Для ТЕБЯ - христианская газета

Сказ о Царевиче
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Сказ о Царевиче


ВСТРЕЧА

Это случилось очень давно. Сейчас она не могла сказать точно, был ли он на самом деле или же привиделся… Тогда она только-только начинала собирать колючки, и Дикий Лес не казался ей таким уж диким, но, напротив, привлекал своими заманчивыми тайнами и приключениями. Она полагала, что главное в Диком Лесу – насобирать побольше колючек, которые затем, по желанию, превращались во что угодно: их можно было кушать, пить, носить, на них можно было даже ездить или летать. Слишком высоко летать, конечно, не получалось, потому что кроны деревьев в Диком Лесу смыкались плотно-плотно. Поговаривали, будто за ними существует какой-то свет, но это – область догадок и домыслов, во что она никогда не вникала и чему не доверяла. Пока сама не увидела Царевича.
Колючки с непривычки больно ранили руки, и она огорчалась оттого, что не в пример другим обитателям Дикого Леса, набирала их так мало. Они попадались тощенькие и доставались очень тяжело. Самые жирные колючки прятались в огромных смердящих кучах перегноя, за места возле этих куч между обитателями Дикого Леса шла непрерывная война. Временами собиратели колючек, сидевшие на самых высоченных кучах, куда-то пропадали, места их сразу же занимали другие важные собиратели колючек. По слухам, пропавших утаскивали Злые Звери, но хищников этих никто не видел, и нельзя было наверняка сказать, существуют ли они.
Отыскивая колючки, она вздыхала о том, что никогда не сможет насобирать их столько, чтобы ни в чем не нуждаться. Ей стало горько, когда она представила, что вся её жизнь пройдет около отвратительных зловонных куч, и у неё никогда не будет достаточно колючек, чтобы просто жить, а не думать о том, где их взять ещё!
Внезапно она увидела то, чего раньше никогда не видела, – свет. В Дикий Лес свет извне не проникал, поэтому она даже не подозревала, что способна его видеть. Свет оказался так хорош, что не шёл ни в какое сравнение с темнотой Дикого Леса. Она была потрясена, оттого что прозрела впервые в жизни и затем увидела… Царевича.
Он возвышался над ней, сидящей на холодной земле и выискивающей в гниющей куче колючки, и смотрел на неё так, словно знал давным-давно. Она совершенно растерялась – до того глупым показалось ей собственное занятие в свете сияния, исходившего от Царевича. Она почувствовала себя такой одинокой, заброшенной и недостойной его внимания, что не смогла вымолвить ни слова. Он явился из другого мира, о котором она ничего не слышала. Позади Царевича нетерпеливо перебирали тонкими ногами белые лошади, какие в Диком Лесу никогда не водились, а на лошадях сидели красивые юноши – друзья Царевича. А он всё смотрел на неё, и, казалось, не собирался уходить.
– Кто ты? – преодолев замешательство, спросила она.
– Царевич, – ответил он. – Я приехал издалека, чтобы только взглянуть на тебя, а потом вернусь к своему отцу.
– И что? – неуверенно произнесла она. – Ты разочаровался, когда увидел меня?
– Наоборот, – улыбнулся Царевич. – Ты прекрасней, чем я думал. Я обязательно заберу тебя из Дикого Леса в Золотой Дворец, – только, пожалуйста, дождись меня. Я возьму тебя в жёны: я никогда не встречал такой чудесной девушки, как ты.
Его слова сильно смутили её. Неужели он не замечает, какое ужасное на ней платье? Она даже не предполагала, насколько оно скверное и грязное, пока сияние Царевича не осветило его. Она осмелилась посмотреть Царевичу в лицо, и с изумлением обнаружила, что он не лукавит. Она действительно нравится ему, более того – он любит её, глаза его были правдивы! В них она увидела своё отражение – отражение необыкновенно красивой девушки.
– Как скоро мне тебя ожидать? В Диком Лесу так сумрачно, – вдруг ты не найдёшь меня?
– Я вернусь, когда станет совсем темно, но ты не бойся! Я найду тебя по свету Лампы, только не забывай подливать в неё масла, чтобы всегда горела.
С этими словами Царевич вложил в её руки глиняный сосуд, где в золотом масле плавал тонкий белый фитиль, источавший мягкое сияние. Сверху сосуд был накрыт прозрачным колпаком, ничего великолепнее этой Лампы она в жизни не видела.
– Дождись меня, – повторил Царевич. – Я непременно возвращусь, только, пожалуйста, помни обо мне всё время и смотри, чтобы масло в Лампе не заканчивалось, иначе я не смогу разглядеть тебя в Кромешной Тьме.
– Разве это не тьма? – с болью воскликнула она, обводя глазами вокруг. – Если это не тьма, то, что тогда тьма?
Он нежно коснулся ладонью её щеки.
– Ты увидишь ещё Кромешную Тьму, но не пугайся, потому что чем сильнее будет она сгущаться, тем ярче засияет Лампа.
– А если Лампа погаснет?
– Не погаснет, – уверенно сказал Царевич. – Тебе достаточно подливать масло, а о том, чтобы Лампа горела, я уже позаботился… Прощай, моя возлюбленная, дождись меня обязательно. Я непременно вернусь, чтобы забрать тебя, и мы навсегда будем вместе.
– Погоди! Почему не сейчас? – с болью воскликнула она. – Я не хочу оставаться в Диком Лесу! Забери меня сейчас.
Царевич грустно посмотрел на неё.
– Моё сердце с тобой, однако я повинуюсь отцу, который назначил день нашей свадьбы, раньше я не могу забрать тебя. Если б ты только знала, как я желаю соединиться с тобой, чтобы мы никогда не разлучались! Я полюбил тебя задолго до этой встречи, а теперь с ещё большим нетерпением буду ожидать нашей свадьбы. Не забудь меня, моя невеста!
Она увидела на глазах его слёзы и расплакалась сама. Это было так удивительно: оказывается, из глаз её может течь вода! Выходит, они могут не только видеть свет, но и проливать воду… Вытерев слёзы, она обнаружила, что Царевича рядом нет, но исчезла и тьма, потому что осталась маленькая масляная Лампа – залог того, что Царевич обязательно вернётся.


