Для ТЕБЯ - христианская газета

Древнейшая феерия (Песнь Песней)
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Древнейшая феерия (Песнь Песней)



Расскажу-ка вам, уважаемые читатели, братья и сестры во Христе, об одной очень древней и удивительной пьесе. Она звучала со сцены три тысячи лет тому назад – во времена царя Соломона – за два столетия до поэм Гомера. Согласитесь, не много в мире столь древних книг, а из музыкальных пьес, наверно, древнейшая дошедшая до нас.
Ее и сейчас читают и перечитывают во всем мире и наслаждаются красотой стиха, ищут и находят великую мудрость и аналогии с Божьими откровениями.

Почему я столько внимания уделил рассказу о времени написания пьесы? Чтобы вы мысленно приготовились окунуться в атмосферу государства Израиль во времена его расцвета при царе Соломоне. Расцвета не только финансовой и военно-политической деятельности страны, но и культурной жизни простого народа.
Отмечу еще, что сия музыкальная пьеса была написана не для исполнения ее в храме Божием. Написана она так же и не для того, чтобы ее пели только в чертогах царя. Так же ни тематически, ни тем более своим окончанием эта пьеса не похожа на свадебные песнопения. Ее исполняли перед жителями Иерусалима на площадях. Исполняли, наверно, как развлекательное музыкальное произведение для публики. Но пьеса не только развлекала, но и назидала в мудрости, и возвышала души слушателей. Чтобы они почерпнули для себя и красоту, и любовь, и еще что-то главное, вечное.

Представьте, что вы вышли на одну из площадей древнего Иерусалима. На холме золотом и драгоценными камнями сверкает, как солнце в силе своей, только что построенный великолепный храм. Близится к завершению строительство не менее величественного и прекрасного дворца царя Соломона. И если подняться на Башню Давида, то вы увидите, как во многих местах идет активное строительство: воздвигаются дома, некоторые из них богато украшены серебряной и золотой фольгой. А внизу, почти у самого подножия башни, шумит, суетится главный городской рынок. Нет, невозможно удержаться, чтобы не спуститься вниз и не пройтись по нему; пусть у нас – гостей из далекого будущего – нет денег на покупки, но хоть поглазеем на изобилие товаров, на особый восточный дух торгового места.
Не только на главном рынке, а почти на всех городских площадях и на многих улицах идет оживленная торговля. Полюбуйтесь: здесь продают Еламские драгоценные одежды: как они красивы, а какая вышивка на них! А вон развешены великолепные попоны для коней, привезенные из Дедана. Неужели так умели шить и вышивать в глубокой древности? Получается, что умели и не только так: в торговых рядах разложено превеликое изобилие тканей: рослые чернокожие купцы из далекого царства Савского, зазывая покупателей, взмахивают краями рулонов из шелков и узорчатых тканей, порхающих, как крылья бабочек. Господи! Вижу, лежит в ларце, как величайшая ценность, виссон из Ура! Неужели это тот самый, настоящий тончайший виссон, из которого шьют одежды для царей и первосвященников? Оказывается, он бывает не только белого, но еще и золотистого цвета.
Ближе к краю рынка, там, где толпится простой народ, продаются разные хлопчатобумажные ткани из Египта, начиная с тонких изящно выкрашенных в светлые, в основном голубые цвета, и завершая дешевыми груботкаными дерюгами. Рядом солидно восседают возле своих невозмутимо гордых верблюдов пришедшие из Аравийской пустыни бедуины, они привезли на продажу шерсть и вино.

Перейдем в другую часть рынка. Здесь глаза разбегаются от изобилия различных фруктов и овощей, и каждый предлагает попробовать, а кто и просто так готов угостить неведомого гостя. Рядом пестрят ящички с пряностями, источающими невероятные ароматы.
Всё, – утомился от шума и толкотни. Пойдем, поищем место потише – завернем хотя бы на эту улочку. Улица хлебопеков: то тут, то там видны огни костров и много-много простых печей, на них выпекают хлеб. Смотришь и любуешься, как ловко возле них орудуют с тестом и свежевыпеченными хлебами. Какой-то человек верно подметил, что можно очень долго смотреть на море, на огонь и на то, как другой работает. Кстати, для меня явилось полной неожиданностью, что в столь древние времена выпекалось такое разнообразие хлебов и булочек. Что я читал в Библии? Хлеб пресный, да хлеб дрожжевой, да еще мука, перемешанная с маслом и обжаренная на сковороде. А тут и различные плетенки из муки тонкого помола, политые медом и посыпанные кунжутом, и мягкие булочки с изюмом, и пирожки – на любой достаток и вкус.
Если не утомились, то можно еще побродить – посетить низенькие, выкрашенные известкой ювелирные лавки. Заглянем в одну, думаю, не пожалеем. Зайдем хотя бы для того, чтобы потом, в нашу суперсовременную эпоху, зайдя в сверкающий огнями ювелирный магазин и сравнив разложенные на прилавках ювелирные изделия с теми, что увидели в древнем Иерусалиме, проскользнула на лице ироничная улыбка с грустинкой: "Да, тогда умели делать!".
Восточный рынок, волшебный восточный рынок: кони из Египта, скот из Моава, золото из Фарсиса, ценное черное дерево и белая слоновая кость из Южной Аравии – всего не пересмотришь и тем более не перечислишь.
Уже и глаза устали, и уши, да у меня и язык устал перечислять красоты и богатства Восточного города.

