждаю. Так зачем продолжаешь распалять себя, вместо того, чтобы смириться! Жил без меня, проживешь и дальше. Всё проходит. Пройдет и это. Закончились наши свидания. (Василий заключает её в объятия, она вырывается) Убери руки! Отпусти!
ВАСИЛИЯ. Юля! Юленька! Любовь моя, солнышко моё!.. Никуда ты не поедешь!
ЮЛИЯ. Пусти!
ВАСИЛИЙ. (Отпускает её). Всё перевернулось с твоим приездом. Проснулись прежние чувства. Будто не было тридцати лет, на которые развела жизнь. Со стороны посмотреть, наверное, забавно. Рехнулся на старости лет. Не властен над своим чувством. Ничего не могу поделать. Выше моих сил! (Он вдруг решительно хватает её, поднимает, обнимает и целует). Юленька! Дорогая моя, любимая! Не смогу без тебя. Люблю сильнее, чем когда-то в юности!
ЮЛИЯ. (Перебивает). Когда-то.
ВАСИЛИЙ. Раз так складывается, давай всё бросим и сбежим. Уедем куда-нибудь, снимем квартиру, заживем как все люди. У меня есть профессия.
ЮЛИЯ. Отдаешь отчет, что предлагаешь? Что говоришь… Как же обеты Богу? Предашь своих прихожан, маму. Идею, которой служили мужчины в семье.
ВАСИЛИЙ. Не все мужчины. Петр безбожник живет счастливо, занят любимой работой. Все понимаю, Господь не простит. Всё равно, я не отвернусь от Него. Будем вместе молить о прощении. Ты говоришь сделать выбор – оставаться с Богом или с тобой. Не надо выбирать – останемся и с Богом и друг с другом. Одно не исключает другое.
ЮЛИЯ. Лишат сана! Ты пастырь, отвечаешь не за одного себя. За своих прихожан тоже. Оставишь их? Потом всю оставшуюся жизнь будешь мучиться. Молить Господа простить за грешную любовь. Проклинать меня!
ВАСИЛИЙ. Тебя проклинать…Как у тебя язык поворачивается сказать такое!
ЮЛИЯ. Не будет счастья нам. (Надолго замолкает, встала, молча ходит по комнате). На обоих нашло затмение, потеряли разум. Я опомнилась первая, вернулась к реальности. И ты вернись на грешную землю, одумайся. Хватит витать в облаках! Вспомни отца, деда! Им серьезнее выпали испытания, и выстояли!
ЮЛИЯ. Самое лучшее – мне уехать. Подальше от тебя. Не волновать, не сбивать с пути истинного. Не могу я принять твою жертву. Не буду счастлива, зная, что сломала тебе жизнь. Пройдет время, и ты одумаешься. От себя не убежишь.
ВАСИЛИЙ. Не одумаюсь. Я поеду за тобой! Будет хуже. Не надо никуда уезжать.
ЮЛИЯ. Продолжать искушать? Ты не оставишь меня в покое.
ВАСИЛИЙ. Не оставлю. Зачем, когда оставшиеся годы можно прожить вместе? Буду продолжать учить людей доброте, просвещать, нести мир и спокойствие в их души. Смысл жизни, предназначение моё на земле не изменится. Служить Богу можно не только пастырем в церкви.
ЮЛИЯ. Опять о Боге… Даже в эту минуту не можешь забыть. Я никогда не займу его место. Совсем потерял голову. Мне, действительно, следует уехать. Другого выхода не вижу.
ВАСИЛИЙ. Только не уезжай! Даже если не суждено быть вместе, оставайся в городе. Попытаюсь перебороть себя. Хотя бы изредка смогу видеть.
ЮЛИЯ. Я не железная. Не будь священником, на закате жизни счастье могло улыбнуться нам. Но ты священник. Каноны православия жестоки, как всё Святое Писание до Христа. Прекрасно понимаешь, не быть нам вместе.
ВАСИЛИЙ. Неужели никакого выхода?
ЮЛИЯ. ( После долгого молчания усаживает его на диван, обнимает, на глаза набегают слезы). За что мучаешь меня? Ходишь ко мне… Неужели не понял, какое место в моей жизни ты занял!
Василий целует её. Юлия поначалу увертывается от поцелуев, потом сдается и отвечает). Трудно с тобой бороться…
ВАСИЛИЙ (перебивает). С собой.
ЮЛИЯ. Без тебя была тверда в решении уехать. Нет у нас общего будущего. А ты пришел, обаял, и я как девчонка растаяла. Забыла все свои доводы и решения.
ВАСИЛИЙ. Где, в какой книге Священного Писания наши отцы церкви прочитали, что священник не в праве жениться? В 1-м Послании к коринфянам апостол Павел пишет «Но, во избежания блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа». (1 Кор. 7;2).
ЮЛИЯ. (Достает с полки и открывает Библию, читает). Еще тебе козырь оттуда же «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим». (1 Кор. 7;5).
ВАСИЛИЙ. Вот видишь, апостол Павел за нас!
ЮЛИЯ. Считаешь, за нас? Дальше он пишет: «Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление». (1 Кор. 7;6). «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться как я». (1 Кор. 7;8). Апостол Павел, как известно, был холост.
ВАСИЛИЙ. Помню эту главу. Дай Библию. (Юлия передает ему открытую книгу, и он читает следующий стих). «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться». (1Кор. 7; 9) (Возвращает Библию Юлии).
ЮЛИЯ. (Листает книгу, останавливается на закладке). Будем состязаться, кто больше стихов из Святого Писания приведет? Наверняка знаешь больше. В Третьей книге Моисея «Левит» есть глава со специальными правилами для священников и их семейств. Там сказано: (Читает). «Они не должны брать за себя блудницу и опороченную, не должны брать и жену, отверженную мужем своим, ибо они святы Богу своему». (Лев. 21;7). Я не блудница, но отвергнутая мужем. Инициатором развода выступила я, но отверг - то меня он. Выходит и Библия нам не союзница.
ВАСИЛИЙ. Получается, всё против нас.
ЮЛИЯ (обнимает Василия, горячо целует). Такой большой и слабый. Всё против нас, ты прав. Остаётся смириться, идти по избранному пути. Продолжать жить, как жили. У тебя и у меня есть свои цели в жизни, знаем, по крайней мере, еще недавно знали, ради чего живем, зачем пришли в мир. Так разве мы вправе отказываться от всего этого?! (Решительно). Ты мужчина? Возьми себя в руки! (Встает). Всё, Вася, до свидания! Вернее, прощай! Больше не увидимся. Иди, и не приходи больше. Не впущу. Хватит, дразнить друг друга. (Василий встал, но не уходит).
ВАСИЛИЙ. Не могу.
ЮЛИЯ. (Смотрит на часы). Меня ждут. Пора идти. (Поднимается). Как не поймешь, дальнейшие терзания друг друга ни к чему не приведут. Наберись мужества, собери всю свою волю. (Василий качает головой). Не уйдешь?.. Хорошо, оставайся, я уйду. (Поднимается). Прощай! (Целует его). В последний раз! (Набрасывает кофточку, идет к двери). Захлопнешь, когда пойдешь, дверь. (Выходит, Василий бросается за ней, но у двери останавливается).
ВАСИЛИЙ (оставшись один, садится, обхватив руками голову. Долгая пауза). Она права. Сильная женщина! Я слаб, не могу решиться.…И без Тебя, Господь, не могу. Если бы мог…Если бы смог…
З А Н А В ЕС *
* Это и есть финал пьесы, задуманный Автором. Но, если режиссер будет настаивать, что зритель ждет счастливого конца и герой должен уступить земным желаниям, есть другой вариант окончания - продолжение.

