Для ТЕБЯ - христианская газета

Феликс. Глава сорок первая.
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Феликс. Глава сорок первая.


Глава сорок первая

«Жду тебя в воскресенье утром».
СМС-ка от Феликса. Странно – впервые он обратился к Сергею таким образом. В лиге любая просьба Феникса приравнивалась к приказу, как бы сказал сам Сесах. Хотя в личном общении с Сергеем приятель держался просто, дистанция однако существовала. Будучи командиром контуберния Локки прекрасно чувствовал субординацию.
Феликс сам отворил приятелю дверь, затем распорядился, чтобы им подали завтрак. Парни поднялись на второй этаж в комнату Феликса.
Сергей поинтересовался у хозяина, где Наталья Павловна.
– В церкви. Она теперь каждое воскресение там бывает. Ещё по вечерам в среду и пятницу.
– Ты так спокойно об этом говоришь? – изумился Сергей.
– Она простая женщина и, к тому же, защищена моим покровительством.
Сергей покачал головой.
– Ты заблуждаешься: Сесах не допустит, чтобы рядом с нами находились христиане.
– У многих легионеров родственники и друзья – верующие. Более того, Сесах поощряет, чтобы члены Всемирного Братства занимали в церквах ведущие посты: так легче христиан контролировать.
Сергей зачем-то взял с кресла игрушечного бассета с грустными коричневыми глазами – подарок матери Феликсу ещё в детстве.
– Ты не понимаешь. Наталья Павловна не номинальная христианка, она по-настоящему верит в Бога. Сесаху это не понравится.
– Не знаю, с чего ты взял, – нахмурился Феликс, – моя мать – обыкновенная слабая женщина, и для меня она дороже всех в мире.
– Даже Сесаха? – улыбнулся Сергей, забавно растянув у собаки длинные уши.
– Да, – твёрдо ответил Феликс, – я же сказал: дороже всех. И горе тому человеку или духу, который на неё посягнёт, будь он хоть ангелом смерти.
В это время повар сам принёс им завтрак – травяной чай, сливки и оладьи с мёдом.
– Он постоянно пытается накормить меня овсянкой, – едва повар вышел, фыркнул Феликс. – Или молочной кашей. Говорит – это полезно. А я вообще не перевариваю молоко, ни в каком виде.
– Поэтому ты такой бледный, – заметил Сергей.
– Ага, и такой страшный, – поддержал Феликс.
Они рассмеялись.
– Так для чего ты меня позвал? – задал мучивший его вопрос гость. – По делу?
– Да. Сесах попросил меня вместе с тобой прибыть в Колизей. Сегодня там соберутся члены Всемирного Братства. Можешь изложить в записке любую свою просьбу, и она будет исполнена.
Сергей кивнул. Он был весьма наслышан про чудодейственный чан с записками, над которыми читались заклинания, и все просьбы всемирных братьев исполнялись затем в течение тридцати шести часов.
– А ты писал записки? - спросил он Феликса.
– Нет. У меня и так есть всё необходимое.
– А Сесах, интересно, писал?
– Сесах не любит распространяться о своей личной жизни, но, полагаю, у него хватает могущества на любое желание.
– Да уж, – согласился Сергей. – Когда в путь?
– Сразу после завтрака. Собрание уже началось, мы немного опоздаем.
Он взялся за чай. Сергей подумал о том, что, пожалуй, лишь Феликс может допустить в отношении просьбы Сесаха подобную вольность.
После чаепития парни поднялись выше на этаж в потайную комнату, откуда телепортировались к одному из многочисленных входов в амфитеатр – настоящий, один в один, древнеримский Колизей, только точно заново отстроенный. Они едва не столкнулись с Нелли, на чёрной косухе которой напротив сердца зеленела эмблема братства.
– Привет, – девушка от неожиданности потупилась.
– Ты уже уходишь? – удивился Феликс.
– Да, я отметилась, теперь вот сбегаю.
– А как же исполнение желаний?
– Чего я хочу, у меня не будет. К сожалению. А заказы на астральные убийства мне ни к чему. Я прибегаю к колдовству лишь по мере необходимости, когда мои конкуренты начинают чересчур мне досаждать. Такая вот самозащита. Однако ни на кого из них я не наводила порчи на смерть. Мне пора, пока-пока!
Феликс в ответ рассеяно кивнул, и указал Сергею на вход в нижний ряд Колизея, где на возвышенном месте сидел Сесах в окружении своих соратников-генералов, а далее в первом ярусе разместились легаты, центурионы, всадники легионов и прочие важные персоны.