Приближается вечер; затихла даже огнедышащая и грохочущая улица кузнецов. Постепенно улегся шум восточного рынка, но люди не спешат расходиться по домам и гостиницам, ведь большинству из жителей и гостей богатого города Иерусалима не нужно вставать завтра на заре, чтобы идти выполнять тяжелую физическую работу. Во времена царя Соломона граждане Израиля (назовем их так, по-современному, чтобы было понятнее, о ком идет речь) не работали на тяжелых работах: на полях и рабочими на строительстве. Они, в основном, были руководителями и смотрителями на строительстве, а также были государственными чиновниками и служили в армии.
Вернемся на торговую площадь: дневной зной уже спал – наступил теплый, приятный вечер. И на площади устанавливают необычный шатер – некое подобие театральной сцены. Три стороны его закрыты, а у четвертой, открытой, собираются люди – они уже знают, сейчас будет разыграно музыкальное представление. Вокруг небольшая сутолока, солидно рассаживаются на своих легких скамеечках старейшие и знатные горожане: они не пришли бы сюда, но говорят, что будут исполнять пьесу, написанную самим царем Соломоном. Нетерпеливые спрашивают: "О чем она будет?". И завсегдатаи-знатоки снисходительно бросают в ответ фразы, типа: "Кажется, объяснение в любви между женихом и невестой и помолвка их".
Я заранее убежден, что будет прекрасное исполнение, ведь музыканты и певцы Израиля славятся еще со времен царя Давида, когда он организовал школу для хора и оркестра, чтобы воспевать хвалу Господу Богу. И многие приезжие слышали, как поют в храме во время утренних и вечерних богослужений: далеко за границами храма слышно? их величественное пение.
Но сегодня будут петь не в храме, сегодня молодые певцы и музыканты расскажут зрителям о прекрасной любви юноши и девушки.

Действующие лица

-- Жених Соломон.
-- Невеста Суламита.
-- Братья невесты.
-- Хор.
В виде декораций растянуто полотно с вышитым растительным орнаментом, и на настиле расставлены букеты цветов и насыпаны охапки камыша, покрытые циновками.
Итак, музыкальная феерия начинается!

"Всем песням песня" состоит из семи действий и эпилога

Первое действие (Песн.1:1-2:7) [1]

Многие уже догадались, о какой пьесе идет речь, а для читателей, не знакомых со Священным Писанием, скажу: мой рассказ о книге Песнь Песней.

Чтобы вы смогли прочувствовать поэзию древней пьесы, проникнуться душой в атмосферу любви и нежности, процитирую ее полностью. Я умышленно не стал отправлять вас, дорогие мои читатели, к книге Библии, потому что, взяв в руки Священное Писание, вы, пусть даже подсознательно, но настроитесь на серьезный лад.
Здесь же просто наслаждайтесь красотой и искренностью слов любви, – вспомните, что вы стоите на площади, и кругом все никак не может утрястись веселая многонациональная толпа жителей и гостей одного из прекраснейших городов древности – Иерусалима.

Н е в е с т а. Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина. От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя. Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои.
Х о р. Будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
Н е в е с т а. Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла. Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
Х о р. Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.

П е р е д п у б л и к о й п о я в л я е т с я ж е н и х. Ж е н и х. Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя. Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях; золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
Н е в е с т а. Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое. Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает. Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.[2]
Ж е н и х. О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
Н е в е с т а. О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень; кровли домов наших – кедры, потолки наши – кипарисы. Я нарцисс Саронский, лилия долин! [3]
Ж е н и х. Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.
Н е в е с т а. Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами.[4] В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей. Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь. Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви. Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.
Ж е н и х. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Первая часть закончена. На сцене остается невеста, забывшаяся во сне в ожидании встречи со своим возлюбленным.

Второе действие (Песн.2:8-3:11)

Начинается с арии невесты; хотя нет, точнее будет сказать, с речитатива невесты: как будто она видит счастливый сон.

