Для ТЕБЯ - христианская газета

Обитель язычества. Повесть. Глава 6. Бастет
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Обитель язычества. Повесть. Глава 6. Бастет




Однако то, что поначалу разворачивалось так благополучно, получило совершенно неожиданный поворот. Иавису вздумалось прокатиться по столице на колеснице. Он уже неоднократно позволял себе подобные прогулки, всякий раз приглашая Иеровоама разделить с ним новые впечатления. Но Иеровоам настолько всецело предался молитве и посту, что свернуть его с этого, во всяком случае в данное время, представлялось трудновыполнимым. Тогда Иавис пригласил Хатсет.

Здесь следует напомнить, что египтяне были ярыми идолопоклонниками. Кошки и собаки, хищники и птицы, и даже насекомые – все шло в ход. В частности, жители столицы поклонялись богине Бастет, по имени которой город и получил свое название. Богиня эта имела вид... кошки. А может быть это и была сама кошка. Как бы то ни было, кошки в Пер-Бастет почитались священными. Они, можно сказать, были хозяевами положения. Им были предоставлены все привилегии. Иавис о чем-то таком догадывался, но особо в это не вникал. Он видел храм Бастет лишь издали, потому что никогда не приближался к нему, справедливо боясь оскверниться.

Но в этот день все было иначе.

Вокруг храма богини Бастет, как и подобало, было полно кошек. Все буквально кишело ими. Иавис заметил эту деталь еще издали и не захотел приближаться. Но реакция Хатсет на кошек была иной.

– Я так люблю Бастет, – защебетала она. – Я хочу получить ее благословение. Я так давно здесь не была... Пожалуйста, Иавис, давай зайдем внутрь! Ты тоже получишь благословение. Вот увидишь, это очень просто и, к тому же, приятно!

– К чему мне благословение твоей Бастет? О, несчастная моя язычница, неужели ты ничего не поняла из того, что я пытался тебе объяснить? И какую такую приятность ты имеешь ввиду?

К тому времени Иавис уже мог неплохо объясняться по- египетски, поэтому обучение Хатсет его родному языку закончилось, не успев начаться. Ему просто показалось бессмысленным дальше ее учить. В их диалогах главным было понять основной смысл. Теперь Иавис понимал, что зря потратил на нее время. Она оказалась совсем не такой, какой он ее себе представлял в те недавние дни, когда не понимал ничего из того, что она говорила. Но... то же думала и Хатсет. Она тоже представляла Иависа другим. «Однако не все еще потеряно,» – полагали они оба.

– Давай зайдем ненадолго... – не унималась Хатсет.

Иавис остановил колесницу на углу храма и задумался. «Уступить или не уступить? – размышлял он. – Если рассматривать этот храм, как произведение искусства, привлекающее внимание, тогда вполне может быть... Я же не иду туда поклоняться их кошачьей богине! А посмотреть... почему бы и нет?»

Пока он так размышлял, Хатсет сошла с колесницы и направилась ко входу в храм.

– Хатсет! – воскликнул Иавис. – Подожди меня! – и ринулся за девушкой.

– Осторожно... – полуобернувшись, сдержанно произнесла она, – не беги. Так ты можешь наступить на какую-нибудь из воплощений богини... Видишь, сколько их тут? Лапушки вы мои... – на этом голос ее изменился, сделавшись сладким-пресладким. Она присела на корточки, чтобы приласкать одну из них. Иавис тут же посмотрел себе под ноги и увидел там сразу несколько кошачьих созданий, льнущих к нему.

Хатсет и Иавис вошли в храм. Иавис заметил, что его знакомая внутри заметно изменилась. Она держалась очень уверенно и даже вызывающе, отчего ее красное платье приобрело почему-то кровавый оттенок. Эту перемену Иавис пока не мог объяснить.

Внутри царил полумрак, людей не было по причине полудня, только пол будто шевелился от множества пушистых тварей... На почетном месте возвышалась статуя богини Бастет. Первое, что испытал Иавис, увидев обнаженное женское тело с кошачьей головой, было отвращение. «Хорошо ли вылеплено тело? Пожалуй... Но сам факт, сам факт! Это же идол! Мерзость какая!» – пронеслось у него в голове. На стенах красовалась та же богиня, в разных видах и позах. Оценивать живопись у него уже не было желания.

Хатсет кровавым пятном приблизилась к статуе.

– Ты – моя богиня. Я – жрица твоя! – произнесла она, как завороженная и принялась совершать странные ритмичные движения всем телом.