– Ты уверен, что мне сюда можно? – усомнился Сергей. – Я всего лишь командир контуберния.
– Сесах пригласил нас обоих, – шепнул ему Феликс.
На овальной арене возле самого парапета ссутулился человечек – кто-то из Всемирного Братства.
– Чего ты хочешь? – склонившись к нему, вопрошал Сесах. – Аварии? Утопления? Или сгореть ему в огне? Выбирай! Только говори конкретно. Не мямли.
Человечек совершенно растерялся.
– Пусть будет авария, – пискнул он.
– Принято. Следующий!
Сесах заметил Феликса с Сергеем, и кивком указал на ряд позади себя. Главнокомандующий выпрямился во весь свой двухметровый рост, приковывая к себе взгляды тысяч людей, заполнивших амфитеатр. На этот раз Сесах был облачён поверх белой, ниже колен, туники в пурпурную тогу, символизировавшую императорскую власть. На ногах его были золотые сандалии и золотая же пряжка скрепляла пурпурные складки ткани на левом плече.
Пока парни пробирались на свои места, новоявленный император продолжал говорить к собранию:
– …если один брат умышленно убьёт другого брата, то вот моё слово: убийца немедленно будет предан смерти. Не говорю «суду», но смерти, потому что это есть самое тягчайше преступление – поступить плохо против своего товарища по духу.
– А если враг брата сам не из братства? – спросил стоявший в очереди перед трибуной длинноволосый юноша с обведёнными чёрным карандашом глазами и губами. Накладные острые ногти наряду с пирсингом и многочисленными кольцами и браслетами довершали его готический образ.
– Тогда он будет подвергнут суду и наказан. Степень его наказания определит либо суд, либо обиженный им брат. И месть за него непременно должна быть исполнена.
– Так, стало быть, всемирным братьям позволено всё, что угодно? – не унимался черногубый юноша.
Сесах встал с каменного седалища.
– Любое желание брата не предосудительно, если оно не во вред остальным его товарищам. Что является для вас приоритетом? Деньги? Известность? Сила? Власть? Друзья мои, всего этого желают и обычные люди. Вам же необходимо обрести способность легко отказываться от физического и материального. Золото, серебро, дома, одежда, транспорт – всё это лишь инструменты. Для сверхлюдей они ни при каких обстоятельствах не являются целью, но лишь средством для достижения истинной цели – установления на Земле единого справедливого общества – Новой Мировой Империи (духа). Наше с вами стремление жить здесь и сейчас должно проявляться не в борьбе за существование, а в сражении за абсолютную власть и совершенство в всём. – Он обратился к черногубому юноше: – Тебя это устраивает?
Тот кивнул.
– А теперь говори, Инкубус, на кого что имеешь?
Судя по оживлению в амфитеатре и сдавленным смешкам на трибуне, молодой человек был личностью в братстве известной.
Картинно воздев к каменному потолку подведённые глаза, Инкубус пожаловался:
– На одном популярном христианском сайте, который мы с друзьями курируем, на меня ополчилась одна христианка – она скопировала мои фотографии и вывесила их на своей странице, теперь они издеваются над моим внешним видом, – при этих словах смешки стали слышнее, а Сесах сдвинул брови и сжал губы, – и позволяют в мой адрес оскорбительные реплики. Буквально вчера она написала, что я… чмо.
Колизей сотрясся от хохота. Сесах, однако, остался серьёзным.
– Я требую, чтобы она сгорела живьём! – фальцетом воскликнул Инкубус. – Никто не имеет права меня оскорблять!
– Ты склочник, Инкубус, – выждав, пока стихнет волна веселья, заметил Сесах. – Если выполнять каждую твою просьбу, то братство начнёт работать лишь по твоим заказам, а население земли сильно уменьшится. Я не намерен тратить силы на христиан. Сейчас время идеологической борьбы, а не физического уничтожения. Поэтому атакуй эту тётку вирусами, выведи её комп из строя – пускай помучается. Следующий!
Вперёд выступил Инквизитор – недавно назначенный Сесахом министр по делам религии, рядом с ним стоял новообращенный, судя по железным доспехам, юноша-легионер.
– Говори, – подтолкнул воина Инквизитор.
– Я хочу выйти из лиги, – еле слышно произнёс юноша.