АННА

Анну настолько потрясла встреча с Царевичем, что она тотчас побежала к другим собирателям колючек, возившимся в грязных кучах неподалеку.
– Вы видели?.. Он только что был здесь! – задыхаясь от волнения, сообщила она. Ей казалось, что не заметить явления Царевича невозможно: сияние, исходившее от него, освещало всё вокруг.
– Царевич! Он… он так прекрасен! – Анна не находила подходящих слов, чтобы выразить восхищение. Все эпитеты выглядели слишком блёклыми, чтобы передать переполнявшие её чувства.
– Чушь, не было здесь никакого Царевича, тебе померещилось! Лучше трудись прилежней и не болтай глупостей! – прикрикнул на неё Главный Собиратель.
– Но как же… – Анна опешила. – Разве вы его не видели?
– Какой еще Царевич? О чем ты говоришь? Царевича не существует! – вмешался Старый Ворчун, которому было столько лет, что он и сам давно сбился со счёта. – Это просто забавная сказка, которую выдумали бездельники. Они ленятся собирать колючки, вот и сочинили небылицу про Царевича, чтобы дураки отдавали им свои колючки в обмен на сладкие обещания, будто Царевич за ними вернётся!
– Но это правда, – тихо сказала Анна. – Он действительно обещал вернуться.
– И, конечно, забрать тебя к себе? – язвительно добавил старик, и она кивнула. – Не будь идиоткой! Я не раз слышал весь этот бред про Царевича и, можешь мне поверить, – никто из уверовавших не был счастлив: все они, живя пустой мечтой о скором его возвращении, пренебрегали собиранием колючек! Однако прошло уже столько времени, а о Царевиче по-прежнему ни слуху ни духу… Ау! Царевич, где ты?.. Ну что, видишь? Его нет!
Анна не нашла, что ответить Старому Ворчуну: ведь он прожил столько лет и ни разу не встретил Царевича.
– Как он хоть выглядит? – шепотом поинтересовалась её подруга, с которой они вместе собирали колючки.
– Вид его совершенен, – неуверенно ответила Анна, сбитая с толку Старым Ворчуном, – прекрасней всех молодых людей. Я не знаю таких слов, чтобы описать Царевича. – Она воодушевилась. – Его глаза лучистые, как… свет Лампы, только сияют ещё ярче! От лица его невозможно отвести глаз, – так оно восхитительно. Одежды на нём блистают ослепительной белизной, на них нет ни единого пятнышка. Во всем его облике нет недостатка, а любовь его так велика, что даже всему Дикому Лесу не вместить её. И ради того, чтобы снова увидеть его, не жалко отдать всё, что угодно!
– Вот об этом я и говорил! – брызгая слюной, завопил Старый Ворчун. – Они сумасшедшие – все, кто видел этого Царевича! Его не существует! Он – всего лишь иллюзия, обман воображения, обольстительная выдумка, не более того! Не смей больше рассказывать басни о Царевиче! Его нет, поняла?
– Тогда ответь мне, что это такое? – неожиданно храбро возразила Анна и, достав из-под накидки Лампу, высоко подняла её над головой. Старый Ворчун задохнулся от нового приступа злобы и повалился без чувств на кучу с колючками.
Яркий свет озарил Дикий Лес, собирателей колючек, и все они разом закрыли лица ладонями и закричали в один голос:
– Сейчас же убери эту штуку! Она режет глаза! От неё нам становится больно!
– Но это же свет, – удивилась Анна. – Смотрите, как он хорош! При свете Дикий Лес не выглядит таким уж диким. Мы можем даже видеть лица друг друга, нам больше ни к чему жить в темноте.
– А зачем нам видеть? – выступил вперёд Главный Собиратель. – Вон, как ты расстроила старейшего обитателя нашего леса, он даже лишился чувств от твоей выходки! Немедленно убери свою Лампу, иначе я буду вынужден запретить тебе пользоваться этой кучей с колючками и передать её другому собирателю!
– Нам вовсе не нужно видеть, деточка, – прошипела Премудрая Собирательница, с ненавистью буравя Анну глазами. – Мы привыкли осязать предметы, свет нам только мешает. Мы знаем каждую кочку, каждый уголок в Диком Лесу на ощупь, и его постоянный сумрак намного для нас приятнее, чем жизнь при свете. Потому что в темноте мы можем творить всё, что захотим, и ходить в чём хотим, и нам не нужно прятаться друг от друга в домах и скрывать свои дела: их и так не видно.
Премудрая Собирательница также повелела Анне убрать Лампу. Девушка сильно огорчилась из-за того, что другие собиратели не разделили её восхищения. Анна уже хотела спрятать Лампу обратно под накидку, как внезапно увидела: из Дикого Леса вышли они – Злые Звери – и крадучись направились к Старому Ворчуну, всё ещё лежавшему поверх своей кучи. Объятая ужасом Анна наблюдала, как Злые Звери вцепились в старика и поволокли его вглубь Дикого Леса. Это зрелище видела только она –остальные продолжали сосредоточенно копаться в своих кучах и даже не заметили, что старика не стало.
– Злые Звери! – изо всех сил закричала Анна. – Я только что видела, как они утащили Старого Ворчуна…
– Прекрати нести вздор! – резко оборвала её Премудрая Собирательница. – Старик просто исчез, как и все мы когда-нибудь исчезнем, и не выдумывай про Злых Зверей! Их не существует, как не существует Царевича. У тебя с этой Лампой совсем помутился рассудок. Советую тебе от неё поскорее избавиться и продолжать жить, как все.
– Но я видела! – не унималась Анна. – Собиратели никуда не исчезают – их утаскивают Злые Звери!
– Она помешалась, – вынесла вердикт Премудрая Собирательница, и все остальные собиратели отвернулись от Анны.
Пристыжённая, она продолжила собирать колючки, с нетерпением ожидая поры, когда сможет вполне насладиться подарком Царевича.