Иавис обомлел. Такого он не ожидал. Ему захотелось выбраться отсюда как можно скорее, чтобы больше никогда не видеть ни этого места, ни этой женщины. Суть происходящего ясно открылась перед ним, вслед за чем он предпринял несмелую попытку тихо отступить к выходу. Но, несмотря на то, что жрица совершала свой странный танец, повернувшись к Иавису спиной, она заметила его отступление. Словно пролетев над ковром из кошек, она приблизилась к нему и прикоснулась к его руке. Что за безвольное оцепенение охватило его! Хатсет взяла его за руку и подвела к богине.

– Здесь, у ног Бастет, я, ее жрица, отдамся тебе, чужестранец! Через это мы оба получим великие благословения!

Ее взгляд и движения рук, медленно снимающих кроваво-красную одежду, околдовывали. Иавис понял, что его воля оказалась насильно подчиненной какой-то другой, злой и порочной воле, и что он вступил на запретную территорию, и попал в ужасную ситуацию, и что самостоятельно справиться он не в силах. Тогда он позвал на помощь Господа. Сначала слабо, затем сильнее. Потом попробовал повернуть назад. Получилось. В полубессознательном состоянии, под визг и мяуканье, он, наконец, смог выбраться наружу.

Покинув храм, Иавис почувствовал облегчение. На ходу он встряхнулся по примеру животных, как бы желая совлечь с себя остатки налипшего на него порока и, запрыгнув в колесницу, дернул поводья. Лошадь фыркнула и тронулась. И тут одно из воплощений Бастет, беспокойно шнырявшее вокруг, оказалось как раз под левым колесом. Раздался неописуемый визг. Иавис посмотрел вниз. Ему стало дурно. Раздавленное животное истекало кровью. «Ну вот, доигрался! – отругал он себя. – Надо поскорее убираться отсюда. Мне это уже совсем не нравится!» Но не успел он так подумать, как множество воплощений богини, сбежавшись на происшествие, плотным кольцом окружили колесницу. После чего, откуда ни возьмись, появились люди...



– Я и не думал ее давить! На что она мне сдалась?

Иавис, багровый от возмущения, тщетно пытался защищаться. Он забился в угол небольшого затемненного помещения и лихорадочно выкрикивал оттуда все, что ему приходило в голову. Вид у него был жалкий. С ним произошло нечто. Но ему, при всей его развитости, пока никак не удавалось проникнуть в тайну случившегося. И потому его недоумению не было конца. Вероятно, именно степень его духовного развития и была ключом разгадки. Степень эта намного превосходила даже самые высшие уровни мышления египтян.

Один из таких религиозных мыслителей в этот момент как раз стоял напротив Иависа и сверлил его своим угрюмым взглядом. Это был не кто иной, как высший советник по делам, связанным с нарушением культа богини Бастет. Советник находился в мрачном расположении духа, так как не в его правилах было лично разбираться с нарушителями. Но Иавис, как никак, приходился другом друга царя Соломона, зятя фараона Сусакима. В этом случае долг, как говорится, обязывал.

– Признайте же, наконец, что Вы раздавили воплощение Бастет! – теряя терпение, в который раз повторял советник. – Вам же от этого только лучше будет – мучиться придется меньше! Казнь будет легкой. Вы меня понимаете??

– А я Вам отвечаю, что не давил я Вашей богини!

– Воплощения!

– Какая разница! Бедную зверушку раздавил – признаю и сожалению весьма. А Вы... развели тут... Я Вас отказываюсь понимать. И слушать Вас больше не желаю. Ум у Вас, наверное, поврежденный...

– Эти оскорбления только отягчат Вашу вину. Я уйду, а Вас, голубчик, казнят, притом самым ужаснейшим способом... А ведь могло бы быть намного легче, Вы бы даже и не почувствовали...

– Убирайтесь отсюда прочь!! – Иавис молниеносно вскочил и ринулся на незваного «гостя». К счастью, до рукоприкладства не дошло, – подоспела стража.

Советник, задыхаясь от гнева, уже не мог произнести больше ни слова. Теперь его лицо тоже побагровело. Пытаясь сохранить остатки достоинства, он молча удалился. А Иависа связали, кинули на каменный пол и заперли дверь.




– А я то голову ломал, куда ты запропастился! А ты, оказывается, в тюрьме прохлаждаешься! – слегка подбоченившись, провозгласил Иеровоам.

– Сарказм – это моя стихия. Не твоя, – угрюмо парировал Иавис.

– Ты говори, да не заговаривайся. Тебя смертная казнь ожидает. Не меня, – Иеровоам прошелся по камере и поежился.

