Для ТЕБЯ - христианская газета

Иисусова молитва - средоточие всех молитв.
Проповеди

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Иисусова молитва - средоточие всех молитв.


Иисусова молитва представляет собой как бы сконцентрированное средоточие всех молитв. В ней мы исповедуем Бога своим Владыкой и Господином. Мы начинаем эту великую молитву со слова: «Господи». Это первое слово означает, что мы желаем быть рабами Божиими, то есть находиться в благом рабстве у Бога, Который дарует высшую свободу. Рабство Богу — это не унижение человека. Рабство Богу — это возможность переходить во все более высокие состояния свободы. Рабство Богу — первое условие гармонии человека с Божеством и свобода от действительно унизительного рабства страстям и своему эгоизму, людскому мнению и диктату окружающей среды. Рабство Богу освобождает от этих рабств и делает душу истинно свободной. Рабство Богу — это добровольное подчинение человека добру. Но здесь рабство связано еще с сыновством: оно переходит в сыновство. Так учат святые отцы. Однако если мы не назовем Бога своим Владыкой и Господином, не посчитаем Его всеблагую волю обязательной для себя, то не сможем назвать Его своим Отцом, так как будем слишком далеки от Него, порабощенные бесчисленными страстями и грехами. Если мы не пройдем через рабство Богу, слово «Отец» будет словом совершенно фальшивым, неестественным для нас.

Потом мы говорим: «Иисусе». «Иисус» — значит «Спаситель». В Иисусовой молитве мы называем, исповедуем Иисуса из Назарета своим единственным Спасителем. Не свой интеллект, не цивилизацию, не культуру, не других мнимых богов — будь то Кришна, Будда или кто-либо еще, а Иисуса из Назарета мы исповедуем своим единственным Избавителем, Спасителем и Искупителем, отверзающим для нас врата вечной жизни.

Далее слово «Христе». «Христос» — значит «помазанник», обладатель всей полноты даров Духа Святаго. У преподобного Иоанна Дамаскина сформулировано учение о взаимном проникновении Божественных Ипостасей Триединого Бога. Отец абсолютен. Сын Божий абсолютен. Дух Святый абсолютен. Следовательно, три Абсолюта. Бытие трех Абсолютов должно быть взаимопроникновенным. Три Абсолюта не сливаются и не разделяются; само число «три» является не количеством, а образом Божественного бытия, и через жертву Христа Спасителя и Его Божественное учение человек может быть причастен благодати Духа Святаго.

Затем со словом «Христос», или «Мессия», мы вспоминаем Голгофскую Жертву, которая искупила человечество от греха, проклятия и смерти. Но это мистическое искупление не стирает человеческой воли и оставляет за каждым из нас свободу выбора — принять, усвоить его или же отвергнуть. И в Иисусовой молитве мы просим Бога о том, чтобы Искупительная Жертва Христа, принесенная за весь мир, стала Его Жертвой и за наши ежедневные, непрестанные грехи. Иисусова молитва — это сокращенное Евангелие и высшая христианская философия. Бог абсолютен. Божество неисчерпаемо. Иисусова молитва, содержащая в себе имя Божие, также неисчерпаема человеческим духом. Если человек будет внимательно читать Иисусову молитву, то она станет раскрывать ему все новые глубины духовного мира и сама каждый раз будет произноситься по-новому. В Апокалипсисе сказано: Творю все новое. Это новое можно понимать и как постоянную новизну отношения молящейся души к Богу. Но здесь, на земле, человек предощущает эту новую вечную жизнь в какие-то особые мгновения, а в вечности он будет непрестанно приближаться к Божеству и воспринимать жизнь как поступательное движение к Нему, где каждое мгновение будет новым.