ЛАМПА

Анна ютилась в крохотной квартире, расположенной в средине огромного дома, где жили почти все собиратели колючек этой части Дикого Леса. Девушка сразу поставила Лампу на стол в центре единственной комнаты. Там стоял ещё раскладной диванчик, который днём был местом общения с редкими гостями, а ночью служил хозяйке кроватью, и небольшой шкаф, вмещавший, помимо одежды, остальное нехитрое имущество Анны: посуду, несколько книжек и краски. Девушка рисовала неважно и лишь при наличии вдохновения. Так, например, Анне нравились камины в домах богатых собирателей колючек, но в её комнатушке камину места бы не нашлось, даже если б на него хватило колючек. Поэтому однажды зимой, сильно замерзнув, Анна нарисовала очаг, огонь в котором походил на настоящий. Если она долго-долго смотрела на него, то даже как будто начинала чувствовать жар, однако этот самообман у бумажного камелька с рисованным пламенем лишь подчеркивал её нищету…
Девушка радовалась Лампе: уж она-то действительно настоящая, и огонёк в ней – живой! Комната освещалась ровным и сильным светом, больше Анне не придётся коротать время в темноте. Всегда с наступлением сумерек девушке становилось страшно: за тонкими стенами слышались крики соседей, их кухонная ругань или застольные песни. Анна остро переживала одиночество, ей так хотелось кому-нибудь быть нужной! Она не встречала ни одной счастливой семьи, только грубость, корысть, постоянные скандалы и пьяные драки. Как это не похоже на нежное обращение Царевича! И почему он выбрал среди других обитателей Дикого Леса именно Анну? Старый Ворчун дал понять, что есть ещё люди, знающие о Царевиче, но как их отыскать? Анне представлялось крайне важным найти таких же, как она, девушек, повстречавшихся с Царевичем. Вместе им будет легче дожидаться его возвращения. Анна была уверена, что никогда не полюбит никого другого, потому что человека, равного Царевичу, не было в целом мире. Даже если ей придётся всю жизнь оставаться одной, она не откажется от Царевича, потому что надежда на встречу с ним сделалась теперь смыслом её бытия.
Анна неподвижно сидела напротив Лампы и, глядя на неё, испытывала удивительное состояние защищённости и покоя, словно рядом находился сам Царевич. Присутствие его ощущалось так явственно, а Дикий Лес, Злые Звери, собиратели колючек отступили далеко-далеко, как будто их и не существовало вовсе. Громкие голоса, доносившиеся из соседних квартир, стихли, и любовь Царевича окутала Анну ласковым облаком. Умиротворённая Анна радостно наблюдала, как всё ярче и ярче разгорается на столе Лампа, свет которой преобразил некогда унылую комнатёнку.
«Пусть все говорят, что угодно, но я-то знаю правду! Я своими глазами видела Царевича, и он пообещал, что вернётся. Он заберёт меня во дворец, и мы навсегда будем вместе. Там я забуду про Дикий Лес, Злых Зверей и жестоких собирателей колючек!»