ПАУЗА, ГОЛОС ДИКТОРА ЗА СЦЕНОЙ
«Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: Пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице». Царь Соломон. (Притч. 30;18,19)

Комната Юлии. Василий, обхватив голову, задумавшись, сидит за столом. Возвращается Юлия.
ВАСИЛИЙ. (Поднимает голову, поворачивается к ней). Ты вернулась! Юля!
ЮЛИЯ. Не смогла уйти. Прости, Вася! Я тоже не могу без тебя! Что толкнуло выбрать здешний университет? Могла поехать в любой другой город. Думала разве, встретимся, и вновь влюблюсь, как девчонка. Всё в того же соседского мальчишку Васю, который давно взрослый мужчина. Со своей прожитой жизнью, где не нашлось мне места. Жила своими заботами, воспитывала сына, боролась с пьянством мужа, занималась наукой, жизнь, казалось, была наполнена всем в меру – радостью и печалями. Грех жаловаться – любящие сын и невестка, достаток в доме, любимая работа. А встретились, и вышло наружу, что внутри в тайне всю жизнь мучило, о чем не позволяла себе думать. Судьба привела в город детства. Веришь в судьбу?
ВАСИЛИЙ. (Встал, взял ее за обе руки). Юлька! Ты со мной? Навсегда? (Целуются и долго молча стоят). Решилась? Все в жизни предопределено. Твой приезд в том числе. Ты называешь это судьбой, а от судьбы не уйдешь, гласит народная мудрость.
ЮЛИЯ. Прости за постоянные споры, за протестантов! Дух противоречия, привычка педагога учить и наставлять говорили за меня. В Бога можно верить без оглядки, как ты, или верить и сомневаться, постоянно искать подтверждения, как я. Нельзя дважды войти в одну реку, можно войти в другую, новую, мы у истока её.
ВАСИЛИЙ. Будем вместе?
ЮЛИЯ. Если хорошо подумаешь и будешь готов к нелегким испытаниям.
ВАСИЛИЙ. Я верю, Господь не оставит нас.
ЮЛИЯ. Как христианка я не права, но мне дорого настоящее. День сегодняшний, а не спорное завтра. Солидарна с мудрым Соломоном, которого не включили в каноническую Библию. «… имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца…Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью». (Прем. Сол 2.; 4,6).
ВАСИЛИЙ. (Продолжает стихи Книги Премудростей Соломона из не канонической Библии). «И да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни. Увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли». (Прем. Сол.2:7,8).
Василий и Юлия молча стоят, обняв друг друга.
З А Н А В Е С
P.S. Если, все же, будет выбран второй вариант, то и назвать пьесу следует иначе – «Omnia vincit amor» – «Все побеждает любовь».