«Сыне Божий» — что это значит? (Некоторые афонские отцы так еще дополняли эту часть Иисусовой молитвы: «Сыне и Слове Божий».) Все, что имеет Отец, имеет и Сын. Слово Божие означает самовыражение Божества, подобно тому как в слове выражается мысль. «Сыне и Слове Божий» означает: через Сына Божия был сотворен мир. «Слове Божий» — это самовыражение абсолютной мудрости и любви Бога Отца. Затем «Сыне Божий» указывает на то, что сыновство, будучи личным свойством второй Ипостаси Пресвятой Троицы, проявилось также и в том, что Единородный Сын Божий стал Сыном Человеческим, Сыном Девы — Существом, во всем подобным нам, кроме одного — кроме греха; то есть совершенный Бог стал совершенным Человеком. Святому мученику Иустину Философу задали вопрос: «Почему воплотился не Отец, а Сын?». И он ответил: «Потому, что хотел сохранить свойство Своей Ипостаси». Сын Божий рождается вечно от Отца, и здесь Сын Божий воспринял человеческую плоть, то есть по человечеству Он родился от Девы. Отец — это безначальное начало; Сын — безначальное рождение. Рождающийся в вечности родился во времени. Монахи, удалявшиеся в пустыню и занимавшиеся в безмолвии Иисусовой молитвой, становились мудрее тех, кто изучил все науки, всю философию, все, что дала человеческая цивилизация.

Но Иисусова молитва не для одних монахов. Монашество — это лишь наличие определенных условий для концентрации человеком своих духовных сил на Иисусовой молитве. Иисусова молитва — это заповедь, обращенная ко всем христианам. Каждый христианин должен стараться в сердце своем творить Иисусову молитву. Иисусова молитва зависит от нравственной и духовной жизни человека, но в той же, и даже еще в большей степени, она сама обуславливает нравственность и духовную жизнь христианина, если, конечно, совершается правильно, то есть с благоговением и покаянным чувством.


В Иисусовой молитве надо испрашивать прощения своих грехов. Это — главное. А даст ли Господь остальное — дело Его милости. Искать этого сами мы ни в коем случае не должны. Нельзя «программировать» молитву, как делают некоторые. Они думают, что в Иисусовой молитве им должно быть дано то или это, и затем выбирают как схему для внутренней самонастройки те состояния, которые описывают святые отцы, имевшие совершенно иной образ жизни, чем мы. В Иисусовой молитве необходимо всегда стремиться к покаянию: оно, как и всякий дар Божий, дается во спасение при содействии Божественной благодати.


Иисусова молитва самая высокая и всеобъемлющая,



Для Иисусовой молитвы нужен труд. Наше сердце от грехов и страстей превратилось в камень. Нужно долбить скалу, чтобы найти источник. Проходят годы; человеку кажется, что труд его бесплоден, что он оставлен Богом, но это не так: в человеке происходит беспрерывное, но незаметное изменение, подобное росту его тела. На каждую Иисусову молитву Бог неслышно отвечает сердцу: «Я с тобой!».

Некоторые, прочитав учение отцов об Иисусовой молитве, хотят сразу пережить их состояния, но эти руководства написаны преимущественно для пустынников и аскетов, а наше сердце похоже на грязное болото. Иисусова молитва — ручеек, втекающий в это болото, но сколько времени нужно для того, чтобы его струи вытеснили, вымыли всю грязь и сделали воду прозрачной! К тому же в это болото непрестанно попадают стоки и выбросы наших грехов и страстей — того, что проникает в сердце, особенно через зрение и слух. Постепенно очищаются глубины нашего подсознания, тайники человеческого сердца; иногда благодать касается души, как бы показывая, что ожидает ее впереди, и скрывается снова. Человек переживает то помощь Божию, то богооставленность, то краткие просветы радости, то мучительные периоды бессилия и скорби. Благодать Божия скрывает этот путь от нас самих, чтобы мы не впали в гордыню, и только после пробуждения духа человек познаёт в молитве, как сладок рай и как благ Господь.

Самое главное — духовная сторона молитвы, но, поскольку душа связана с телом, внешнее может как помогать, так и мешать внутреннему. Полагаться на внешнее или же, напротив, совершенно пренебрегать им было бы неразумно и неправильно. Общие советы для занимающихся этой молитвой — не принимать чувственных образов, не стремиться к ощущению благодати и душевным восторгам, смотреть на молитву как на покаянный плач сердца, часто исповедоваться, всю свою жизнь считать приготовлением к молитве. Все наши дела, слова и мысли — это почва, на которой будут расти или увядать цветы молитвенных состояний.