ГЛАВНЫЙ СОБИРАТЕЛЬ

Спустя несколько дней Анну неожиданно пригласил к себе в дом Главный Собиратель. Мало кто из обитателей Дикого Леса имел собственный дом, тем более такой роскошный, как у Главного Собирателя. В самой большой его комнате, конечно, был сложен огромный камин, в котором полыхал настоящий огонь, непрестанно поддерживаемый слугами. Другие собиратели колючек, узнав о приглашении, стали страшно завидовать Анне, да и сама она раньше приняла бы это за честь, но теперь, после встречи с Царевичем, возможность попасть в избранный круг вовсе не казалась ей такой привлекательной.
Главный Собиратель был старше Анны и гораздо образованнее. Сначала он деликатно намекнул, что она давно ему нравится, а потом заявил, что не прочь жениться на ней, несмотря на её увлечение бредовыми идеями относительно Царевича, поскольку достиг солидного возраста и накопил достаточно колючек, чтобы ни в чём не нуждаться.
Анна растерянно молчала: Главный Собиратель – её начальник, она не представляла, как может отказать ему и не лишиться при этом работы. Любая девушка сочла бы предложение Главного Собирателя весьма удачным, однако Анна твёрдо намерилась хранить верность Царевичу!
Между тем Главный Собиратель решил, что гостья лишилась дара речи от свалившегося на неё неожиданного счастья, и предложил ей посмотреть своё хранилище колючек. Несмотря на огромные размеры, оно было битком забито колючками.
– Я недавно закончил его строительство, – похвастался Главный Собиратель. Он старался казаться сдержанным, но на самом деле весь напыжился от распирающей его гордости. – Здесь находятся колючки, собранные мной за многие годы! Я буду жить долго и абсолютно счастливо, – разве это не предел мечтаний каждого собирателя колючек?
Анна по-прежнему молчала, но он и не нуждался в её ответе, чрезвычайно собой довольный.
Уже вечерело, и Главный Собиратель, выведя её из хранилища, проводил до самых ворот. На улице Анна достала из большого внутреннего кармана накидки Лампу, чтобы та освещала ей дорогу. Девушка специально смастерила этот карман для Лампы, чтобы повсюду брать её с собой.
– Я подожду твоего ответа! – крикнул вслед Анне Главный Собиратель. – Только не затягивай: есть много претенденток на роль моей жены, и я не намерен канителиться с этим вопросом!
Анна обернулась, чтобы пожелать ему спокойной ночи, как вдруг свет от Лампы упал на громадного зверя, чёрной тенью метнувшегося к Главному Собирателю.
– Ты когда-нибудь видела столько колючек? – между тем продолжал кричать он. – Их станет ещё больше, если я…
– Злой Зверь! – перебила его Анна, но было уже поздно: хищник прыгнул на Главного Собирателя и, зажав его в клыкастой пасти, скрылся в темноте.
Анна ахнула от ужаса и что есть силы побежала к своему дому.
Влетев в комнату, девушка поставила Лампу на стол и упала на колени.
– Спаси меня, пожалуйста, спаси! Я боюсь жить в Диком Лесу, где водятся Злые Звери! Неужели только я замечаю их? Пожалуйста, покажи мне людей, которые тоже видели Царевича! Я не хочу больше быть одна, мне так плохо! – Анна разрыдалась, закрыв лицо руками.
Она не настолько была привязана к Главному Собирателю, чтобы сокрушаться о нём, поэтому плакала больше от страха и одиночества, чем из-за его печальной участи.


