Для ТЕБЯ - христианская газета

Воспоминания В.А.Данилова о встрече с Львом Толстым
Публицистика

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Воспоминания В.А.Данилова о встрече с Львом Толстым


ВОСПОМИНАНИЯ В. А. ДАНИЛОВА О ВСТРЕЧЕ С ЛЬВОМ ТОЛСТЫМ
***************************************************************
Справка об авторе публикации воспоминаний В.А.Данилова в журнале "Нева" №10 2016

Владимир Николаевич Чисников родился в 1948 году в городе Шахтерске Донецкой области, кандидат юридических наук (1984), доцент, полковник милиции в отставке, ныне ведущий научный сотрудник ГНИИ МВД Украины, член Международной ассоциации историков права, Международной полицейской ассоциации (Украинская секция), член зарубежной секции редакционного совета журнала «Оперативник (сыщик)» (Москва). Проживает в г. Бровары Киевской области. Автор, соавтор, составитель и редактор более 700 публикаций и печатных изданий по историко-правовой проблематике, один из ведущих специалистов по истории профессионального сыска. Более тридцати лет занимается исследованием темы «Лев Толстой под надзором тайной полиции». Участник Международных Толстовских чтений и Международных Толстовских конгрессов. Печатался в журналах «В мире спецслужб» (Киев), «Новом журнале»,
«Неве» (Санкт-Петербург), «Законность», «Шпион», «Оперативник (сыщик)» (Москва) и др.
*******************************************************************

КОГДА В.А.ДАНИЛОВ ВСТРЕЧАЛСЯ С Л.Н.ТОЛСТЫМ?