Во время Иисусовой молитвы внимание должно быть сосредоточено на словах самой молитвы, но само по себе волевое усилие не может быть продолжительным, поэтому во время молитвы человек сознательно или бессознательно ищет того места, где проявится в форме слова молитва. Некоторые, прочитав наставления древних аскетов, ищут так называемого «сердечного места», но сердечное место — это закрытая дверь, которую силой можно сломать, а не открыть. Нужно определенное состояние души и духа, чтобы молитва ожила, проявилась, вошла в глубину сердца, именно не в физическую область сердца, а в его духовную глубину. Если ум, отягощенный и загрязненный помыслами, мы будем усиленно вбивать, как гвоздь молотком, в свое сердце, еще покрытое гнойниками греха и страстей, то результатом этого будет не приобретение духовной молитвы, а неуравновешенность, вспыльчивость, истеричность, быстро меняющееся настроение. Наш ум и сердце разъединены в результате грехопадения, но это является для них в некотором роде предохранением от большего зла; они могут сблизиться и соединиться друг с другом только через покаяние и очищение грехов, а еще вернее, их может соединить благодать. Поэтому сосредотачивать внимание надо не на источнике слова, а на его периферии, медленно и постепенно переходя к центру. Так, некоторые из старцев считают наиболее безопасным сосредотачивать внимание во время Иисусовой молитвы на движении губ, произносящих ее шепотом или безгласно. Этот прием дает возможность бороться с помыслами, не внимать им, почувствовать более четко структуру слова. При долгом упражнении Иисусова молитва сама соединяется с дыханием. Некоторых удовлетворяет этот способ молитвы, и они продолжают молиться так до тех пор, пока не появится сердечная теплота; для других следующим этапом молитвы становится фиксирование внимания в области гортани, где они чувствуют при молитве движение мышц, где как бы рождается слово, выходящее из груди. Продолжая путь, точно от устья к истоку реки, человек ощущает уже, что слово рождается в области сердца, и вниманием опускается к своему сердцу по пути вдыхаемого воздуха, ориентируясь на пульсацию сердца . Здесь он яснее видит зарождение помыслов, и ему становится легче бороться с ними через молитву.


Тот, кто жертвует всем ради Иисусовой молитвы, получает через нее всё, а главное, то, чего он не знал и не мог пожелать.

Иисусову молитву нельзя противопоставить другим видам молитвы, например Псалтири: все они берут начало от одного источника — Духа Святаго. Псалтирь и каноны помогают, особенно вначале, Иисусовой молитве; сразу перейти только к одной Иисусовой молитве так же трудно, как перейти от привычной пищи к хлебу и воде, которыми питаются аскеты. Наш ум по привычке требует разнообразия; даже в поле молитвы лишь постепенно он переходит от широты познания к глубине. Постоянно держать ум в напряжении — это, по слову Антония Великого, то же, что держать все время тетиву лука натянутой. На вопрос, что избрать — Иисусову молитву или Псалтирь, преподобный Варсануфий Великий отвечал: «И одно делать, и другое не оставлять» . Причем постепенно все больше времени и места в душе отдавать для Иисусовой молитвы. Укрепившись в сердце, Иисусова молитва вначале проявляет себя как духовная теплота. Часто, просыпаясь по утрам, человек, к удивлению своему, замечает, что в сердце его идет Иисусова молитва. Сны становятся чистыми и легкими. (Здесь не говорится об особых демонских искушениях, когда диавол приближается во сне к молитвеннику, как к своему врагу, и тот чувствует от этого приближения мертвящий ужас.)
Вторая степень непрестанной Иисусовой молитвы — это особый внутренний свет, который озаряет темные глубины человеческой души. Теплота приносит молитвеннику мир помыслов и покаяние, а духовный свет — радость и вместе с тем ощущение, что он ниже всякой твари, но в то же время не оставлен Богом. Тогда человек понимает, что смирение — истинная жизнь, а превозношение — ложная жизнь и крайняя нищета. Святые отцы не открывают нам дальнейших действий благодати или открывают через иносказания и намеки. Преподобный Исаак Сирин говорит об этом, что лишь немногие перешли на другой берег Иордана .