СТАРИК

Неожиданно в дверь постучали. От удивления Анна тотчас перестала всхлипывать. После встречи с Царевичем она ни разу не принимала гостей, опасаясь нарушить сердечный покой пустыми разговорами.
За дверью стоял старик, грязный и в лохмотьях. Анна в изумлении уставилась на него. Она терпеть не могла нерях и небрежно одетых собирателей колючек, а этот старик к тому же навряд ли был собирателем. Те, кто ленился собирать колючки, обычно вот так отвратительно и выглядели.
– Я увидел в твоём окне свет, – еле слышно сказал старик, – и не смог больше оставаться в Диком Лесу.
Анна сразу вспомнила Главного Собирателя и подумала о том, что если б она находилась рядом, то Злой Зверь не посмел бы его схватить – помешал бы свет Лампы. И ей стало горько оттого, что она оказалась слишком далеко от Главного Собирателя.
– Проходите, – предложила Анна, впуская старика в квартирку. – Здесь вы будете в безопасности. Конечно, у меня не такой большой дом, как… впрочем, неважно. Отдохните пока. Я приготовлю ванну.
Девушка окинула старика взглядом.
– И чистую одежду. Затем постираю ваше, – она запнулась: хотела сказать «тряпьё», но вовремя спохватилась: – ваши вещи. Вы можете прилечь на диванчике, а я подремлю на стуле возле Лампы.
Однако спать в эту ночь Анне не пришлось: старик оказался болен, у него поднялась температура, и до самого рассвета девушка подавала ему воду. Поутру гостю стало совсем худо, и Анне пришлось истратить весь свой запас колючек, чтобы устроить его в больницу. Из-за этого она пропустила один день сбора колючек, а когда назавтра явилась на своё место, то Премудрая Собирательница злорадно сообщила ей, что её кучу отдали другой собирательнице и что если Анна желает разобраться в сложившейся ситуации, то ей необходимо обратиться к Юной Наследнице исчезнувшего Главного Собирателя.
Но Анна решила сначала проведать старика. Девушка жалела беднягу, хоть они были малознакомы. Ведь и она осталась сейчас без работы и даже без запаса колючек! Анна, в сущности, теперь такая же нищая, как он, разве только с квартирой и в приличной одежде. А недавно у неё была возможность стать женой Главного Собирателя…
В больнице Анне сообщили, что старика арестовали. Оказалось, его давно разыскивали за бродяжничество и за то, что смущал людей разными небылицами, отчего они бросали полезное дело собирания колючек и слонялись по всему свету. Анна заняла у соседей немного колючек, приготовила еду для старика и отправилась в тюрьму. Они разговаривали через решётку. Старик выглядел лучше, чем накануне: он рассказал Анне, что повсюду ищет своего сына, который давным-давно ушёл из дому.
– Когда ты встретишь его, то передай, пусть возвращается: я не сержусь на него и очень скучаю.
– Обязательно, однако вряд ли я с ним увижусь, – вздохнула Анна. – Я ведь нигде не бываю, кроме как у своей кучи с колючками.
Но старик улыбнулся так, точно знал неведомое Анне, и протянул ей свежий берёзовый лист:
– Здесь записаны номера квартир твоего дома, в которых живут такие же, как ты, девушки, повстречавшиеся с Царевичем.
– Вы знаете Царевича? – Анна припала лицом к прутьям решётки. – Почему вы мне раньше об этом не сказали?
– Потому что ты сама ничего о нём не рассказывала. Разве ты стыдишься, что с ним знакома?
Анна смутилась:
– Нет, конечно. Только… Царевич живёт в самой глубине моего сердца. Это как драгоценность, я не хочу никому её показывать.
– Вот поэтому я ничего тебе о нём не говорил. Ты желаешь сберечь эту драгоценность для себя, а это неправильно, потому что пока она спрятана в твоём сердце, очень многих людей погубят Злые Звери! И Лампу не держи больше в доме, а выходи с ней на улицу в самое тёмное время суток. Ты увидишь много обитателей Дикого Леса, которые становятся жертвами Злых Зверей, но ты встретишь также и обладателей Ламп…
– Разговор окончен! – строго оповестил их тюремный охранник и велел Анне убираться восвояси. Девушке хотелось ещё о многом расспросить странного старика, но она была вынуждена уйти, крепко зажав в кулаке берёзовый лист.


НАСЛЕДНИЦА

Хотя Анне не терпелось посетить других девушек, знакомых с Царевичем, она всё-таки отправилась к Наследнице Главного Собирателя. Девушка любезно приняла Анну и даже предложила ей вместе пообедать, однако та вежливо отказалась. Юная Наследница была на редкость обаятельна и образована, Анне сразу захотелось поведать ей о Царевиче.
– У меня есть одно сокровище, – я хочу, чтобы вы на него посмотрели.
Анна вынула из внутреннего кармана Лампу, и её золотой свет так ярко озарил просторный зал, что настоящий огонь в камине поблёкнул.
– Какая прелесть! – ахнула Юная Наследница. – Я не подозревала, что кто-то может создать такую изящную вещицу!
– Эту Лампу подарил мне Царевич, – призналась Анна. – Он так восхитителен, что в Диком Лесу его красоту не с чем даже сравнить!
Наследница между тем пристально рассматривала Лампу.
– Сколько колючек вы за неё хотите?
– Это подарок! – воскликнула Анна. – Я не могу продать её, потому что получила даром, и отдать тоже не могу, потому что когда Царевич вернётся, то отыщет меня по свету этой Лампы.
Наследница погрустнела и тотчас потеряла интерес к разговору.
– Что случилось? – встревожилась Анна. – Я видела, что свет не пугает вас, как других людей. Это значит, что у вас нет тёмных дел, которые вы хотели бы скрыть.
– Понимаю, это звучит глупо, но однажды мне рассказывали о такой Лампе и даже предлагали её купить, но я отказалась.
– Почему? – удивилась Анна. – Разве Лампа не самое ценное, что только может быть?
Наследница поморщилась.
– Человек, предложивший Лампу, просил за неё слишком много.
– Сколько? – Анна затаила дыхание.
– Всё.
– Как это «всё»?
– Буквально всё. Всё, что у меня есть!
– Так дорого? – Анна изумилась. – Хотя, если подумать, ваше хранилище досталось вам совершенно бесплатно, как и мне Лампа, с той лишь разницей, что мне её подарили, а колючки перешли вам по наследству. Но вы их не зарабатывали! Так почему бы вам действительно не обменять их на Лампу?
– Нет, это абсолютно невозможно, – твёрдо сказала наследница. – Я не привыкла ковыряться в зловонных кучах! И хотя Лампа великолепна, – я полностью отдаю себе в этом отчёт, – цена за неё чересчур высока.
– Если цену назначил Царевич, то она не может быть слишком высокой, – тихо заметила Анна. – Никакие богатства не стоят того, чтобы отказаться от встречи с Царевичем.
Неожиданно наследница расплакалась.
– Зачем вы мучаете меня? Вы пришли выяснить вопрос работы, – что ж, я дам вам самую жирную кучу с колючками, только, пожалуйста, оставьте меня в покое! Я не желаю больше разговаривать о Царевиче.
Анна с тяжёлым сердцем покинула дом Юной Наследницы и сразу отправилась по первому адресу, указанному на берёзовом листе.
Дверь открыла девушка по имени Роза. Анна раньше часто видела её, когда по утрам они обе отправлялись каждая в своё место сбора колючек, но она и предположить не могла, что Роза также является обладательницей Лампы. Стоя на пороге, Роза вопросительно посмотрела на непрошенную гостью, и Анна, улыбаясь, достала из внутреннего кармана накидки Лампу. Анна больше не хотела скрывать её, особенно после того, как старик посоветовал не стыдиться знакомства с Царевичем. Роза ахнула и быстро втащила Анну в квартиру.
– Ты повстречалась с Царевичем? – горячо зашептала она. – Это он рассказал тебе обо мне? Когда это случилось?
– Нет, – смущённо ответила Анна. – Я узнала о тебе от одного старика, очень бедного. Он дал мне вот этот листок. Здесь написан твой адрес и ещё адреса других обладательниц Ламп.
– Дай-ка взглянуть! – Роза выхватила из её рук березовый лист, который совсем не завял, и внимательно его рассмотрела. – Мне знакомы хозяйки некоторых квартир. Они часто приходят ко мне: вместе нам легче дожидаться возвращения Царевича.
– А старик? – спросила Анна. – Откуда он знает о вас? Ты его видела? У него была при себе Лампа?
Роза покачала головой:
– Должно быть, он один из тех Светлых Существ, которые иногда появляются в Диком Лесу, чтобы сразиться со Злыми Зверями. Это случается, когда тех становится слишком много, и мы просим Царевича прислать нам помощь.
– Это просто чудесно! – Анна чувствовала себя на третьем небе. – Как здорово знать, что я не одна и что есть ещё девушки верные Царевичу.


