Для ТЕБЯ - христианская газета

29гл. Судьба
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

29гл. Судьба


Глава двадцать девятая
Судьба

- Але! – Наташа помахала рукой перед Диминым лицом и вернула его к реальности из пучины непростых мыслей.
- Ты, Наташа, хорошо осведомлена? Сотрудничаешь с органами? Может ты в курсе, сколько я отсидел и за что?
Наташа поняла, что перегнула палку, дав понять парню, что знает кое-что о его прошлом, которое он так тщательно скрывал.
- Ладно! Ты что, Димка, обиделся, что ли? Ну, а как ты хотел? Ты живешь у меня два месяца, а я и не поинтересуюсь даже, что ты за фраер такой? Ты молчишь, как рыба, а если говоришь, то наверняка полуправду. Я должна быть уверенна, что не пригрела змею у себя на груди!
- Не змею, а змея.
- Даже так? Так может быть не стоит нам дальше сотрудничать?
- Стоит. Во всяком случае, платить черной неблагодарностью за вашу неземную доброту не в моих правилах, а там видно будет.
- Хорошо, давай так: пока заключим с тобой временное трудовое соглашение, раз не хочешь быть в долгу. Буду платить тебе не сто в неделю, а пятьдесят. Пока. Пока долги не вернешь. А если сработаемся, то будешь получать по-полной. Хорошо? Согласен?
- Согласен, – улыбнулся Дима.
- Вот так то лучше! А то набурмосился и ощетинился как еж! Димка мы не хотим с тобой расставаться. Ты уже - член нашей команды, привыкли мы к тебе, приросли сердцем!
- Кто это «мы»? Ты о себе говоришь во множественном числе или здесь ко мне еще кто-то не ровно дышит?
-Вот, балда! Другой бы на твоем месте радовался, а ты выпендриваешься. Да все девчонки к тебе неровно дышат! Ни я, ни Аня не хотим с тобой расставаться.
- Аня? Ну, ты то понятно, а она то чего? Я с ней не встречался, чтобы расставаться.
- Чего ты ерничаешь и кипятишься? Да если бы не она, так тебя вообще уже в живых не было бы! А если бы и выжил так «петухом», Димочка!
- Стало быть, я Ане обязан жизнью и честью? Простите, не знал. А сколько это стоит по вашим расценкам? Сколько лет мне теперь отрабатывать эти ваши благородные поступки? Вот оказывается я уже не только тебе должен и Ане?! Может, я еще о чем-то не знаю? Кроме тебя и нее я случайно больше ничем никому здесь не обязан? Огласите мне, пожалуйста, сразу весь список! Уж лучше горькая, правда, чем сладкая ложь!- вспылил Дима и лихорадочно заковылял по кухне туда сюда
- Козел! Гордый и упертый, козел! - вскочила Наташа, от обиды за подругу и при воспоминании о толстой цепочке, она тоже потеряла самообладание. – Да Анька, за тебя, отдала самое дорогое, что у нее было!
Дима застыл саркастично разведя руками:
- Ох, неужели, девичью честь?
- Прекрати! – взвизгнула Наташа и швырнула в Диму скомканной салфеткой. - Она, за тебя, золотую цепуру, вот такой вот толщины отдала, с крестом, всю в бруликах! Ерничает он! Да ты, голодранец, небось, такого антиквариата никогда и в глаза не видел, не то чтобы в руках держать! А она, вот так просто, взяла и отдала! Могла ведь забить на тебя болт и продать ее за большие деньги! Да она вообще дорожила ею пуще всего на свете! Голодала, мыкалась голая, босая, а ее не продавала. Таскала везде ее за собой, даже мне ее не показывала. У нее с этим «рожном» какие-то романтические воспоминания связанны. Самое дорогое отдала! - Наташа отвернулась в окно и возмущенно закурила, чтобы не расплакаться от возмущения:
« Анька - дура! Она молиться на этого самовлюбленного нахала, а он на нее даже малейшего внимания не обращает, даже из приличия! Никакой благодарности, так только дежурные комплименты и все!» -Наташа поймала себя на мысли, что очень мало этим фактом огорчена и где-то даже обрадована. «Кажется, я начинаю ревновать, а это - плохой признак. Неужели этот кобель, пробежав между нами, разрушит нашу крепкую женскую дружбу?»