Иисусова молитва — это голос покаяния, а само покаяние подобно нити, протянутой между двумя полюсами — скорбью о грехах и надеждой на спасение. Молитва без сознания греховности переходит в горделивое возношение и ложную духовность, а молитва без надежды постепенно угасает, душа приходит в состояние уныния и расслабления. При молитве должно быть такое расположение души: «По грехам своим я достоин ада, но милосердие Божие не препобеждается никакими грехами: Господь простил бы и сатану, если бы тот смог покаяться».
Когда вступаешь в разговоры с мирскими людьми, спроси себя: «Сколько бы Иисусовых молитв я произнес за это время? Неужели есть на человеческом языке слова выше и прекраснее, чем «Иисус Христос»? На что я меняю Иисусову молитву?». Тайны Божии открываются молчаливым. Апостол Петр говорит о красоте молчаливого духа и о таинственной звезде, которая восходит в человеческом сердце .

Способность молиться является высшим достоинством человека. Если даром слова человек отличается от всех земных существ (у святых отцов он именуется словесным существом), то молитва делает его душу одного достоинства с Ангелами. (Преподобный Максим Исповедник пишет о молитвенниках, что их душа равна Ангелам, кроме того, что Ангелы не имеют, в отличие от людей, похоти и гнева.) Ни одна добродетель, ни одно духовное дарование, ни одна заповедь не способны возвести человека на такую высоту, как молитва, поэтому она царица всех добродетелей.


Молитва — высший дар; она уподобляет человека Ангелам. Чем большим жертвует человек ради молитвы, тем больше он приобретает через нее. Если бы даже он пожертвовал целым миром, то приобрел бы несравненно высшее, нежели мир,— Самого Бога, Творца мира, и себя — через Бога.


Цель молитвы — сочетание сердца с именем Иисуса Христа. Если человек не достиг непрестанной молитвы во время земной жизни, но постоянно прилагал к тому усилия, то Господь даст ему в час его смерти молитву, подобную крыльям, на которых душа вознесется к небу.
Вообще же непрестанная, сердечная молитва есть великое сокровище, которое и добывается великим трудом.


Иисусова молитва проясняет в человеке образ Божий, безмерно увеличивает потенциал его внутренней свободы. Святость — это свойство имени Христа. В человеке святость проявляется как противостояние миру, демону, похоти плоти, похоти очей и духу гордыни . В Новом Завете написано об огне, который преобразит небо и землю . Иисусова молитва — искра этого огня, преображающего сердце. Грех, живущий в нас, разъединил ум и сердце. Ум живет в мире фантазий и представлений, сердце — в мире страстей. Иисусова молитва, очищая ум и сердце, приближает их к согласию друг с другом. Когда ум и сердце соединяются в молитве, начинается преображение человека — его духа, души и тела.


Шелковичный червь затворяется в коконе. Там он как бы умирает, превращаясь в густую бесформенную массу, а затем незримо для нас в коконе образуется бабочка — крылатое существо, совсем не похожее на червя. Ум, погрузившийся в сердце, подобен этому червю: во тьме, в изоляции от вещественных образов, от внешнего мира он преображается вместе с сердцем, приближаясь к тому духовному ведению, которым обладал Адам до грехопадения. Это состояние святые сравнивают с огнем, согревающим душу, и светом, в котором человек видит мир в его первозданной красоте, с тем светом, в котором человек созерцает Бога и в то же время видит бездну своей души, видит страшные язвы своих грехов, видит демонов, точно червей, копошашихся в гниющем трупе. Он зрит в своем сердце преддверие ада, ощущая одновременно, что именем Христа связана и пленена эта страшная темная сила, подобно тому как в Апокалипсисе Ангел связывает цепью сатану. Он подобен человеку, который стоит на скале, о которую разбиваются волны бушующего моря: они ударяют о скалу, но не могут достичь его. Эта скала — имя Иисуса Христа, которого страшатся демоны.

Без Иисусовой молитвы человек лишь получает удары от врага, который скрыт от него во тьме, а с ней он может сам наносить удары этой адской силе. Имя Иисуса Христа заставляет ее трепетать. Человек видит, как благодать Божия, подобно искусному врачу, залечивает в его сердце раны так, что от них не остается даже следа. Но для действия благодати нужны труд и самоотверженность самого человека, необходимо, чтобы он почитал молитву главным делом своей жизни, а остальное — только поделием.
Известны случаи, когда находившийся в оковах узник в течение многих месяцев, а то и лет перепиливал цепи напильником или какой-нибудь железкой рыл подкоп под тюремную стену. Он трудился непрестанно и без устали, лишь бы встретиться со своими родными и друзьями, лишь бы вновь увидеть солнце и небо не сквозь тюремную решетку, лишь бы вдохнуть всей грудью чистый воздух, а не смрад тюрьмы, лишь бы не быть заживо погребенным в подземелье. Когда же обретал свободу, то от радости забывал всю горечь своих трудов. Наши грехи — те же цепи и темница.