Амфитеатр затих.
– Почему? – спросил Сесах.
– Он сделался христианином, – пояснил Инквизитор.
– Дело твоё, – сказал юноше Сесах. – Ответь мне только на вопрос: что тебе дало христианство?
– Бессмертие.
Сергей невольно вздрогнул, вспомнив последний свой разговор с Натальей Павловной. Феликс тоже с интересом прислушивался к диалогу.
– Зачем тебе личное бессмертие?
– Чтобы жить вечно.
– А ты знаешь, что для этого тебе надо возненавидеть свою душу?
Юноша кивнул, тогда Сесах продолжил:
– Иисус сказал, что всякий любящий свою душу, её погубит, а ненавидящий спасёт. Ты с этим согласен?
Юноша кивнул снова.
– Так стало быть, ты, как утверждаешь, ненавидишь свою душу, а сам в то же время мечтаешь об её бессмертии? Разве ты при этом не лицемеришь? Определись, дружище: любишь ты себя или же ненавидишь?
Юноша растерялся.
– Я не знаю.
– То-то и оно! Как только ты скинешь маску ханжества, так сразу поймёшь, что жизнь твоя ценна сама по себе, и глупо ограничивать её христианскими моралями.
Сесах обратился к слушателям:
– Вот видите, так называемая христианская любовь стремится быть хорошо оплаченной – хотя бы после смерти, – Сесах выдержал паузу. – Они говорят: «Пусть мы побеждены и унижены сейчас, но зато потом, в вечности, мы будем в раю, а наши победители станут мучиться в вечном огне!» Это бессилие, яд, который вместо того, чтобы излиться на обидчиков, отравляет самих обижаемых. Эти морализирующие рабы превозносят качества, обрекающие их на жалкое существование: сострадание, терпение, кротость, смирение… ну, и тому подобное. Они додумались обозвать «злом» всё действительно сильное, богатое, имеющее неограниченную власть. «Добрый» – по-христиански означает «неудачник». Блаженны нищие, плачущие, кроткие… Христиане превозносят призрачную «внутреннюю» свободу вместо реальной и единственной свободы, которая утверждается только извне. Иначе что это за «свобода» такая, которую не видит никто, кроме самого «свободоносителя»? Христиане додумались привязать свою «моральность» к «полезности» и тем самым обосновали свою полнейшую никчёмность. А ещё они всё вывернули наизнанку, и своё прозябание на жизненной помойке с гордостью называют «единственно достойным образом жизни».
Он снова повернулся к юноше.
– И за эту вот жалкую идею ты согласился отдать свою единственную и неповторимую жизнь?
Парень колебался.
– Я не тороплю тебя с ответом. Подумай… Уведи его, – обратился Сесах к Инквизитору.
– Сверхчеловек вытесняет собой христианского Бога. Идея сверхчеловека возвращает людям утраченный ими смысл существования. Сверхчеловеку не нужна идея спасения, искупления и жизни вечной. Мы и так наполовину живём в вечности. Духом мы бессмертны, и совсем скоро такими же бессмертными станут наши тела. С установлением Новой Мировой Империи (духа) все убийства на земле прекратятся, и мы будем жить вечно в мире и благоденствии… На этом наше собрание объявляю законченным. Все ваши просьбы, изложенные в записках, будут исполнены. И последнее. Друзья! Все мы – странники, случайно оказавшиеся в этом мире, и каждому из нас я желаю найти свой путь, чтобы следовать ему и не жалеть для этого никаких усилий. Да пребудет с нами Великий Геймер, нелицеприятно взирающий на все наши достижения!
– О ком это он говорит? – шёпотом спросил Сергей у Феликса, и тот не нашёлся с ответом.
После собрания Сесах попросил друга задержаться.
«А как же я?» – шепнул Феликсу Сергей.
«Останешься со мной».
«Сесах не будет против?»
«Не думаю. Он постоянно твердит о равенстве между легионерами».
Неожиданно к Феликсу подлетел белый голубь, в коготках он сжимал бледно-сиреневый свиток, перехваченный золотистой лентой. Как только Феликс принял у птицы послание, она превратилась в мерцающую жемчужную каплю и сразу растворилась в пространстве. Феликс не удивился: голубь был наспех создан мгновенным усилием воли и воображения, поэтому не мог оставаться долговечным.
«Это самое глупое, что я могла сделать – написать тебе.
Прекрасно знаю, что всё бесполезно, но не могу удержаться.
Мне не нужен твой ответ – нужно выговориться.