Дима замолчал и сел с таким видом, словно ему на голову вылили ведро ледяной воды. Вдруг все кусочки мозаики, разбросанные по всей его недлинной, но не простой жизни, стали собираться, а одну общую и очень четкую и ясную картину.
«Аня? Анечка!!! Ее звали Аня! У нее тоже были длинные темные волосы и длинные, стройные ноги! Это я ей, четыре с лишним года назад, там, в приморском городке, одел на руку самое дорогое, что было у меня - память о дедушке? Господи! Почему же я тогда сразу ее не узнал? Почему не екнуло сердце, когда ее увидел еще там сауне на этой гребаной раздаче? А почему же не екнуло? Екнуло, еще и как екнуло! Я тогда по еще подумал, что это у меня галлюцинации начались от боли и ненависти. Потом думал, что - бред от температуры, а потом.… Потом все как-то отошло на второй план. Все мои мысли заполонила она: Наташа, Натали, Ната.
Господи, ведь я же видел тогда свое распятие у тех бандюг в сауне! Я же помню, как она, рыдая, отдавала его такому маленькому, жирному и гадкому как жаба ублюдку! А я то думал, что это все был бред, плод больного, воспаленного воображения! Сберегла! Сберегла, любимая моя девочка! Хранила ее как зеницу ока! Не продала - значит любит! Любит? Да она даже не видела меня тогда, спала пьяная! Тогда - не видела, а сейчас полюбила всей душей всем сердцем своим. То-то она так смущается, а я дубина так ничего не понял! Наташа мне просто весь разум затмила, как наваждение какое-то! Господи! Спасибо! Дождался, нашел! Искал и нашел. Все, кончились мои мытарства, мои мучения! Сегодня же заберу Аню, и уйдем отсюда. Уйдем? Куда? Куда я приведу ее? К родителям? А дальше что? На что мы будем жить, да еще и с Петей? А как же долг? А как же Наташа? Неужели же я такой подлец: нарочно влюбил ее в себя ради забавы! Кажется, я попал…»
- Что молчишь? Язык проглотил? Стыдно?
- Извени, Наташа! Вспылил. Я просто очень боюсь попасть в зависимость, от кого бы то ни было. Я и так слишком от многих зависел в этой жизни от разных людей, с самого детства и по сегодняшний день. Хочется на конец-то обрести свободу. Натик, а Аня, что же не местная получается?
Наташа оттаяла, услышав извинения, но тут же насторожилась:
- С чего это ты взял?
- Ну, ты же говорила, что она везде таскала с собой эту дорогую цепочку?
- Да, она из провинциального приморского городка. Там она в рабство попала к одному подонку. Тот на ней сначала жениться хотел, ну а Анька в какого-то конченого наркомана втрескалась. Короче этот сутенер решил этого коматозника кончить, так Анька за него в рабство добровольно пошла. Геройство и самопожертвование - у нее в крови!
- А как сутенера того звали, не знаєш?
Наташа с интересом стала рассматривать объект своего вожделения:
- А ты, что со всеми провинциальными сутенерами лично знаком?
- Нет, но с одним познакомился и очень хорошо его запомнил. На всю жизнь. Очень хотел бы я Сашку повстречать и поблагодарить за годы, проведенные в тюрьме!
- Кажется Саша. А что? Это он тебя засадил? Да ну брось ты! Мало ли Сашек-сутенеров? Не бывает таких вот совпадений!
На Диму нахлынули воспоминания, и он слушал Наташу как-то смутно, словно сквозь сон:
- Да, тесен мир. Не ожидал. Или ожидал? Аня давно здесь, в столице? В каком году приехала?
- Четвертый год пошел уже. Что это ты вдруг так живо ею заинтересовался? – занервничала Наташа.
Дима ретировался и непринужденно улыбнувшись, постарался снять печать озабоченности со своего лица, дабы раньше времени не вспугнуть Наташку:
- Так, просто! Действительно нехорошо получается: человек столько для меня сделал, а я даже ничего не знаю о своей спасительнице.
Наташа не почувствовав подвоха, повелась:
- Анька – классная! Она - моя лучшая и единственная подруга. Жаль только, что спивается. Я ее замуж выдать хочу, поскорее, а то потом поздно будет!
Вдруг Дима задал глупый вопрос, сам от себя такого не ожидая:
- Это намек? Ты хочешь нас поженить?