В первых числах июля 1906 года Л. Н. Толстой получил из Санкт-Петербурга от
великого князя Н. М. Романова письмо, в котором тот интересовался личностью
некого Данилова, приславшего ему письмо и ссылавшегося на Толстого. «…Что он за
личность, — спрашивал Николай Михайлович писателя, и стоит ли ему отвечать»9.
В письме от 11 июля Лев Николаевич сообщал великому князю: «…Данилова
я совсем не помню. А то, что я его не помню, для меня означает то, что его беседа
оставила во мне очень слабое или скорее отрицательное впечатление. И по пись-
му к вам я не думаю, чтобы в его советах могло быть что-либо серьезное.
...Р. S. Сейчас вспомнил Данилова, но то, что я вспомнил о нем, не изменяет
моего впечатления. Он — старый человек, много пострадавший и хороший, но мыс-
ли у него неясные»10.
В примечаниях к данному письму, опубликованному в Полном собрании сочинений Л. Н.Толстого, приводятся краткие биографические сведения о корреспонденте Н. М. Романова: «Виктор Александрович Данилов (1851—1916), революционер.
Начиная с 1874 г., неоднократно привлекался к суду за революционную деятельность. Судился по „Процессу 193“. В 1890—1903 г. жил в ссылке в Якутской области...
В последние годы впал в мистицизм. В 1906 г. жил в Петербурге». Далее авторы
примечания указывают, что Данилов «посетил Толстого в Ясной Поляне 29 января
1906 г.» (выделено мною. — В.Ч.). При этом дается ссылка на «Яснополянские за-
писки» Д. П. Маковицкого11.
В дневниковой записи домашнего врача Толстых за 29 января 1906 года чита ем: «..Л. Н. через Булыгина посылал Данилову, приехавшему к нему из Нижнеко-
лымска Якутской области, „Великий грех“, „Конец века“, генриджорджевские статьи
и говорил о нем, что он поехал в Петербург с проектом о решении земельного во -
проса»12. Сделанный на основании этой записи вывод, что В. А. Данилов посетил
*******************************************************************
8 Крымский курьер (Ялта). 1902. 26 июня.
9 Литературное наследство. Т. 38. М., 1938. С. 332.
10 Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: В 90 т. Юбил. изд. М., 1928—1958. Т. 76. С.175—176.
11 Там же. С. 176.
12 Литературное наследство. Т. 90. У Толстого.1904—1910. «Яснополянские записки» Д. П. Маковиц-
кого. Кн. 2. М., 1979. С. 34.
***************************************************************************
Л. Н. Толстого 29 января 1906 года, не верен, так как в действительности встреча
бывшего революционера с писателем произошла 3 декабря 1905 года. Об этом свидетельствуют малоизвестные воспоминания Данилова, хранящиеся в рукописном
отделе Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Один из вариантов рукописи имеет название «У Л. Н. Толстого, 1905 г. 3 декабря»13.
Прежде чем обратиться к воспоминаниям Данилова, дополним его биографию,
чтобы иметь представление о нем как личности.
Родился он в Харькове, в небогатой дворянской семье. Как вспоминал участник
революционного движения, писатель В. Г. Богораз-Тан, в жилах Виктора Алексан-
дровича «была примесь татарской крови, и его высокая сухая фигура, особенно
в старости, имела в себе что-то степное, татарское»14.
После окончания гимназии Данилов поступил в Петербургский земледельческий
институт, но полный курс не закончил. В 1871 году уехал за границу, в Цюрих, где
продолжал учебу в Политехническом техникуме. Свои политические симпатии
в то время молодой радикал, по его собственному признанию, отдавал бакунистам.
Усиленно изучал историю русского сектантства и по возвращению в Россию пла -
нировал поднять его против самодержавия. Приехав на Кавказ, вел революцион-
ную пропаганду среди молокан и духоборов, поддерживал связи с народовольцами.
Неоднократно арестовывался, привлекался к суду, находился под гласным надзором полиции.
В январе 1882 года Харьковский военный суд приговорил Данилова за при надлежность к народовольческой организации к четырем годам каторжных работ
в крепостях и лишению всех прав. Каторгу он отбывал на Каре. В августе 1886 года
совершил побег из Якутской области, добравшись с чужим паспортом до Москвы.
Однако там был арестован и снова возвращен к месту ссылки. За участие в бунте
заключенных в иркутской тюрьме предан суду и приговорен к 1,5 годам каторги15.
Среди каторжан и ссыльных Данилов слыл чудаком и оригиналом. Летом и зимой он ходил с расстегнутым воротом рубашки и без шапки, чтобы не снимать
ее перед начальством, как этого требовали тюремные порядки. Официальные доку-
менты он подписывал: «Социалист Виктор Александрович Данилов», а по прибытии в Якутскую область — «Военнопленный социалист...»16. В то же время бывший
дворянин отказывался читать, слушать и подписывать распоряжения властей ре-
прессивного характера, касающиеся политических ссыльных.
Эти чудачества и оригинальность, по мнению многих, были не рисовкой,
а вытекали из его мировоззрения. Один из его товарищей по ссылке М. Поляков