Видишь ли, есть что-то в тебе такое, отчего хочется вывернуться наизнанку, в смысле исповедаться. Как в церкви. Хотя никогда раньше я не исповедовалась.
Ты уж потерпи меня – выслушай.
«Чем меньше, тем легче». Этот озвученный нашим всем любовный закон, увы, действует и в моей жизни: никогда не любила я тех, кто на меня претендовал. Закон обернулся против меня, и единственный человек (хотя и не человек), которого я выбрала сама, оказался полностью ко мне равнодушен. В своём сердце я всегда знала, какой именно мужчина мне нужен, и полагала, что такого, как он, не существует во вселенной, и мне всегда было странно, что я люблю недостижимый для меня идеал.
Единственное, чего я всегда желала – как можно дольше оставаться в иллюзорном волшебном мире, чтобы наслаждаться его чудесами, и ещё – найти свою половинку. И, несмотря на то, что я далеко не девочка, где-то глубоко в сердце я по-прежнему ожидаю белый парусник, который навсегда увезёт меня в далёкую и прекрасную страну.
Возможно именно в этом (неосуществимой мечте) скрывается причина всех моих жизненных неурядиц: того, что предлагает мне жизнь, я не хочу, а парусник мой, увы, задерживается.
И всё-таки, всё-таки, всё-таки – если нет лучшего, то мне не нужно «хорошего», понимаешь?
Я не могу идти против своей души, которая жаждет лучшего и не хочет удовлетвориться меньшим чем…»
Письмо неожиданно обрывалось.
– Любовное послание? – прозвучал возле уха весёлый голос Сесаха. – От кого, если не секрет?
Главнокомандующий сменил императорскую тогу на классический чёрный смокинг. Феликс привык уже к тому, что в мире духа одежда быстро тает по мысленному приказу и точно так же легко вновь появляется на теле.
– От Нелли, – нехотя признался юноша. Свиток был заговорён исчезнуть сразу после прочтения адресатом, что он и сделал.
– Ого, – Сесах хлопнул друга по плечу, – предлагаю расслабиться, ты согласен? Эти вселенские разборки невероятно напрягают. – Он обратился к Сергею: – Присоединишься?
– Почту за честь.
– Добро пожаловать в сказочный Лас-Вегас! – Сесах со смешком нырнул в портал, образовавшийся на месте парапета, отделявшего подий от арены. Феликс сжал плечи Сергея – он его явно опекал – и парни вошли в пространственную зыбь следом за главнокомандующим. Они очутились на крыше небоскрёба. Сентябрьское закатное солнце заливало алеющими лучами раскинувшийся от горизонта до горизонта и сверкающий разноцветными огнями город. Играла живая музыка, протяжно и ненавязчиво тянула джаз полуголая красавица-негритянка. Небо над ними расцвечивалось фейерверком.
– Сюда! – прокричал им Сесах, в одиночестве сидевший за столом, сервированным на четыре персоны. Таких квадратных столов, крытых кремовыми скатертями, было несколько десятков, и располагались они в шахматном порядке неподалёку друг от друга.
Четвёртым к их столику подсел… Программист. Он был в смокинге, так же как и Сесах.
– Давненько не виделись, – обратился Программист к Феликсу.
– Да уж, – только и смог выговорить тот.
– Представь меня своему приятелю.
– Да, конечно. Сергей, это тот самый Великий Геймер, о котором упомянул в своей заключительной речи Сесах.
– Очень приятно, – Программист улыбнулся Сергею, – премного о тебе наслышан. Ты ведь отважный Локки?
Сергей, судорожно сглотнув, кивнул. Он вдруг понял, кто к нему обратился. Программист повернулся к Феликсу.
– Где сейчас твоя мать?
– Вероятно, уже вернулась из церкви, – спокойно ответил тот. Сергею отчего-то стало страшно.
– Ох, уж это христианство – так и витает в воздухе, – вздохнул Программист и спросил Сергея: – Как ты считаешь?
Тот беспомощно посмотрел на Феликса.
– Как раз сегодня мне довелось разбираться с одним христианином, – вмешался Сесах. – Может быть, выпьем? За то, чтобы эта проказа нас не поразила.
– Любопытно, – сощурился Программист. – Жаль, что не смог присутствовать в Колизее. И что же христианин? Упорствует?
– Сейчас узнаем у Инквизитора, – Сесах, приподнявшись, окликнул своего министра по делам религии. – Как там твой подопечный? – спросил, когда тот подошёл к столу.
– Переобратился и сожалеет о своём заблуждении.