- Я?! - Наташа опять покраснела. - Нет! Ей другой мужик нужен!
- Это она тебе сама сказала или это лично твое субъективное мнение?
- А что тут говорить? Тут все ясно, как Божий день. Ты что думаешь, что мы здесь торгуем собой для красоты или для удовольствия? Мужик без бабок - в мужья не катит! Иначе, какой смысл с нашей темы спрыгивать? Куда потом? В уборщицы или в торговки на базар? Что ты ей дать можешь? Какое у нее с тобой будущие?
Дима опять постарался натянуть маску безразличия:
- Чего ты так взбеленилась? Я что сватаюсь к ней что ли? Так просто спросил, для интереса. Она не в моем вкусе: слишком уж изящна!
Глаза Наташи полыхали нескрываемой ревностью. У Димы больше не было ни малейших сомнений в том, какими чувствами к нему воспламенилось сердце этой славной женщины. Он решил пока утихомирить назревающую бурю. Он уже уразумел, что Наташа страшна в гневе и теперь живым ему от нее не уйти. Доигрался.
- Все, договорились! Завтра снимаем гипс и начинаем работу работать! Не дуйся! Ты больше мне импонируешь!
Наташа оттаяла и улыбнулась:
- Идем, померяешь. Я тут прикупила тебе кое - что! Не будешь же ты, в рваных джинсах, нас, элитных девушек охранять?
Наташино сердце екнуло, когда она увидела Диму в новом, дорогом костюме, собственноручно ею самой купленном по случаю:
« Ох, ему бы не в охранники к проституткам, а в Голливуд! Где такие мужики берутся? Таких, как этот красавчик, надо в красную книгу заносить! Ничего, что без бабла. Это не главное. Главное. Что бы человек был хороший, а все остальное мы ему купим!
Я у него фотографию мальчика в кармане куртки видела. Наверное - сын. Если своего ребенка так любит, значит и моего, тоже будет любить. Может мы еще и маленького родим?
И где же ты, Дмитрий, раньше был? Я тебя, дорогой мой, теперь никому не отдам! Я что-то придумаю, куда-то пристрою! Не может такого быть, что бы такой мужик и не смог нормальных денег заработать. А если не может – научим, а не хочет – заставим!»
25 марта 1993 года
14.00
Через неделю раздался телефонный звонок:
- Девушка с длинными ногами, вас к телефону! – Наташа загадочно улыбалась и протянула подруге телефонную трубку. Аня мыла голову, пила кофе и ела бутерброд одновременно.
- Кто? - она попыталась сдуть с носа мыльную пену и настороженно посмотрела на трубку, словно в ней затаилась смертельная опасность.
- Кто, кто – конь в пальто!
Аня обреченно вздохнув, прижала трубку плечом к уху. Аппетит пропал:
- Слушаю вас!
- Добрый день, Анечка. Как жизнь? - послышался в трубке бархатный и до боли знакомый баритон.
- Спасибо, нормально.
- И сколько вы миллионов заработали, пока мы не виделись? – саркастично ухмыльнулся невидимый собеседник.
Аня демонстративно закашлялась:
- Да, немного, приболела я.
- Так сильно, что даже не можешь поднять телефонную трубку? Я жду твоего звонка скоро уже два месяца. Вот и решил позвонить сам. Если Магомет не идет к горе, то гора идет к Магомету! Анечка, ты уже приняла какое-то решение? Может быть, тебе не совсем удобно говорить со мной на эту деликатную тему по телефону? Встретимся? Конечно, встретимся - такие важные ответы не дают по телефону. Я должен видеть твои глаза – зеркало твоей души.
Ане панически захотелось бросить трубку, даже разбить ее, чтобы никогда больше не слышать этот завораживающий баритон, но, не подав виду, безропотно согласилась:
- Да, конечно, встретимся.
-Какую кухню ты предпочитаешь, Анечка? Европейскую или восточную?
- Восточную, - взболтнула Аня не подумав, хотя терпеть ее не могла. Особенно она не любила теплую, слабую, японскую самогонку – «саке» и яйца летучей рыбы. На самом деле она балдела от итальянской кухни.
Панический ужас и отчаяние сжали до боли в своих железных объятиях, порабощая волю и не позволяя сказать «нет», этому жуткому человеку.