писал: «В нем (Данилове. — В. Ч.) своеобразно сочетался мыслитель с метафизиче-
скими наклонностями и революционер-позитивист. Метафизические его тенден -
ции выразились в туманной теории «мирового блага», нереальной и обязывающей
человека к нравственному закалению (но не в Толстовском смысле), а второе —
в непримиримости и протесте. Революционер до мозга костей, с прошлым героиче-
ским настроением, он психологически не в состоянии был присоединиться к какой-
либо партии и всю свою жизнь оставался самим собой»17.
*********************************************************************
13 Архив дома Плеханова, РО. Ф. 238 (архив В. А. Данилова), ед. хр. 73. Имеются еще два варианта этой статьи: «Пережитое и переживаемое (Из воспоминаний человека религии-знания).
У Льва Николаевича Толстого» (ед. хр.22) и «Встреча с Л. Н. Толстым» (ед. хр. 20).
14 Тан. Обитатель земного шара // Духовный христианин. 1916. № 1/2. С. 67.
15 Деятели революционного движения в России. Биобиблиогр. словарь от предшественников дека-
бристов до падения царизма. Вып. 2. Т. 3. М., 1934. С. 1070—1074.
16 Пекарский Э. Отрывки из воспоминаний // Каторга и ссылка. 1924. № 4 (11). С. 95.
17 Поляков М. Образы минувшего // Каторга и ссылка. 1924. № 5 (12). С. 303.
**********************************************************************
После вторичного отбытия каторги Данилов выбрал для поселения уединенное
урочище Родчево Верхне-Калымского района, где прожил 14 лет. Деятельный по
натуре, он занимался сельским хозяйством, скотоводством, торговлей, помогая местному населению. Результатом его многолетнего общения с якутами стала написанная им работа «Особенности психического мира якутов Колымского округа». За-
нимался Виктор Александрович и систематическими метеорологическими
наблюдениями.
Бывший сотрудник Департамента полиции Л. П. Меньщиков отмечал, что «уже
в то время Данилов имел, очевидно, религиозный уклон, т. к. в официальной
ведомости ссыльных числился с отметкой „духоборец“»18. Действительно, когда со -
беседники спрашивали Данилова, к какой секте он принадлежит, то получали от -
вет: «Я — духоборец, ибо борюсь духом!»
В середине 90-х годов Данилов создает свое собственное религиозное мировоз-
зрение — религия—знания. Он полагал, что до сих пор религия основывалась на
вере, тогда как теперь настало время, когда религия должна основываться на
знании. Иными словами, религией должно быть знание или религия есть знание.
В 1896 году Виктор Александрович направил заявление министру внутренних дел,
в котором просил исключить его из русского гражданства, так как он не признает го-
сударственных границ и является «Обитателем Земного Шара».
В 1903 году Данилов переехал в Якутск, где проживал вместе с женой-якуткой
и двумя детьми. После окончания срока поселения (1904 год) он отказался полу-
чить паспорт и приписаться к сибирскому крестьянству», поставив тем самым местную администрацию в затруднительное положение. После долгих мытарств ему все-таки выдали официальный документ следующего содержания: «Предъявитель сего,
именующий себя Обитатель Земного Шара, Виктор Александрович Данилов, есть
именно то лицо, за которое он себя выдает. В чем удостоверяю подписью и приложе-
нием казенной печати»19.
Оставив семью, Данилов уехал в Европейскую Россию с целью примирить враждующие партии. Он побывал за границей, где встречался с находящимися в эмигра -
ции лидерами различных российских партий, выступал с рефератами, «но никто
его не слушал»20. Возвратившись в Россию, Виктор Александрович уехал в Харь-
ков, где принимал участие в революционных выступлениях, связанных с событи-
ями Кровавого воскресенья (5 января 1905 года) в Петербурге. Был арестован и не-
сколько месяцев провел в тюрьме, а после освобождения выслан в административ-
ном порядке за пределы Харьковской губернии21.
Поездка за границу и события первой русской революции были для бывшего
каторжанина холодным отрезвляющим душем, заставившим его переосмыслить
многие свои прежние представления о «движущих силах истории». Теперь такой си-
лой он считал трудовое крестьянство во главе с российским самодержавием. В. Г. Богораз-Тан позднее вспоминал, что Данилов в то время «жил мечтой о великом компромиссе политическом и вместе с тем духовном, который примирит враждующие
партии, враждующие стороны. От примирения партий он перешел к более широкому примирению старого и нового»22.
Основы нового «трудового строя» Виктор Александрович связывал с домом Ро -
мановых во главе «как родом наследственных диктаторов, в наше время необходи-
********************************************************************
18 Меныщиков Л. П. Охрана и революция. Ч. 1. М.,1925. С. 385.
19 Пекарский Э. Указ. соч. С. 99.
20 Тан. Обитатель земного шара // Биржевые ведомости. 1916. 25 янв.
21 Там же.
22 Деятели революционного движения в России. С. 1074.