Н е в е с т а. Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам. Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку. Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей; смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно. Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.[5] Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями. Доколе день дышит [прохладою], и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор. На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его. Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его. Встретили меня стражи, обходящие город: "не видали ли вы того, которого любит душа моя?". Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей.
Ж е н и х. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
Х о р. Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника? Вот одр его – Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых. Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного. Носильный одр сделал себе царь Соломон из дерев Ливанских; столпцы его сделал из серебра, локотники его из золота, седалище его из пурпуровой ткани; внутренность его убрана с любовью дщерями Иерусалимскими. Пойдите и посмотрите, дщери Сионские, на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его, в день, радостный для сердца его.

Третье действие (Песн.4:1-5:1)

Теперь исполняет арию жених, любующийся красотой своей возлюбленной.

Ж е н и х. О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои - как стадо коз, сходящих с горы Галаадской; зубы твои – как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними; как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими; шея твоя – как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных; два сосца твои – как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями. Доколе день дышит [прохладою], и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама. Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе! Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых! Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей. О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста! о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов! Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана! Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник: рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами, нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами; садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана.
Н е в е с т а. Поднимись [ветер] с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его! – Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.
Ж е н и х. Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!

Четвертое действие (Песн.5:2-6:3)

Жених уходит. Невеста внешне пребывает как бы в полудреме, но сердце ее трепещет от внутренней борьбы: любовь влечет его, но в то же время оно замирает от девичьего страха.

Н е в е с т а. Я сплю, а сердце мое бодрствует; [вот], голос моего возлюбленного, который стучится: "отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои - ночною влагою". Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него. Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка. Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне. Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.
Х о р. "Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?".
Н е в е с т а. Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других: голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон; глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве; щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру; руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами; голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры; уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!
Х о р с о г л а ш а е т с я с н е в е с т о й, с е е д о в о д а м и. "Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою".
Н е в е с т а. Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии. Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне; он пасет между лилиями.

Пятое действие (Песн.6:4-12)

Ария жениха, который не просто восхищен внешней красотой своей возлюбленной, как было ранее, а преисполнен и осторожного почтения, как будто обращается с хрупким драгоценным сосудом.

Ж е н и х. Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами. Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня. Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада; зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими. Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа, но единственная - она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы, и - превознесли ее, царицы и наложницы, и - восхвалили ее.
Х о р. Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?
Н е в е с т а, п р о х о д я в г л у б и н е м и м о х о р а. Я сошла в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки? Не знаю, как душа моя влекла меня к колесницам знатных народа моего.

Шестое действие (Песн.7:1-14)

Жених увидел проходившую мимо возлюбленную.

Х о р. "Оглянись, оглянись, Суламита! оглянись, оглянись, – и мы посмотрим на тебя". Что вам смотреть на Суламиту, как на хоровод Манаимский?
Ж е н и х. О, как прекрасны ноги твои в сандалиях, дщерь именитая! Округление бедр твоих, как ожерелье, дело рук искусного художника; живот твой – круглая чаша, [в которой] не истощается ароматное вино; чрево твое – ворох пшеницы, обставленный лилиями; два сосца твои – как два козленка, двойни серны; шея твоя – как столп из слоновой кости; глаза твои – озерки Есевонские, что у ворот Батраббима; нос твой – башня Ливанская, обращенная к Дамаску; голова твоя на тебе, как Кармил, и волосы на голове твоей, как пурпур; царь увлечен [твоими] кудрями. Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная, твоею миловидностью! Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти. Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков; уста твои – как отличное вино. Оно течет прямо к другу моему, услаждает уста утомленных.
Н е в е с т а. Я принадлежу другу моему, и ко мне [обращено] желание его. Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле, побудем в селах; поутру пойдем в виноградники, посмотрим, распустилась ли виноградная лоза, раскрылись ли почки, расцвели ли гранатовые яблоки; там я окажу ласки мои тебе. Мандрагоры уже пустили благовоние, и у дверей наших всякие превосходные плоды, новые и старые: [это] сберегла я для тебя, мой возлюбленный!

Седьмое действие (Песн.8:1-7)

Гимн любви.

Н е в е с т а. О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы. Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих. Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, – не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
Х о р. Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного?
Н е в е с т а. Под яблоней разбудила я тебя: там родила тебя мать твоя, там родила тебя родительница твоя. Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.

Эпилог (Песн.8:8:14)

Грядет, грядет новая жизнь, в которой главенству и наибольшему вниманию суждено перейти от прежней семьи к новой – своей семье. Как сказано в Писании: "Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. (Еф.5:31)".

Б р а т ь я н е в е с т ы. Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее? Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра; если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.
Н е в е с т а. Я – стена, и сосцы у меня, как башни; потому я буду в глазах его, как достигшая полноты. Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребренников. А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести – стерегущим плоды его. Жительница садов! товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его. Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!