– Приведи его сюда, – велел Программист и, когда Инквизитор удалился, пояснил: – Меня всегда занимали людские души.
– Разве мало других религий? – не выдержал Сергей. – Отчего в лиге так много внимания уделяется именно христианству?
– Мы, наконец, выпьем или как? – выразил недовольство Сесах. – У меня от этих речей в горле пересохло.
– Конечно, – Программист поднял свой бокал. – За Вселенскую Лигу!
Все за столом пригубили вино.
Выпив до дна, Сесах обратился к Сергею:
– В действительности христианство – это цепь, опутывающая человека, как, впрочем, и всё человечество: она сковала его на две тысячи лет. Но стоит только порвать эту цепь, как человек тут же начинает безудержно развиваться. Доколе не преобразится в высшее существо. Всемирное Братство – сообщество высших существ, и я не успокоюсь до тех пор, пока мы не достигнем абсолютного могущества. Христианство препятствует установлению Новой Мировой Империи (духа), как и превращению обычного человека в существо сверхъестественное. Но сначала нам необходимо воспитать поколение аристократов духа, свободных от психологии рождённых в неволе рабов, чтобы затем, объединившись, эти аристократы духа смогли противостоять общественному мнению и совершить наконец переход, прорыв к подлинной свободе – становлению общества сверхлюдей. Надеюсь, я понятно изъясняюсь?
Сергей кивнул.
К их столику подошли Инквизитор и бывший христианин.
– Как твоё имя? – спросил юношу Сесах.
– Оливер.
– А настоящее?
– Мишель.
– Француз, стало быть? – поинтересовался Программист, Мишель кивнул.
Тогда Программист вынул из внутреннего кармана пиджака небольшой бумажный свиток и развернул его на столе. Затем он достал из нагрудного кармана старинную с золотым пером ручку и передал её юноше, чтобы тот вписал своё имя в свиток.
– Подпишись.
Мишель, хмуря брови, старательно вывел своё имя.
– Ты понимаешь, что всё это лишь формальность – не более чем духовный акт твоей свободной воли, ведь так?
– Да.
– А теперь смотри: я сожгу этот свиток, и мы навсегда забудем о твоём отступничестве, договорились?
– Да.
Программист поднёс край свитка к стоявшей на столе масляной лампе, и бумага тотчас охватилась огнём, исчезнув в считанные секунды. После неё остался лишь лёгкий горьковатый дымок, очень похожий на тот, что остаётся после поверженных в битвах человеческих духов.
– Всё. Ты свободен. Можешь присоединиться к ужину.
– Благодарю вас.
– Идём, – Инквизитор увёл Мишеля к своему столу, вскоре оттуда послышался хлопок шампанского, раздались восторженные возгласы.
Программист вытер губы салфеткой.
– К сожалению вынужден вас оставить: дела-дела! Можно тебя на пару слов, – это относилось к Сесаху. Они отошли к краю крыши.
Отчего-то сцена с сожжением свитка произвела на Сергея тягостное впечатление. Феликс также выглядел невесёлым.
– Что скажешь? – не выдержал Сергей.
Феликс посмотрел словно сквозь приятеля.
– Это было предупреждение. Ты оказался прав: Сесах и Великий Геймер не отстанут от моей матери. Я… не знаю, что делать.
Сергей вдруг почувствовал, что ему не хватает воздуха: предупреждение относилось не только к Наталье Павловне.
Комментарий автора:
Продолжение следует.

Об авторе все произведения автора >>>

Светлана Капинос Светлана Капинос, Владивосток, Россия
Писательница, религиовед, христианка.

сайт автора: Светлана Капинос

 
Прочитано 332 раза. Голосов 0. Средняя оценка: 0
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Отзывов пока не было.
Мы будем вам признательны, если вы оставите свой отзыв об этом произведении.
читайте в разделе Проза обратите внимание

Свободное творчество - Александр Бежецкий(Саня, сашок, санчес ака Бегун, бежа)

Соседи - Владимир Деменин
Где бы мы ни жили: в городе, станице, деревне вокруг нас живут соседи. Мой сосед мне враг или друг?

Стих 23 Кто для нас Иисус - Лена Куликова

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Поэзия :
А ты позвонил бы по сотовому тому, кто... - Нина Матэф

Поэзия :
Высший закон - Леонид Олюнин

Поэзия :
Родные евреи . - Изя Шмуль

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100