***********************************************************************
мых», и предлагал создать крестьянский союз — «союз объединения всех взаимно
нужных и взаимно дополняющих друг друга профессий, производств и учрежде -
ний»23. Свое видение «трудового строя» он изложил в «Манифесте народа», кото-
рый намеревался представить Николаю II.
А теперь возвратимся к воспоминаниям В. А. Данилова. В опубликованных лите-
ратурных источниках сведения о содержании его беседы с Л. Н. Толстым широкому
кругу читателей малоизвестны24, поэтому приведем рассказ В. А. Данилова полно-
стью с незначительными купюрами.
«В 1905 г. в декабре, первого числа, ехал я из Харькова в Петербург, — начина-
ет свое повествование Данилов, — Чудилось веяние новой жизни. Манифест 17 ок -
тября призывал народ выбрать из себя лучших людей, которые помогли-бы, созданно-
му историей, народному вождю управлять обширным монголо-фино-славянским мно-
гоплеменным народом.
Загудела русская жизнь. Россия похожа была на улей пчел, собирающийся выпус-
тить новый рой, дать начало новой жизни. Все общественные места, начиная от
гимназий, университетов и кончая вагонами железных дорог — стали клубами обще-
ственно-политическими, где разбирались и мечтательные и реальные основы будуще-
го строя.
Я ехал в Петербург, чтобы представить на усмотрение государя то, что назре-
вает в русском народе, пока как стихийное бессознательное ощущение и указать, что может быть если политическое воспитание народа попадет в руки разрушителей
или людей рабски копирующих общественно-политические западноевропейские формы.
По дороге в вагоне я излагал особенности русского народа, как следствие особен -
ности его исторического развития, говорил о том трудовом строе, который соот-
ветствует монголо-фино-славянскому народному типу, говорил не о западноевропей-
ских конституциях, не о конститционном строе, а об организационном, осуществле-
ние которого сообразно с задачами XX века осуществится во всем чело вечестве че-
рез пример в России, путем эволюционным, путем мирного развития.
Обшая беседа окончилась. Мы подъезжали к Туле. Публика из того отделения
где я сидел, разошлась по своим местам. Ко мне подошел господин в енотовой
шубе, пригласил в свое отделение. Мы сели. „Я близкий сосед Льва Николаевича
Толстого. Он интересуется разными людьми. Мне хотелось бы сделать ему при -
ятное; позвольте предложить вам следующее: на следующей станции я встаю,
мои лошади ожидают меня, я живу в двенадцати верстах от станции, недалеко
от Льва Николаевича. Завтра мы вместе поедем к нему, а оттуда мои лошади
свезут вас на станцию в это же время. И так как вы можете потерять право про -
езда до Петербурга, то позвольте мне предложить вам билет до Петербурга.
Вы потеряете сутки, но доставите и мне и Л. Н. большое удовольствие. Я его
очень уважаю и буду рад, если вы согласитесь. Я знаю, как ему будет приятно по-
говорить с Вами“.
— Я еду в Петербург устроить возможность приема государем депутации от
крестьян одного из Харьковских уездов. Я не могу терять время. Но, может быть,
Л. Н. окажет мне содействие?...
— Да, я думаю, что он вам поможет в вашем деле. У него есть знакомства...
**************************************************************************
23 Тан. Обитатель земного шара // Биржевые ведомости. 1916. 25 янв.
24 Впервые выдержки из воспоминаний В. А. Данилова о встрече с Л. Н. Толстым были опублико-
ваны: Чисников В. Н. «Он — старый человек, много пострадавший и хороший…» (Л. Н. Толстой
и В. А. Данилов) // Толстовский сборник-2008. Л. Н. Толстой и русская революция: Материа-
лы ХХХ Междунар. Толстовских чт. Тула, 2008. С. 214—227.
*********************************************************************
Подумавши минуту, я согласился. Билет у меня был прямого сообщения и я имел
в запасе три дня»25.
Господином в енотовой шубе был Михаил Васильевич Булыгин, бывший гвардейский офицер, владелец хутора Хатунка, близ Ясной Поляны. Он действительно
находился в хороших дружеских отношениях с Л. Н. Толстым, был его последователем, корреспондентом и адресатом.
Характеризуя семейство Булыгиных, В. А. Данилов отмечает, что это очень милые и интеллигентные люди, с которыми он скоро сошелся и потом часто заезжал
к ним в гости. Они отказались от привилегированной жизни, не едят мясного, не
носят кожаной обуви и «работают для всех даром».
Отмечает мемуарист и такую бытовую деталь семейства Булыгиных: «Купленное в лавках только тогда очищается, когда купивший дарит другому — любовь все
очищает. На всяком продукте производства, лежит след эксплуатации и угнетения
человека. Этот след как бы смывается тою теплотою чувства, которою обнаружи-
вает дарящий».
Описывая время пребывания в семье Булыгиных, В. А. Данилов вспоминает,
что они весь остаток дня и вечер провели в обмене мыслями «на тему, художник