Иисусова молитва сначала так же трудна, как трудно перепиливать цепи или руками рыть землю, разбрасывая ее по полу. Но когда благодать коснется сердца, оно почувствует, что цепи спали. Иисусова молитва превращается в любовь души к Богу, а в этой любви — истинная жизнь, о которой не ведает мир, истинная радость и свобода. Когда узник просыпался, то знал, что главное — перепиливать цепь; здесь выбора не было — или свобода, или смерть. Человек, просыпаясь утром, должен знать не только умом, но и сердцем, что для него главное — Иисусова молитва, остальные, мирские дела — это фон, на котором она должна протекать. От этого знания нужно перейти к решимости воли. Ложась спать, человек должен засыпать с молитвой; просыпаясь ночью, вставать на молитву; если он день посвятит молитве, то она будет посещать его ночью во время сна; если он часть ночи будет молиться, то весь день будет для него другим.

В Евангелии говорится о мудром купце, который продал все свое имение, чтобы купить одну драгоценную жемчужину. И человек должен продать свое мысленное имение — свои мирские знания, свои помыслы, образы земной красоты, свои мечты и грезы — все свое интеллектуальное имение, в котором он привык жить, точно в родовом поместье, все продать, от всего отказаться, чтобы приобрести одну жемчужину, которая дороже всего мира; эта жемчужина — имя Иисуса Христа; этой жемчужиной обретается Небесное Царство.



Надо собирать сокровище, с которым ты отправишься в свой последний путь, это сокровище — имя Иисуса Христа. В будущем веке оно станет для тебя всем: светом, дыханием, пищей, питием и одеждой благодати, в которую облечены святые; оно станет для тебя неисчерпаемым источником жизни. Вложи это имя в свое сердце, как драгоценные камни в сокровищницу».


Не предпочитай никакое дело молитве, никакие блестящие мысли — имени Иисуса Христа. Если ты станешь глубоко молиться (как сказал один старец, «круто» молиться), то демон начнет отвлекать тебя от молитвы целым фейерверком «блестящих мыслей», но ты предпочти «бедность» со Христом. Во время молитвы демон будет предлагать тебе различные планы, обещая успех в земных делах, но ты задай самому себе вопрос: «А каков конец всего этого?». И увидишь, что все на земле рассыпается, как горы песка, что богатство, успех и слава остаются за порогом смерти, нередко же покидают человека еще при жизни, как коварные друзья.


Тот, кто занимается Иисусовой молитвой, со временем начинает чувствовать, что это высшее делание человека, что обычная речь по сравнению с молитвой груба и пуста, что мирские занятия несут в себе холодную мертвенность, что без молитвы само человеческое бытие ничтожно. Он начинает любить молчание, в котором слышит песнь вечности. Любя людей, он прячется от них, перестает интересоваться делами и новостями мира, чтобы они, проникнув в его сознание, не нарушили молитву, не заглушили ее своим шумом. Он бережет молитву от соприкосновения с миром, как мать бережет младенца от палящего солнца и дыхания зимней бури.

Есть вещи, совершенно несовместные с молитвой. Это чтение современных журналов и газет; это телевизор, ставший хозяином дома. Дух Святый — это Дух чистоты и целомудрия. Молитва делает сердце человека храмом Божиим, а в этот храм человек впускает, словно желанных гостей, убийц, непотребных женщин, упиваясь зловонием греха: благодать Божия покинет такого человека. В душе, распаленной страстями, в уме, где водворяются образы насилия и разврата, как может пребывать Христос? Поэтому тот, кто не имеет решимости выбросить телевизор из своего дома, никогда не сможет приобрести Иисусову молитву. Это будет не молитва, а сочетания звуков без внутреннего смысла. Такой человек будет похож на хозяина, который провел в свои комнаты канализационные трубы и затем пригласил туда гостей.