– И что ж, меня теперь убить надо за то, что я так вляпался? – ядовито произнес Иавис.

– По их законам – да. Виданное ли дело – раздавить воплощение... как ее там... – усмехнулся Иеровоам.

– И ты туда же! Может, тебе лучше замолчать?

– Нет, это тебе лучше замолчать! – резко прикрикнул на Иависа Иеровоам. – Кто тебя в этот храм тащил? По своей воле ведь пошел! А теперь вот расплачивайся!

– Но кто же мог знать, что все так обернется! Я же только посмотреть зашел...

– Что тебе понадобилось там смотреть? Ведь Господь запретил это! Ты пошел на компромисс со своей совестью! И эта твоя блудница... Она тебя подтолкнула.

– Я подумал...

– Ты подумал! – гневно возразил Иеровоам. – Ты, оказывается, умеешь думать? В таком случае, сейчас самое подходящее для этого время. Думай, как освободиться.

– А что такое свобода? – ни с того, ни с сего спросил Иавис и приподнял одну бровь.

– Хочешь пофилософствовать?

– Ага.

– Самое время для этого, когда сидишь за решеткой, – съязвил Иеровоам, оставаясь при этом серьезным.

– Я свободен, как птица... – нараспев произнес Иавис. – сейчас запою.

– Ты сначала вылети отсюда, птица, – Иеровоам усмехнулся. Он уже не сердился на Иависа. Ему было просто его жаль.

– Погоди, не все сразу, – увлекшись своей игрой, отозвался Иавис. – Все по порядку: песня, полет...

– Душа у тебя болит, печалится и стонет, а ты: песня, полет... Никуда ты не улетишь и ничего не споешь, потому что сил для этого в тебе нет. Слушай меня, Иавис, и не перебивай. Я знаю, что говорю. Сил нет в тебе, потому что печаль тебя съедает. Но печаль эта не от Господа. Она принадлежит этому суетному миру. И ты ею заразился.

– Наверное, ты прав, Иеровоам, – Иавис понурился. – Прав, как всегда. И что же теперь?

– Ты у меня спрашиваешь? Может быть, лучше спросить у Бога?

– Вероятно.

– И покаяться.

– Возможно, это наилучший вариант.

– И предать себя в руки Божьи.

– И все? – Иавис встрепенулся. – Разве ты не хочешь мне помочь?

– Чем?

– Не отпирайся! Ты же можешь поговорить с фараоном!

– Фараон Сусаким считается верховным жрецом Бастет. Вряд ли он захочет что-либо менять... – Иеровоам поджал губы.

– А ты попроси... – голос Иависа дрогнул.

Иеровоам и сам собирался просить Сусакима об Иависе, но ждал, когда тот сам его об этом попросит. И такой момент наступил.

– Хорошо, я попрошу, – просто ответил он. – И будем уповать на Господа. Он благ к ищущим Его. Он творит все дела.



Правление фараона Сусакима процветало. Этому способствовало многое. Основной секрет заключался в его характере. Крайняя расчетливость в сочетании с хитростью делали свое дело, в то время как его умственная одаренность служила в качестве прочного основания для всех его предпринимательств.

Сусаким не принадлежал к царскому роду. Он был потомком предводителей ливийских наемников, и при предыдущем фараоне, Псуссенесе Втором, поднялся до гавнокомандующего египетской армией и визиря. Причем Псуссенес Второй души в нем не чаял, занимаясь его частными делами, как если бы они были государственными.

Однажды князь Сусаким, обладавший огромным влиянием в стране, и в особенности, в армии, заручась ее поддержкой, произвел государственный переворот и объявил себя фараоном, после чего сразу же начал укреплять свое правление со всех сторон. Своего сына Осоркона он женил на египетской царевне Мааткаре, дочери Псуссенеса Второго, и таким образом, приобрел для него право на египетский престол, которого сам, в сущности, не имел.

На всех высших постах Египта во всех областях он посадил либо прямых родственников, либо его соплеменников. Так, своего младшего сына Иуапета он сделал верховным жрецом в Карнакском храме Амун-Ра в Фивах. В Гераклеополе правил его другой сын Немарат. Одного ливийского наместника он назначил в Большой Оазис, тогда как другой ливиец управлял западной Дельтой и смотрел за караванным сообщением с оазисами. Сусаким был очень предусмотрителен... И вскоре не только Нижний, но и весь Верхний Египет находились в его власти.