ли Лев Николаевич отживающего строя или нарождающейся новой жизни». Кроме
того, от своих собеседников Виктор Александрович узнал много интересных фактов из личной жизни Л. Н. Толстого, неизвестных широкой публике. При этом он
отмечает, что все эти сообщения носили субъективный характер и были окрашены идеализацией личности Льва Николаевича. В частности, касаясь взаимоотношений писателя с женою, В. А. Данилов пишет: «Все обвиняют Софью Андреевну,
но, в сущности, личность Софии Андреевны была щитом, прикрывающим темные
стороны в жизни Льва Николаевича. Еще не время обнаружить факты ил семейных
отношений, подтверждающих это мнение о роли Софьи Андреевны в установлении
нравственного влияния Л. Н.».
На следующий день, то есть 2 декабря, в десять часов утра, Булыгины вместе
с В. А. Даниловым выехали на двух санях в Ясную Поляну. Однако в пути их застигла сильная метель, лошади сбились с дороги, и путникам пришлось возвращаться обратно.
Свое пребывание в Ясной Поляне 3 декабря 1905 года и беседах с Львом Никола-
евичем автор воспоминаний описывает следующим образом:
«На третий день двое саней проехали два столба ворот огромного сада барского поместья и остановились у подъезда двухэтажного дома. Сани выгрузились и мы
(я и четыре человека семейства Булыгина: муж, жена и два сына) вошли в прихожую.
Булыгин Михаил Васильевич предупредил меня: „Софья Андреевна соблюдает не -
который этикет. Обыкновенно гости входят в библиотеку, поправят свой костюм,
умоются и потом уже идут наверх, и вы не забудьте застегнуть ворот (я хожу с расcтегнутым воротом)“.
Нам сказали, что Л. Н. уехал на прогулку, что он делает ежедневно после за втрака. Было около II часов дня. Нас пригласили в библиотеку. Библиотека поме щалась внизу.
Мое внимание привлек большой ящик, в котором обыкновенно закупоривают товар (мыло); видно, он недавно привезен был со станции железной дороги. Я спросил:
— Не книги ли это? Мне ответили:
— Это одна из поклонниц Л. Н. прислала ему из Западного края белых грибов, сама
насобирала...Часто Л. Н. страдает желудком от неумеренного употреб ления этой
тяжелой пищи.
***************************************************************
25 ГПБ, Р0. Ф. 238, ед. хр. 73.
*************************************************************
Покуда прихорашивались мои хазяева, я осматривал комнату и смотрел в ок но на
покрытые снегом деревья. Скоро вернулся и Л. Н.
— Это человек семидесятых годов, очень интересный, я привез его вам, — ре ко мендовал меня Михаил Ваcильевич — Льву Николаевичу.
— Садитесь, садитесь, — пригласил меня Л. Н. Мы сели друг против друга в кресла.
— Я знал Лазарева26, это тоже человек семидесятых годов
— Я и Лазарев люди хотя и семидесятых годов, но различных темпераментов. Лазарев — человек чувств, увлечений, партийный человек. Я же человек жизни, дела, поэтому прямо говорю вам цель моего к вам приезда. Я вам скажу все, что вы пожелаете знать от меня и надеюсь, что вы поможете мне в одном деле, которое, возможно, облегчит страдание нашей общей родины. Я желаю видеться с государем или, по
крайней мере, создать возможность устроить у него прием крестьянских депутатов
от Харьковской губернии.
— Что вы ожидаете от государя?
— Я был за границей. Май этого года провел в Женеве, знаю лично деятелей цент -
ра партии социал-революционеров, большевиков и меньшевиков, говорил с ними, был
несколько раз у бабушки (Брешковской)27, читал доклад у большевиков и С. Р., был
у Плеханова28, беседовал с Лениным29 и увидел, что нет ни одной более или менее
крупной личности; все или доктринеры, или люди несдержанных чувств. Нет личности, способной познать то, что делается в душе народной и в какие формы общественно-государственных отношений облечь это. Для проведения нового строя
нужен диктатор. Таким диктатором может быть только русский государь из дома
Романовых.
Лев Николаевич вскочил с места:
— Вы говорите мои слова, мои мысли, — оживлением сияло его лицо.
— В эту ночь, представляете себе, я написал письмо государю и в эту же ночь вы
думаете видиться с государем, вот совпадение.
Л. Н. в увлечении...
— Прекрасно, вот и я дам вам письмо. Вы и свезете его государю.
Он сел. Приоткрылась дверь:
— Л. Н. , вам пора отдохнуть, — сказал, если не ошибаюсь, доктор.
— Ах, такой интересный разговор и хотят, чтобы мы его прекратили; надо
мною делают насилие, — он обратился ко мне:
— Продолжайте, продолжайте, пожалуйста, я слушаю. Я сторонник Генриха
Джорджа30, а вы как смотрите на земельный вопрос?
— Я смотрю как смотрит народ и как сложились эти отношения исторически;
я думаю, что наше правительство, отражая бессознательно, может быть, народную
мысль, освобождает от налогов на 10 лет поселенцев на новых землях; этим ус та-
навливает вместо ренты на землю налог, как бы на инвентарь, т. е. на то, на что
имеет право государство, как на продукт общественно-государственной жизни.