БЛУДНЫЙ СЫН

Прошло немного времени, и Анна познакомилась со всеми девушками, чьи адреса дал ей загадочный старик. Вместе их оказалось десять человек. Они почти каждый вечер собирались на квартире одной из них и ставили свои Лампы на средину комнаты. Их сияние было так восхитительно, а ощущение присутствия Царевича настолько явственное, что девушкам совсем не хотелось выходить на улицу, где царил сплошной мрак и бесчинствовали Злые Звери. Однако они брали Лампы и шли, потому что только свет мог помешать Злым Зверям безраздельно господствовать в Диком Лесу. Временами девушкам встречались и другие обладатели Ламп, с которыми они иногда вели беседы, но в основном все держались настороженно, потому что были из разных домов. Анна замечала это, и её сердце сжималось от горечи: в душе она была уверена, что это неправильно, – ведь Царевич был один-единственный и его Лампы светили абсолютно всем! Вот если бы вдруг собрались вместе все их обладатели, то свет множества Ламп был бы таким ярким, что Злые Звери не посмели бы сунуться к их домам. Другие собиратели колючек узнали бы о Царевиче, обладателей Ламп стало бы ещё больше, и тьма не смогла бы их поглотить до самого его возвращения…
– Эй, осторожней! Смотри, куда идешь.
Задумавшись, Анна наткнулась на молодого оборванного человека.
– Разуй глаза, мечтательница!
– Извини. – Анна смутилась. – Почему ты не сидишь ночью дома? Разве ты не боишься Злых Зверей?
– А разве похоже, что у меня есть дом? – язвительно спросил парень. В свете Лампы Анна заметила на его лице печать ожесточенности.
– Но у тебя же был когда-то дом? – растерянно спросила она.
Парень скользнул по ней ироничным взглядом.
– Был, – после недолгого молчания ответил он. – У меня был такой дом, какой здесь не могут даже представить.
– Где он? – с замирающим сердцем произнесла Анна: она догадалась, что парень этот чужестранец, хоть и выглядел хуже самого жалкого собирателя колючек. Однако такой благородной осанки она не видала ни у одного обитателя Дикого Леса.
Он покосился на Лампу:
– Я вырос при свете тысяч таких Ламп и был меньшим сыном своего отца, который любил меня так, как здесь никто любить не может… – Парень замолчал, по щекам его покатились слёзы. Опустив глаза, он свернул на тропинку, намереваясь идти дальше.
– Постой! – Анну тронули его слова и слёзы, ведь обитатели Дикого Леса не умели плакать. – Если твой отец так сильно любит тебя, как ты говоришь, то почему бы тебе не вернуться к нему?
– Это невозможно, – не оборачиваясь, глухо ответил парень.
– Почему? – снова спросила Анна. – Разве твой отец… исчез?
– Нет, он всё так же живёт в нашем доме, но я оставил его. Я отказался носить его имя. Мне хотелось выглядеть взрослым и независимым, и я забрал деньги, которые причитались мне по наследству, и… растратил их. Теперь мне некуда идти, когда-нибудь я погибну в Диком Лесу.
Анна рассмеялась. Парень гневно взглянул на неё, но она примирительно сказала:
– Не сердись, я так рада, что тебя встретила! У меня для тебя отличная новость: твой отец любит тебя и повсюду разыскивает. Только откуда он мог знать, что я тебя увижу?
Анна сбивчиво рассказала о знакомстве с необычным стариком, представившемся ей отцом этого парня. Он слушал девушку не перебивая, и с каждым словом глаза его разгорались всё ярче.
– Я действительно не могу объяснить, каким образом отец мог предузнать нашу встречу и откуда ему известны адреса твоих соседок, обладательниц Ламп. Но одно несомненно – отец любит меня по-прежнему и ждёт. Это такое счастье – знать, что я любим отцом, несмотря на всё горе, которое я ему причинил... Спасибо тебе за эту новость, сегодня ты оживила меня. Прощай!
Парень зашагал прочь и скоро скрылся из виду.