Иисусова молитва невозможна без стремления к чистоте и смирению, как и без неустанной борьбы с гордыней. Господь сказал: Вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом. Смирение — это тот Синай, на котором Бог является душе. Целомудрие — та купина, которая горит огнем благодати не сгорая. А духовная любовь — это награда победителю своих страстей, это присутствие Самого Божества в человеческом сердце, это бесконечный конец духовного пути.

Молитва — это невидимая лестница, по которой человеческая душа восходит к небу. Молитва — это те духовные камни, из которых Ангелы строят вечный дом для нашей души. Молитва — те чудные семена, посеянные в сердце, из которых в вечности произрастают райские цветы. Поэтому святые отцы и называли молитву царицей всех добродетелей.


А большинство святых отцов творили и завещали нам Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Эту молитву мы должны произносить как можно чаще. Сначала после молитвенного правила — десять или пятнадцать минут, постепенно увеличивая время. Повторять слова ее следует неспешно. Когда мы одни, то вслух самим себе. Когда находимся в присутствии других людей, то молча, в своем сердце.
Братия и сестры! Когда вы идете в церковь, творите Иисусову молитву. Когда вы сидите за трапезой, также молча читайте ее. Некоторые даже считают, сколько Иисусовых молитв они должны прочесть, пока пройдут от двери до ворот своего двора. Сколько Иисусовых молитв они должны прочесть, пока сидят за трапезой. Иисусовой молитвой они наполняют и измеряют весь свой день.
Когда Иисусова молитва привьется к нашему уму, то она очистит его от скверны, лжи и лукавства. Она делает ум простым и световидным. Когда Иисусова молитва коснется нашего сердца, то в нем она усмирит страсти, как укротитель — диких зверей. Иисусова молитва пробуждает в нашем сердце любовь к Богу. Поэтому некоторые из святых отцов называют Иисусову молитву любовию Божиею.


На нашем сайте www.blagie.ru вы можете ознакомиться с другими материалами, а также заказать для себя и своих близких молитвенную помощь.



Об авторе все произведения автора >>>

Николай Козловцев, Волгоград, Россия
Пытаюсь достучаться до сердец о необходимости помогать ближнему,о важности милосердия и благотворительности.
e-mail автора: 1@blagie.ru
сайт автора: личная страница

 
Прочитано 3581 раз. Голосов 3. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
ученик (Михаил Бузин) 2011-03-13 20:02:22
Друг мой, Вы слишком велеречивы... и к тому же, комивояжер - торгуете религиозными услугами. Попробуйте поучится у Святых Отцов краткости и доходчивости речи. И последее: Вы, сами-то... умеете творить Иисусову молитву?
Ибо она... как раз учит краткости.
 
Иван Онюшкин 2011-03-17 08:31:23
Молитва христианина выглядит по-другому:

Отец Небесный, дай мне желание познать Тебя!
 
ученик 2011-03-17 15:38:13
ученик - Ивану Онюшкину.

Ваня... ты еговист, что ли? Только они Христа не признают, и в обход, напрямки, к Отцу Небесному стучатся: "дай мне желание". А у тебя самого-то... желанья нет? Тебе его "дать" надо?
Лентяй ты, а не христианин, если это так - не "дадут", не "поедешь".
 
Иван Онюшкин - ученику 2011-03-18 18:39:23
НЕ ДЕЛАЙ ИДОЛ ИЗ ХРИСТА,
НЕ ВИДЯ ЗА ХРИСТОМ ОТЦА!

Я все прошу только У ОТЦА ВО ИМЯ ХРИСТА.
 
Иван Онюшкин - ученику 2011-03-18 18:40:39
А желания вкладывает Бог. Правильно ты заметил: без Бога - ни до порога.
 
читайте в разделе Проповеди обратите внимание

Радостные мысли верующего - Олег Шорсткин
Зеркало проповеди: http://www.doposle.ru/?id=2353

Предназначение и призвание христианина - Валентина Кудинова

Поэтизация и обожествление народных героев - Светлана Мирова

>>> Все произведения раздела Проповеди >>>

Проповеди :
Газета рядом с Библией. - Габор

Проповеди :
Духовная слепота - Leonidas Puskovas

Поэзия :
Всегда пусть жизнь побеждает в вас - Анна Лукс

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проповеди
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100