**********************************************************************
26 Лазарев Егор Егорович (1855—после 1938) — участник революционного движения; знакомый, кор-
респондент и адресат Л. Н. Толстого.
27 Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна (1844—1934) — лидер партии эсеров; в 1903—
1905 годах находилась в эмиграции.
28 Плеханов Георгий Валентинович (1856—1918) — один из создателей Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП); с октября 1903 года поддерживал меньшевиков.
29 Ленин (Ульянов) Владимир Ильич (1870—1924) — лидер партии большевиков.
30 Джордж Генри (1839—1897) — американский публицист и экономист, основатель учения о едином налоге на землю.
*********************************************************************
Мы еще говорили о частностях нашего движения. Л. Н. несколько раз вскакивал
с места, ходил по комнате и одушевленно повторял:
— Вы говорите мои мысли, мои слова.
Опять напомнили Л. Н., что ему нужно отдыхать.
— Видите, — шутливо сказал Л. Н., — надо мною делают насилия.
— Ну, Л. Н., теперь уже и я буду делать над вами насилие, отказываюсь продол-
жать разговор, идите отдыхайте, — пошутил и я в свою очередь.
Л. Н. ушел отдыхать».
Комментируя эту часть воспоминаний, отметим, что письмо Л. Н. Толстого к ца -
рю, о котором упоминает В. А. Данилов, Лев Николаевич начал писать осенью
1905 года. Первоначально оно было озаглавлено «Царю и его помощникам» и окон -
чено не было. Впоследствии его фрагменты вошли в статью «Обращение к рус -
ским людям. К правительству, революционерам и народу» (1906 год). Д. П. Ма-
ковицкий 1 декабря 1905 года записал в дневнике: «...Л. Н. в своем кабинете чи-
тал письмо к царю, которое сегодня в один день продиктовал Александре Львовне.
Советует ему опередить требования интеллигенции, сделать радость справедливо-
сти, освободить землю; этим успокоит умы (спасете от кровопролития и диктату-
ры), привлечет к себе лучших из интеллигенции, из помещиков и 100-миллионный
народ. Пусть провозгласит, путем опубликования манифеста, что земля принадле-
жит всему населению, и пусть созовет в каждом уезде комитеты из интеллигенции
и народа, которые разработают этот вопрос»31.
Следует также уточнить, что предположение В. А. Данилова о том, что во вре -
мя их бесед в доме Толстых присутствовал доктор Д. П. Маковицкий, неверно. По-
следний не мог находиться 3 декабря в Ясной Поляне, так как днем раньше уехал
в Словакию и возвратился только 31 декабря. Свидетельство тому — отсутствие за-
писей в дневнике доктора за 2—30 декабря 1905 года32.
Далее В. А. Данилов пишет:
«Нас пригласили наверх, в зал. Нам предложили чай. Там были: Софья Андре-
евна, две дочери, Мария и Александра Львовны, домашний доктор и еще какой-то
незнакомый. Разговор зашел о значении религии в жизни человечества. Доктор пре-
дложил мне вопрос:
— Как вы относитесь к религии?
— Я человек религии — знания.
— Что это значит? — спросил доктор.
— Религия — знания ищет объективного основания всех религиозных ощущений,
чувствований, понятий, верований, представлений.
Потом я начал излагать объективные основания религии и субъективные ее во -
зникновения.
Отворилась дверь и вошел Лев Николаевич.
— Ах! Вы без меня начали такой интересный разговор, я не могу заснуть, я так
заинтересован вашим разговором.
— Мы только что начали.
Он поставил стул против меня и приготовился слушать.
— В наш век религия должна ответить на четыре вопроса: первые два — о проис-
хождении, вторые два — об обязанностях, вытекающих из факта происхождения, —
о поведении.
— А для меня один, мое отношение к Высшему Существу.
**********************************************************************
31 Литературное наследство. Т. 90. У Толстого.1904—1910. «Яснополянские записки» Д. П. Маковиц-
кого. Кн. 1. М., 1979. С. 480—481.
32 Там же.
*******************************************************************
— В детстве народов, в его эпосе так и было, но уже в религии иудейской в десяти
заповедях ответ на два вопроса: № I. Отношение к Богу; № 2. Отношение к людям.
— С этим я могу еще согласиться. С развитием мыслей человека, какого она до -
стигла в наш век, прибавляется еще два вопроса о происхождении: I. Организмом
своим человек происходит от мира жизни; 2. Духовных (Я) от общества людей, от-
сюда и вытекает два ряда различных обязанностей один ряд к миру жизни, другой —
к обществу людей.
— У меня только один ряд и к миру жизни и к обществу людей — одинаков.
Лев Николаевич взял стул и сел в сторону. Продолжая свою мысль, я окончил:
— По отношению к миру жизни мы должны употреблять насилия, избегая стра-
даний. Факт насилия, по отношению к миру жизни, — непременное условие развития.
В обществе людей насилие — временное допущение, для устранения насильников.
Предложили садиться за стол. Принесли обед. Мы, приехавшие, от обеда от -
казались.