Всё! Представление закончилось. Люди расходятся по домам и гостиницам, готовясь к завтрашнему трудовому дню, преисполненному суеты и хлопот. Но я верю, в их памяти, в их сердцах еще долго будут звучать поэтические слова из прекрасной Песни Песней.
-- Возлюбленный мой …
-- Любимая моя …
И многие из них придут сюда на следующий день, чтобы еще раз насладить свой слух и свои души феерией любви.
Город погружался во власть дивной, теплой южной ночи.
-----

Книгу Песни Песней трудно вписать в общепринятую классификацию Библейских религиозных книг: её нельзя отнести ни к Псалмам, то есть, к религиозной поэзии, нельзя отнести к Пророкам или Закону.
Но не случайно, поверьте, совсем не случайно сия книга оказалась в Каноне Библии. И хотя в ней нет ни пророчеств, ни закона, хотя в ней не звучат даже слова хвалы Богу – эта книга открывает нам новую, ранее неведомую грань Личности Господа Бога. Феерия Песни Песней открывает нам Творца не чуждым чувств и любящим веселье и радость. Да-да, наш Господь отнюдь не мрачный религиозник, только и думающий, что о законе и суде. Он не сухой управитель мира, "непрерывно вращающий колесо истории".

Иисус Христос и был именно таким: остроумным, веселым, общительным, чувственным и … очень любящим. Был, и будет во веки веков!

Погребняк Н. 2014



P.S. А вы думали Библию читать неинтересно?!!!


Сноски

[1] Библейские цитаты приведены в Синодальном переводе.
[2] Яков Эйделькинд в книге "Песнь Песней: Комментарии" поясняет, что нет никакого противоречия в выражении: "В виноградниках Енгедских (Песн.1:13)", ибо там, где сейчас пустыня Ен-Гадди, три тысячелетия тому назад был большой оазис с виноградниками. Иосиф Флавий сообщает, что в Эн-Геди росли бальзамовые деревья. Иероним в книге "О названиях и местонахождении еврейских местностей" говорит, что в его время Эн-Геди был весьма большим иудейским селением и что там делается opobalsamum (т. н. мекский бальзам).
[2] В древнееврейском оригинале: "Я – лотос (кувшинка) Сарона, лилия долин!" – названия обоих цветов женского рода.
[4] В древнееврейском языке слово "яблоня" мужского рода, а "лилия" – женского, так что грамматический род этих слов соответствует полу сравниваемых персонажей.
[5] "Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете. (Песн.2:15)" – современный перевод WBTC: "Устраняйте всё, что мешает цветению любви в сердце моем. И тогда виноградник сердца принесет плоды".


Библиология

1. Библия: книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: Канонические; Синодальный перевод. – М.: Российское Библейское общество, 1998. – 1244 с.
2. Иерусалим Цветные фотографии Святой земли 120 летней давности [Электронный ресурс]/ Михаил Светлов; Библиотека Конгресса. – Информационный портал "Gospodin PG". – Электронные текстовые данные, 2012. – Свободный режим доступа: http://gospodin-pg.blogspot.ru/search/label/%D0%98%D0%B5%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BC .
3. Челябинский государственный краеведческий музей. В Челябинск приезжает Бен Цион Давид [Электронный ресурс]/ Бен Цион Давид; Леа Веденски; Челябинский государственный краеведческий музей. – Информационный портал "Вне эфира". – Электронные текстовые данные. – Челябинск, 2013. – Свободный режим доступа: http://www.vneefira.ru/?news=1803 .
4. Эйделькинд Я. Песнь Песней: Комментарий [Электронный ресурс]/ Я. Эйделькинд. 1998-2011; Фонд Ави Хай. – Свободный режим доступа: http://booknik.ru/publications/?id=36235 .
Комментарий автора:
Предлагаю совершить путешествие во времени и посмотреть удивительную древнюю пьесу, которая знакома многим Иудеям и Христианам, и … совершенно незнакома.

Об авторе все произведения автора >>>

Николай Погребняк Николай Погребняк, Россия
Родился в 1961 г. в Кокчетавской области. После окончания Омского политехнического института работал инженером-конструктором. В 1995 г. по вере принял водное крещение в РПЦ. Работал в Центре реабилитации, исполнял диаконское служение и читал лекции. Автор произведений, посвященных популяризации Христианских ценностей и Христианского учения, в том числе монографии: "Семь дней творения – семь тысячелетий истории человечества", литературного цикла: "Если Господь вывел Вас из церкви...", повести: "Смерть Иерусалима" и других книг, статей и рассказов.
e-mail автора: nikolaj-pogrebnyak@yandex.ru

 
Прочитано 1680 раз. Голосов 2. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Проза обратите внимание

Ради одной души - Светлана Поталова

Записки 6 - Андрей Б

Мечты о лете - Кальянова Мария

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Крик души :
Набатом бьют колокола - Татьяна Шохнина

Поэзия :
Твоей душе - Ирина Шабанова

Проза :
Тайна мыльной фабрики - Роман РАУД

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100