Размышляя об этом, Иеровоам все больше впадал в уныние. Стоит ли рассчитывать на милость человека, который прошел по трупам к вершине власти? Неужели в его сердце могла сохраниться хоть одна капля милосердия и сострадания? Да, Сусаким принял их и обеспечил им все удобства, но ведь это тоже его тонкая стратегия... Он ненавидит Соломона. Кто знает, какие еще планы вынашиваются в его царской голове? Он уже в годах, но еще не стар. Ему хватает сил, чтобы лично следить как за внутренней, так и за внешней политикой самого могущественного государства в мире! Он окружил себя роскошью и великолепием. Для осуществления своих целей он не останавливается ни перед чем. Так стоит ли просить такого человека о милости?

Иеровоам решил, что нельзя идти к фараону вот так, наспех. Он решил провести сутки в молитвах и посте. В течение этого медленно текущего времени он думал о том, каким вдруг беспомощным стал казаться ему Израиль. Даже невольно в своих мыслях он поставил Египет на высшую ступень... Последние годы правления Соломона очень ослабили государство. Идолопоклонство стало желанным. Разврат и насилие ворвались во все слои общества израильского и отдалили его от Божьих благословений. Если бы сейчас Сусакиму вздумалось пойти войной на Израиль, то он без труда одолел бы его. Ведь народ разучился даже молиться! Они забыли, как призывать Бога! Служение в храме проходит чисто формально, а сам Соломон туда заходит крайне редко.

Иеровоам с печалью вспомнил, что участь Израиля уже предрешена. Произойдет разделение. Гнев Господа пребывает на Его народе. Он вспомнил о пророчестве Ахии. Каким трудновыполнимым ему представлялось это сейчас! Жаждал ли он царства? О, нет! Он трепетал при мысли о нем. Его чистота и скромность не допускали и оттенка тщеславия. Иеровоам с радостью предпочел бы, чтобы столь ответственной ролью занялся бы кто-то другой. Груз был нелегок. Но его возложил на него Сам Бог. Однако до этого еще было довольно далеко...

А сейчас перед ним лежал визит к могущественнейшему языческому монарху.


Об авторе все произведения автора >>>

Татьяна Осокина Татьяна Осокина, Буэнос-Айрес, Аргентина
Как велика любовь Господня!
Как высока и глубока!
Со всеми нами Он сегодня!
Простерта вновь Его рука!
e-mail автора: tatosso@gmail.com

 
Прочитано 1526 раз. Голосов 3. Средняя оценка: 3.67
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Ирина Фридман kamille_@mail.ru 2011-10-22 13:18:12
Вы знаете, почитала в Библии про Иеровоама...
Жаль, что он плохо кончил...
Хотелось бы увидеть эту историю в вашем романе. У вас герои оживают, они как будто раскрывают себя изнутри, мол, вот такие мы...
С нетерпением жду продолжения.
 Комментарий автора:
Приветствую Вас, Ирина! Спасибо за Ваш отзыв. Истории библейских героев очень многому нас учат, их жизни, как раскрытые книги... Жизненная история Иеровоама, естественно, никогда не была популярной, и понятно, почему. Но его пример очень важен для христиан. Не всегда тот, кто был верен от начала, остается таковым до конца. Когда я сочиняла свой роман "Отец фараону", то Иосиф (мой любимый библейский герой) от главы к главе становился все красивее духовно, и я, вместе с моими будущими читателями, была целиком поглощена его необыкновенным жизненным и духовным взлетом, его способностью всегда оставаться верным Богу, неважно, был ли он рабом или правителем... О таких героях хочется писать и проповедывать, верно? Но Иеровоам - личность, полностью противоположная Иосифу. Он начал так хорошо, что Господь нашел его достойным десяти колен Израиля! Вероятно, он действительно был безупречен. Но что же произошло? Почему он так низко пал?... Вернее, что именно послужило предпосылкой к его последующему падению? Именно это я постаралась отразить в этой повести, описывающей лишь небольшой отрезок из жизни Иеровоама. Надеюсь, что читатели моей повести, увлекшись яркими персонажами и занимательными диалогами, не пропустят главного. Благословений Вам!

читайте в разделе Проза обратите внимание

Наталия. Высказывания и афоризмы.1-76. - Наталия Маркова

Мудрость – философия любви - Виталий Иванов

Стих 3 Я благодарю Тебя Отец Небесный - Лена Куликова

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Поэзия :
Велик наш Господь! - DMITRY

Поэзия :
Зависание в пространстве - Людмила Солма

Поэзия :
В Любви Божественном огне... - Вечерская Наталья

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100