В белых перчатках, в черном фраке подал Льву Николаевичу его особенное блюдо
официант. Дамы были одеты в черном. Л. Н. — в широкой простой блузе, поверх рубаш -
ки. Его немного тучный стан слегка обхватывает пояс, на ногах бы ла обувь из сукна.
После обеда Л. Н. и доктор сели за шахматы. Я подошел к шахматному столику.
— А вы играете в шахматы?
— Когда-то в юности играл, теперь мысль моя так занята теми серыми вопроса -
ми, которые назрели в народе, что нет места в моей голове для шахмат.
— А вот мы играем.
Здесь в зале голос Л. Н. был мягким, слабым. Жизнь Льва Николаевича бы ла строго
распределена. После шахмат полагалась домашняя беседа с посетителями, если они есть.
Все сели кругом. Что-нибудь вспоминали, если не было нового факта. Лев Нико -
лаевич благодарил каждого говорившего. Что именно говорили, боюсь передать, ибо
мысль моя была далеко от мелочей дня. Домашняя беседа окончена.
— Я хочу поговорить с вами наедине, — сказал Л. Н., положа мне руку на плечо.
Мы с ним вошли в его комнату. Кровать, большой письменный стол, два-три сту-
ла, несколько ящиков, маленький стол, около него два кресла; на одно сел Л. Н., другое
предложил мне.
— Вы читали мою исповедь? — обратился он ко мне.
— Исповедь я не читал, но знаком с вашим взглядом и с вашей биографией.
— Для вас мир жизни и общество людей предписывает поведение, для меня — Выс-
шее Существо, — закончил он свою речь. — А вы как думаете о Высшем Существе?
— А где помещается Высшее Существо? — ответил я вопросом, боясь противо-
речить, чувствуя, что он не исполнит свое обещание и не даст мне письма госуда -
рю, если мои взгляды разойдутся с его.
— Высшее Существо в моем сознании, — и он смотрел мне в глаза и ждал ответа.
— Сознание всякого человека развивается с развитием человека. Лев Николаевич
встал с места.
— Нет, нет, оно не развивается, оно дано свыше; да вы — материалист. Мое со -
знание было в детстве ясно, потом замутилось…, теперь опять стало ясным. Ва ши
же взгляды так туманны, неясны, не определенны.
Успокоивши себя этой репликой, Л. Н. сел.
— Да, да, — спокойно уже говорил он, — мое сознание предписывает мое по ве -
дение, так же как вам ваше, — и он устремил на меня выжидательный взгляд. Нуж-
но было говорить.
— Я, Лев Николаевич, не верю ни в силу, ни в материю, ни в закон. Я ощущаю
первую пронику, живу этим ощущением, живу своим сознанием, как вы, но в основе
моего сознания есть факт объективного существования: мира и общества лю -
дей. В этом я не могу, и ни кто не может сомневаться. Ну, а что будет, если чело -
век усомнится в существовании Высшего Существа, в его сознании, ведь тогда все
дозволено.
Лев Николаевич опять встал и начал ходить по комнате в волнении.
— Мое сознание — несомненный факт. Нет ни прошлого, нет ни будущего, есть
только одно настоящее. Это настоящее — факт моего сознания. Как это ясно, как
это ясно.
Выло уже темно. Кончался уже короткий зимний день. Лев Николаевич зажег две
свечи на круглом столике. Позвал Марию Львовну:
— Принеси, пожалуйста, письмо к царю, что я дал тебе переписать. Я его вот ему
прочитаю, — указал он на меня.
Письмо принесли. В приоткрытую дверь высунулась голова с заискивающим вопросом:
— Можно и нам присутствовать?
— Пожалуйста, пожалуйста, — пригласил Л. Н. тихим ласковым голосом.
Кабинет Льва Николаевича наполнился. Кто сел на стул, кто на ящик. Письмо
это начиналось: „Опомнитесь, опомнитесь, опомнитесь...“ По прочтении письма Лев
Николаевич обратился к доктору:
— Как вам письмо?
— Мне кажется, что эпизод с социалисткой-революционеркой можно было бы опу-
стить, — заметил доктор.
— А ваше мнение? — обратился он ко мне.
— Я думаю, что вообще не следует вводными эпизодами отвлекать внимание от
центральной мысли.
— А мне этот эпизод казался так красив, что я его не могу не поместить, — как бы
оправдываясь сказал Лев Николаевич.
Встал Лев Николаевич, и все встали.
— Если бы вы могли подождать? — обратился он ко мне. — Я бы исправил пись-
мо и дал бы вам.
В тоне было слышно желание, чтобы я не мог ждать.
— Нет, я ждать не могу.
Удовольствие выразилось на лице Льва Николаевича.
— В нашем разговоре вы упоминали об одном лице высокопоставленном, говоря,
о его письме к вам в таких выражениях: „Что может быть общего между мною
и им?“ Не можете ли вы дать мне рекомендацию к этому лицу? Я человек не обра -
щающий внимания ни на государственных людей, ни на мундиры; стараюсь про-
никнуть в душу человека и найти созвучие в общих чувствах и в общих стремлениях.
Лев Николаевич показал вид, что не слышит или не понимает моей просьбы.
Было одиннадцать часов ночи, когда лошади М. В. Булыгина везли меня на стан-
цию Засека. Все же время не было потеряно даром. Я узнал новых людей и, может
быть, приобрел новых друзей.
— Мне жаль, что я так сурово обошелся с Даниловым, — говорил Лев Николаевич
Михаилу Васильевичу Булыгину»33.