ИСПЫТАНИЕ

Между тем прошло много времени, а о Царевиче не было никаких известий. Девушки продолжали собираться вместе, но уже не так часто, как вначале. Однако Анна каждый вечер заходила к Розе, и однажды застала ту в слезах.
– Почему он не приходит? – всхлипывала Роза. – Это так тяжело – всё время его ждать! Я разговаривала с Элизабет и Друзой – они сказали мне, что устали. Друза выходит замуж, а Элизабет, подкопив колючек, переезжает в другой дом, где квартиры гораздо просторней, чем у нас… Анна, ответь мне, только искренне, правильно ли мы поступаем, что ждём Царевича? Может быть, это тщетно, и он… не вернётся? Смотри: тьма сгущается, мы тратим свои самые лучшие годы в ожидании Царевича. Если это только пустая мечта, то мы несчастнее всех собирателей колючек, потому что отказываемся от всего в этой жизни ради напрасной надежды!.. Что скажешь?
Роза наконец замолчала.
– Царевич реальнее всего в этом мире, – медленно произнесла Анна. – Он реальнее самого этого мира. Он обещал вернуться, и мы будем ждать его, чего бы нам это ни стоило.
– Ты сильная, – опустив глаза, сказала Роза. – И верная. Прости меня. – И она разрыдалась.
Анна обняла её, утешая, но из сердца её сочились кровавые слёзы. Она посидела ещё немного с Розой, при свете Ламп вновь вспоминая встречу с Царевичем, и, убедившись, что подруга снова воспрянула духом и повеселела, распрощалась с ней и ушла домой.
За окном лил дождь, унылый и затяжной, поэтому Анна не пошла собирать колючки: дождь в Диком Лесу был ядовитый, он убивал даже растения. Когда-то проливались Благодатные Дожди, и лес не был таким диким, как сейчас, но это было очень давно, да и было ли вообще? Анна сейчас во всём сомневалась… Прижимаясь лбом к холодному влажному стеклу, она заворожёно глядела на струящуюся грязную воду. Чем дольше Анна на неё смотрела, тем глубже сомнение вползало в разум. С великим трудом она оторвала взгляд от мутного потока и перевела на Лампу, свет которой становился всё менее ярким, по мере того как Анну всё более охватывало сомнение. Анна заставила себя отойти от окна и села за стол напротив Лампы.
– Неужели это правда, что ты за мной не вернёшься? Нет! Этого не может быть, ведь жизнь без тебя не имеет никакого значения. Ты единственный, кто у меня есть, и кто даёт силы жить в Диком Лесу, потому что без тебя я мертва. Ты меня оживил, дал мечту о встрече с тобой, без которой меня словно нет. Пусть лучше меня утащат в лес Злые Звери, чем я откажусь от надежды… Ты есть! Я знаю – ты есть, и мои глаза увидят тебя, я забуду этот злой род и последую за тобой, куда бы ты меня не позвал!