- В 21. 00 я жду тебя возле «Золотого дракона». Целую. До встречи.
Пи- пи- пи- пи….
- Аня, очнись! Трубку положи - мне должны звонить! - Наташа с трудом разжала побелевшие пальцы подруги, отбирая у нее телефонную трубку. Аня была в полном ступоре. Если бы она не сползла на пол, то можно было бы подумать, что ее хватил удар с параличом вместе.
- А? Что?
- Это, кто звонил, Седой? – Наташа непринужденно пыталась изобразить на лице недоумение. - Ну, что ты решила?
- Я?
- Нет - я! Мне никто, к сожалению, таких головокружительных предложений не делает!
- В 21.00 он ждет меня возле «Золотого дракона».
- Ну? Так что же ты сидишь, как засватанная? Ты забыла, где находиться ресторан?
- Натик, я не хочу! Я перед ним робею, как кролик перед удавом: боюсь, а отказать ему не могу! Он такой ужасный!
- Ой, ну, что ты несешь околесицу! Тоже мне «маньяка» нашла! Он - нормальный мужик! Я его уже много лет знаю: респектабельный семьянин, политик, бизнесмен. Ты под его покровительством будешь, как сыр в масле кататься! Для тебя это единственный шанс начать новую жизнь! Во всяком случае, пока! - Наташа искрение пыталась изобразить, что не понимает того, что твориться последние время с ее подругой.
Аня, с ответом на заманчивое предложение Седого, тянула с тех пор, как в их доме появился Дима. Только полному дураку было бы не понятно, что девушка просто врезалась в него по уши.
Вначале Наташа относилась к этому даже с юмором и сочувствием, как к детской влюбленности, которую должен был победить здравый смысл опытной, взрослой женщины. Но с тех пор, как Дима стал отвечать Ане взаимностью, Наташу стала изъедать ревность. Она проклинала саму себя за тот разговор на кухне. За то, что рассказала Диме эту историю с цепочкой. С того самого дня его словно подменили. Его холодность сменилась на слишком живой и неподдельный интерес к своей спасительнице.
«Что же произошло? Почему все вдруг переменилось? Ведь он же уже почти был готов на самый главный шаг! Я уже почти уложила его в свою постель! Когда? Где я ошиблась и потеряла контроль над ситуацией? Что делать? Так дальше продолжаться не может! Я не позволю морочить себе голову ни ей, ни ему у меня за спиной! Сегодня же я поговорю с ними обоими на чистоту. Нет, еще рано. Обстоятельства складываются, как нельзя лучше. Если мне удастся пристроить Аню в хорошие руки, то проще будет заарканить Диму. Вряд ли он сильно отличается от остальных представителей сильного пола. С глаз долой - из сердца вон! Надо срочно сделать «аборт» этому глупому и бесперспективному роману. Действовать надо, как можно скорее, пока не поздно. Самое главное, что бы Дима ничего не узнал о предложении Седого, Ане. Он может наделать непоправимых глупостей. Я приложу все усилия, чтобы обеспечить Ане светлое будущие, пусть даже и в золотой клетке. Тем более что Седой за Аню пообещал мне неплохие деньги.
Сегодня же надо дать понять Ане, что у меня с Димой уже вполне серьезные отношения, чтобы она, чего доброго из отчаяния не решилась на какой ничуть безумный поступок и не сорвала встречу с Седым. А она это может. Это в ее стиле!
Сегодня же я должна затащить Дмитрия в постель и желательно мне было бы забеременеть. Как раз у меня сейчас идеальный для этого период.
Боюсь только, что это будет непросто. Слишком уж он морально устойчивый. Но ничего, есть у меня средство. Перед этим средством еще не один кобель не устоял!»
- Наташка, я не хочу! Я не хочу от вас уходить! Вы же все моя семья! Я же теперь больше с вами работать не смогу? – плакала Аня
- Ну, так и, слава Богу! Зачем тебе это надо? Ты же от этого удовольствия не получаешь? Только ради денег? Ну, вот деньги идут к тебе сами без особых напрягов. Я Седого хорошо знаю. Правда, он «быстороиграющий»?
- Не знаю, мы с ним не спали. Только разговаривали до утра.