Как же сложилась дальнейшая судьба В. А. Данилова после отъезда из Ясной
Поляны?
Приехав в Петербург, он предпринял все усилия, чтобы получить аудиенцию
у Николая ІІ, направляя письма «сильным мира сего». Одно из них, со ссылкой на
Л. Н. Толстого, получил, как мы знаем, и великий князь Николай Михайлович Рома-
нов, В конце концов новоявленному реформатору удалось добиться приема у това-
****************************************************************
33 ГПБ. Р0. Ф. 238, ед. хр. 73.
***************************************************************
рища министра внутренних дел А. А. Макарова, с которым он вел продолжительные
беседы по вопросам государственного переустройства и которому направлял свои за-
писки об изменении существующих порядков. Добился Виктор Александрович и че-
сти представиться императору, но вынужден был «наотрез отказаться, когда ему по-
ставили условием, что должен будет явиться в сюртучной паре»34.
Дело в том, что В. А. Данилов и в столице оставался верен себе: ходил всегда
без головного убора, с расстегнутым воротом рубахи. Его страннический костюм
напоминал что-то среднее между халатом и поповским подрясником. Зимой он
носил широкое пальто из крестьянского сукна. На ногах красовались видавшие
виды башмаки и голенища от валенок, в виде гетр. На руках — муфта из ваты. До-
полняли оригинальный наряд сторонника «трудовой монархии» два холщовых
мешка, висевших на спине и груди, в которых он носил бумагу, чернила, начатую
рукопись, завтрак, продукты из лавки... Кстати, питался он только кипятком, в который клал немного соли, корочку хлеба и молока35.
Обосновавшись в Петербурге, В. А. Данилов вскоре стал своеобразной досто-
примечательностью столицы. Его пилигримская одежда заставляла оглядываться
не только прохожих, но и обращать на него внимание околоточных, особенно ко -
гда он появлялся на Невском, идя непременно посредине проспекта. Его нередко
задерживали столичные полицейские и отправляли в участок, требуя объяснения
столь странного поведения.
Кроме проектов государственного переустройства, Данилов не оставлял мысли
создать в Петербурге общество последователей его нового вероучения-религии-
знания. С этой целью он разработал устав общества и утвердил его у столичного градоначальника. Основные положения новой веры излагались даже на его визитных
карточках, которые имели непривычно большой формат. На лицевой стороне ви-
зитки значилось:
Обитатель земного шара,
Ученик Иисуса из Назарета, Христа Спасителя мира,
Человек религии-знания,
Виктор Александрович Данилов,
В условиях русской многоплеменной жизни,
Сторонник трудовой монархии.
На обратной стороне:
Мы мир победим не силою черносотенной корысти, не партийными разъединениями и враждою, не мраком невежества и злодеяний, мы победим мир любовью,
не знающей корысти и страха36.
Для пропаганды своих идей Виктор Александрович устраивал собрания, на которых выступал с докладами и где велись дискуссии между его немногочисленными сторонниками. На наем помещения для собраний он тратил те небольшие
сбережения, которые у него оставались от заработка у духоборов, к которым он ез-
дил каждое лето и у которых учил детей. Членский взнос участника будущего обще-
ства составлял всего один рубль. Однако все усилия «сторонника трудовой монархии»
******************************************************************
34 Пекарский Э. Указ. соч. С. 98.
35 Там же. С. 97.
36 Тан. Указ. соч. // Биржевые ведомости. 1916. 25 янв.
*****************************************************************
по созданию духовного общества, как и его попытки государственного переустрой -
ства, потерпели крах.
Необходимо сказать, что Данилов продолжительное время сотрудничал в журна-
ле «Духовный христианин». Он постоянно посещал собрания религиозно-философ-
ского общества и заседания отделения этнографии Русского географического обще-
ства, где выступал с научными докладами. Некоторые из них печатались в журнале
«Живая старина», а его воспоминания о харьковских народовольцах и побеге из си-
бирской ссылки публиковались на страницах журнала «Былое» (1907, № 8, 10).
Накануне нового 1916 года Данилов тяжело заболел. От платного места в част-
ной больнице он отказался, и его поместили в Марьинскую больницу, в палату для
бедных. В своем предсмертном завещании основоположник религии-знания писал,
чтобы над его телом не исполняли никаких обрядов, а само тело передали в Воен-
но-медицинскую академию, чтобы «его телесная оболочка послужила для пользы
знания»37. 17 января 1916 года Виктор Александрович Данилов умер. Его смерть
не осталась незамеченной. Некоторые столичные журналы и газеты поместили не-
крологи и статьи, посвященные его памяти. Заголовки статей говорили о неординар-
ности личности умершего: «Современный Диоген», «Человек без шапки», «Обита-
тель Земного Шара».
Таким образом, основываясь на воспоминаниях В. А. Данилова и дневниковых
записях Д. П. Маковицкого, имеются все основания утверждать, что встреча и беседа
Л. Н. Толстого с. В. А. Даниловым произошла в Ясной Поляне 3 декабря 1905 года,
а не 29 января 1906 года, как утверждалось ранее толстоведами.

Об авторе все произведения автора >>>

Viktor Dolgalev, Камышин, Россия

 
Прочитано 71 раз. Голосов 0. Средняя оценка: 0
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Публицистика обратите внимание

Креационизм или теория эволюции? - Сокольников Олег

Мультикультурализм - Александр Грайцер

Что есть истина? - Messha
Статья подготовлена по материалам книг Джона Бивера "Пламенное сердце", Рика Джойнера "Тени Грядущего", Фредерика Анкай Тейлора "Разоблачая дух антихриста в церкви".

>>> Все произведения раздела Публицистика >>>

Поэзия :
Благословен - Шушарина Ольга

Поэзия :
Имя ему «легион» - Леонид Олюнин

Для детей :
Свидетели: - творенье - Ионий Гедеревич

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Публицистика
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100