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Затем на Дикий Лес опустилась тьма, такая густая, что казалась осязаемой. Без Ламп стало невозможно передвигаться. Но странное дело! Собиратели колючек вдруг ополчились на обладателей Ламп, как будто те были виновны в наступлении тьмы. Девушки даже перестали оставлять дом, опасаясь, что недруги разобьют Лампы, и собирались у Розы, так как её квартира была самой просторной. Их осталось всего пятеро, – тех, кто решил, во что бы то ни стало дождаться Царевича, после того как ещё три девушки покинули их общество. Одна не вынесла презрения собирателей колючек, другая испугалась угроз, когда её насильно хотели упрятать в психушку. Третья соблазнилась богатством другого, чёрного царевича, который сказал, что это он – настоящий повелитель Дикого Леса, а девушки – предательницы, ожидающие того, кто здесь даже не проживает! Но остальные пять девушек твёрдо вознамерились дождаться своего Царевича, по мере сгущения тьмы уверенность их крепчала. Каждая для себя решила, что останется ему верна, даже если из-за этого придётся расстаться с жизнью. Девушки сложили запасы колючек и обменяли на них пять бутылей масла для Ламп.
Вскоре тьма сгустилась уже настолько, что не было никакого различия между днём и ночью, и противники Ламп не могли разглядеть их света. Выйдя из дома, девушки неожиданно встретили других пятерых девушек, которые ранее оставили их общество.
– Мы испугались Кромешной Тьмы, – признались отпавшие девушки. – И вспомнили предостережение Царевича о том, что накануне его прихода тьма в Диком Лесу усилится. Мы пойдём с вами навстречу Царевичу. Вот наши Лампы, по которым он сможет отыскать нас.
Далее девушки отправились уже вдесятером. Такого ужасного Дикого Леса им ещё видеть не приходилось! Повсюду во мраке сновали Злые Звери и слышались крики о помощи, стоны и страшный скрежет. Девушки сбились в кучу, став спинами друг к другу, чтобы Злые Звери не подкрались к ним сзади, и держали перед собой Лампы. Их свет был единственным, чего Злые Звери боялись, и хищники, кружа, только бессильно щёлкали зубами, не осмеливаясь подойти ближе. Скоро девушки устали стоять на ногах и опустились на землю. Им было так хорошо и тепло вместе, несмотря на Кромешную Тьму, что они, согревшись, уснули.
– Вот Царевич идет! – раздался вдруг посреди мрака крик. – Выходите ему навстречу!
Девушки тотчас проснулись, и Анна с подругами подлили масла в Лампы, а те, которые примкнули к ним возле дома, в отчаянии закричали:
– Дайте нам вашего масла: наши Лампы гаснут! Царевич не увидит нас!
– Чтобы наши Лампы не погасли вместе с вашими, пойдите и купите себе масла. Может быть, вы успеете к возвращению Царевича: никто ведь не знает точно, когда он появится.
– Мы постараемся обернуться как можно быстрее! – в один голос сказали пятеро девушек и, оставив на земле свои Лампы, побежали за маслом.
Как только они скрылись из виду, явился Царевич. Увидев его, Анна забыла обо всём на свете. Он подъехал к ней на великолепном коне, легко подхватил её и усадил перед собой.
– Иди скорее ко мне, возлюбленная моя! Ты была так добра. Ты напоила меня, накормила, дала одежду, посетила в больнице и даже в тюрьме.
– Так это был ты!
Обнимая Анну, он кивнул:
– Я не открывался тебе, желая испытать твоё милосердие. Но если бы ты знала, как рвалось моё сердце, когда ты подавала мне воду, когда накормила меня, уступила постель, а когда я заболел, то отправила в больницу, отдав за это все свои сбережения. Ты не оставила меня и в темнице! Сердце моё радовалось, когда твои руки касались меня. Ты не знала, что это был я, но делала всё так, как будто видела меня перед собой. Я люблю тебя, моя невеста! Твоё кроткое сердце покорило меня больше, чем красота. Мои слуги оденут тебя в шитые золотом одежды и вновь приведут ко мне. Я с нетерпением буду ожидать тебя!
К Анне подошли благородные юноши и девушки и бережно приняли её из рук Царевича. Сердце Анны ликовало: он выполнил своё обещание и вернулся за ней! Сейчас все злоключения в Диком Лесу казались ей просто смехотворными. Ради своего возлюбленного Царевича она с радостью вынесла бы и не такое! Теперь они навсегда вместе, Дикого Леса не станет, и Злых Зверей тоже, это ли не счастье?..
Между тем Царевич указал на потухшие Лампы и спросил: чьи они?
– Наших подруг, – ответили ему девушки. – Они побежали купить масла.
Лицо Царевича омрачилось.
– Огонь в этих Лампах погас, масло им уже не поможет.
Затем он улыбнулся ожидавшим его девушкам:
– Возлюбленные мои! Дворец уже готов, и гости давно собрались. Недостаёт только вас. Идёмте, я отведу вас в Брачные Чертоги!

Пятеро девушек, купив масло, устремились к своим оставленным Лампам и даже видели издалека, как закрылись небесные двери за Царевичем и другими девушками. Подбежав к дверям, они изо всех сил забарабанили по ним кулаками.
– Отвори нам! Мы тоже встречались с тобой! Вот наши Лампы, которые ты дал нам, и вот масло!
Небесные двери растаяли во мраке ещё более жутком, чем Кромешная Тьма, и в этом мраке прозвучал голос Царевича:
– Я не знаю вас!

Комментарий автора:
Эта сказка была опубликована ранее под названием "Сказка о Прекрасном Принце".
С тех пор она претерпела изменения.
На прошедшем в январе конвенте Басткон-2010, в конкурсе авторских сказок, "Сказ о Царевиче" занял пятое место.
Прошу любить и жаловать :)
И читать.

Об авторе все произведения автора >>>

Светлана Капинос Светлана Капинос, Владивосток, Россия
Писательница, религиовед, христианка.

e-mail автора: svetlana_kapinos@mail.ru
сайт автора: Светлана Капинос

 
Прочитано 3045 раз. Голосов 4. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Наталья Незнакомкина 2010-02-01 05:54:27
Поздравляю!
 Комментарий автора:
Cпасибо, Наташа :)

читайте в разделе Проза обратите внимание

На приёме у врача - притча - Вячеслав Переверзев

Что делать? - Светлана Поталова

Бухта утонувших кораблей - Кондратенко Светлана

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Драматургия :
Різдвяна історія - Роман Прочко

Проза :
Безысходность - Надежда Давыденко
Основано на реальных событиях. Леденящая сердце история произошла чуть больше 3-х лет тому назад.

Поэзия :
Два дома. - Компанец Галина

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100