, если кому-то из будущих постановщиков захочется, чтобы герой уступил земным желаниям, есть другой вариант окончания - (продолжение).
ПАУЗА, ЗА СЦЕНОЙ ГОЛОС ДИКТОРА
"Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: Пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице". Царь Соломон. (Притч. 30;18,19)

Возвращается Юлия.

ВАСИЛИЙ (Поднимает голову, поворачивается к ней). Ты вернулась! Юля! (Бросается навстречу).
ЮЛИЯ. Не смогла уйти. Прости, Вася! Я тоже не могу без тебя! Что толкнуло выбрать здешний университет? Могла поехать в любой другой город. Думала разве, встретимся, и вновь влюблюсь, как девчонка. Всё в того же соседского мальчишку Васю, который давно взрослый мужчина. Со своей прожитой жизнью, где не нашлось мне места. Жила своими заботами - воспитывала сына, боролась с пьянством мужа, занималась наукой, жизнь, казалось, была наполнена всем в меру - радостью и печалями. Грех жаловаться - любящие сын и невестка, достаток в доме, любимая работа. А встретились, и вышло наружу, что внутри в тайне всю жизнь мучило, о чем не хотела думать, а думалось. Судьба привела в город детства. Не веришь в судьбу?
ВАСИЛИЙ. (Встал, взял ее за обе руки). Юлька! Ты со мной? Навсегда? (Целуются и долго молча стоят). Решилась? Все в жизни предопределено. Твой приезд в том числе. Ты называешь это судьбой, а от судьбы не уйдешь, гласит народная мудрость.
ЮЛИЯ. Прости меня за постоянные споры, за протестантов! Дух противоречия, привычка педагога учить и наставлять говорили за меня. Бог един и можно верить в него без оглядки, как ты, или верить и сомневаться, постоянно искать подтверждения, как я. Разделения на конфессии, разные вероучения - надуманное. Считаешь, должна ходить в твою церковь, - пойду! Нельзя дважды войти в одну реку, можно войти в другую, - новую, мы у истока её.
ВАСИЛИЙ. Будем вместе?
ЮЛИЯ. Если хорошо подумаешь и будешь готов к нелегким испытаниям.
ВАСИЛИЙ. Я верю, Господь не оставит нас.
ЮЛИЯ. Как христианка я не права, но мне дорого настоящее. День сегодняшний, а не спорное завтра. Солидарна с мудрым Соломоном, которого не включили в каноническую Библию. "… имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца…Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью". (Прем. Сол 2.; 4,6).
ВАСИЛИЙ. (Продолжает стихи Книги Премудростей Соломона из не канонической Библии). "И да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни. Увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли". (Прем. Сол.2:7,8).
Василий и Юлия молча стоят, обняв друг друга.

З А Н А В Е С
© Борис Борисович Михайлов

г. Санкт-Петербург Тлф. (812) 745.41.34
E -mail: borborm@mail.ru

















Об авторе все произведения автора >>>

 Борис Борисович Михайлов Борис Борисович Михайлов, г. Санкт - Петербург, РОССИЯ
орис Борисович Михайлов, член Союза журналистов России. Телевизионный журналист на пенсии. Десять лет с Господом. Прихожанин Российской методистской церкви.(Одна из протестантских конфессий). Автор книги "Преображенные жизни" об истории методизма в России и сегодняшних лидерах церкви. Книга вышла в США и в Москве.
e-mail автора: borborm@mail.ru
сайт автора: личная страница

 
Прочитано 12561 раз. Голосов 1. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Драматургия обратите внимание

ФРОСЯ И ГАНЯ - Александр Юфик
Эта сценка была написана в 1993 году как одноразовая для одного христианского брака, но каково было моё удивление, когда я услышал её через двенадцать лет на христианской свадьбе в США, да ещё и в покалеченном виде (как оказывается с интернета).

... глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, (Иоан.1-23) - Габор

Якщо нічого не зміниться - Элла Приколотина
Честно сознаюсь, что сюжет не мой - нашла в сети. Но существенно переделала, добавив диалоги, сделав перевод. Выставляю не из авторских амбиций, а потому что знаю как бывает нужен материал.

>>> Все произведения раздела Драматургия >>>

Публицистика :
Проблемы христианина на рабочем месте. - Леонид Каночкин

Проза :
Сад! - Ярошенко

Поэзия :
Різдвяна молитва - Олеся Білоус

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Драматургия
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100