- Не спали? Во это да! Кажется, старичок от тебя потерял голову! Это в корне улучшает твои шансы. Если он влюбился в тебя не как в женщину, а как в дочку, то это - шанс получить более чем содержание. Возможно, тебе светит кусочек наследства! Если правильно будешь себя вести с ним…
- Да не хочу никак я с ним себя вести! Я не хочу поменять «шило на мыло»! Я только из одного рабства выбралась, а теперь добровольно лезть в другое?! Я не хочу! Нет! Я никуда не поеду! - зарыдала Аня, упав головой на колени. Полотенце упало на пол. Мокрые волосы волочились по полу.
У Наташи на миг екнуло сердце. Она обняла подругу за плечи: «А имею ли я право строить свое счастье на ее горе? Может ну его на фиг? Может они с Димой созданы друг для друга? Оба какие-то сумасшедшие, не от мира сего!» Но здравый смысл и безумная страсть быстро изгнали эти благородные порывы: «Нет! Дима – мой! Я его никому не отдам! А Аня мне тоже - не чужая и если я о ней не позабочусь, то она просто погибнет!»
- Ну, глупенькая, моя девочка! Перестань! Ты будешь жить в хорошей квартире, носить дорогие вещи, ездить на хорошем автомобиле! Будешь учиться и станешь большим человеком. Ведь у тебя же талант, его грех закапывать. А к нам ты будешь приезжать в гости, в свободное время. Будешь нам дорогие подарки привозить? Ну, должно же хоть кому-то в этой дерьмовой жизни повезти! - Наташа неожиданно для самой себя тоже разрыдалась и по-матерински поцеловала Аню в лоб. Опять зазвонил телефон.
- Але! Лерочка? Сколько лет, сколько зим! Что? Жирный заказик хочешь продать? - по голосу Наташи вряд ли можно было сказать, что она плакала пару секунд назад. Она умела быстро совладать с собой. Слезы высохли моментально, когда запахло деньгами. – Куда, Лерочка, на кемпинг «Пролисок»? Да это же - конец географии! На одну, на два часа? А чего продаешь, если такой жирный клиент и тем более постоянник? Работать некому! Ха-ха-ха! Худых и высоких нет? Что неужели все ваши резко растолстели? Все на заказах? Ладно, поможем, чем сможем: покупаем вашего москвича!
Наташа положила трубку. В ней боролись два чувства: желание сберечь Аню в целости и сохранности до вечера, чтобы передать из рук в руки Седому на изживание и жажда заработать лишних шестьдесят баксов. Жажда наживы оказалась сильнее и победила здравый смысл.
- Ну, подруга, тряхнешь стариной в последний раз? На кемпинг к «жирному» постояннику Лерки - Баришницы поедешь?
- Поеду,- всхлипывала Аня, - а деньги вечером пропьем!
- Хорошо. Договорились. Только после ресторана, пожалуйста!
- Ладно. В конце-то концов, могу с друзьями посидеть по-человечески в последний раз? Сколько там мне причитается? На все гуляем!
- Надо в ресторан одеть тебя поприличнее: я тебе дам свой костюм, он все равно уже на меня не налазит и сапоги новые тоже бери.
Наташа была готова отдать все, что угодно, только бы сделка состоялась.
- Нет, я в туфлях поеду и в платье, мне так привычнее. Я не люблю одежду с чужого плеча.
- Значит я тебе чужая? – вспыхнула и обиделась Наташа.
- Нет, Натик! Но я не буду для него наряжаться. Хочу до конца остаться сама собой. Захочет - возьмет меня такой какая я есть.

Об авторе все произведения автора >>>

Мария Кругляк-Кипрова, с. Демидов,Украина
Мне 43 года. Художник. Пишу стихи и прозу. Учитель воскресной школы. В Господе 15 лет.
e-mail автора: markipra@rambler.ru

 
Прочитано 1664 раза. Голосов 0. Средняя оценка: 0
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Проза обратите внимание

Частная жизнь. - Владими́р Божий

Холодные цветы - Аня Полонская

Неотправленное письмо - Тихонова Марина

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Поэзия :
Штормит... - Татьяна Запорожец

Проза :
Забытые идеалы или христианские принципы воспитания - Владимир Кабаков

Поэзия :
Мне одиночество дороже - Наталья Ладышева

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100