Для ТЕБЯ - христианская газета

Лариска - артистка
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Лариска - артистка



Глава первая.

При входе в просторный двор четырёх многоэтажных домов стояла высокая, ажурная арка. Она была покрыта цветущими вьюнами и привлекала взоры проходящих мимо. На одном её крыле висело написанное от руки объявление. Оно гласило:
Сегодня в пять часов возле
центральной песочницы состоится концерт.
Выступает Лариска – артистка со своей группой.
Все желающие – желанны!
Жильцы ближайших домов знали об этих концертах, которые устраивала пятнадцатилетняя девочка из второго подъезда дома номер 27. Она была единственной дочерью ещё молодой четы инженеров, поселившихся в этом городке два года назад.
Девочка была очень общительной и поистине талантливой. Она прекрасно играла на гитаре, пела хорошо поставленным голосом, была грациозно-подвижна и замечательно декламировала стихи. Кроме того, она учила этому своих трёх верных подружек, с которыми и делала эти концерты, куда сбегалась вся детвора и с радостью сходились старушки. Специально для «пожилой аудитории» ставились скамейки и стульчики.
Лето стояло в разгаре. Солнце своим нежным теплом ласкало землю и всё, наполнявшее её.
Приближалось время концерта: у песочницы на картонных подстилках усаживалась ребятня, а на стоящих полукругом скамейках уже сидели самые благодарные зрители – бабушки. В необычном «концертном зале» стоял невообразимый шум: дети старались предугадать, что же сегодня они увидят и услышат. Даже старушки были увлечены этой темой; вспоминая прошлый концерт, предвкушали наслаждение от того, что будет предложено сегодня.
Наконец, из подъезда, где жила всеми любимая Лариска – артистка, вышла известная четвёрка в больших соломенных шляпах с разноцветными лентами и гитарами через плечо.
Сразу наступила тишина, и только то тут, то там слышалось восхищённое шушуканье.
Лариса вышла вперёд, и её юный, чистый голосок возвестил: «В первом номере нашей программы – украинский танец девушек под музыкальное сопровождение гитаристки Ирины.
Девочка, которую так звонко представила подруга, слегка смутилась, но вежливо склонила голову и сделала чудесный реверанс.
Зазвенела гитара, сначала робко, неуверенно, затем всё чётче, и вот уже сильные, мажорные звуки создавали известную украинскую, танцевальную мелодию. Ирина играла увлечённо и трепетно; под эту музыку кружились в быстром танце трое других девочек; шёлковые ленты радужных цветов на шляпках развевались под потоками воздуха.
Как только стихли последние аккорды, раздался дружный гром аплодисментов и даже бабушки задорно выкрикивали со своих скамеек «Браво! Браво!». Девочки склонились в поклоне, выражая свою признательность за такую восторженную реакцию зрителей. Затем пела Лариска – артистка песню Софии Ротару «Червона рута», потом звучали стихи и короткий рассказ о снегире, который каждое утро высвистывал свои зимние арии у окна, где сидела больная девочка и этим доставлял ей радость. Закончился концерт дружным исполнением музыкального произведения на гитарах. Бабушки обнимали молодых артисток и угощали их конфетами и ватрушками и выражали надежду на скорое новое концертное представление.
Девочки были польщены; особенно была довольна Лариска–артистка, выдающаяся зачинщица этого дворового «чуда». Мальчики-подростки принесли девочкам сорванные на газонах одуванчики и ромашки. Все остались, несомненно, счастливы...
Как только Лариса открыла дверь и вошла в коридор, она услышала встревоженные голоса родителей.
-Нужно, я думаю, отправлять Ларису. Она девочка смышленая, справится.
- Но, дорогая, сейчас середина лета, осень не за горами, ей ведь в школу идти. Думаю, тебе нужно самой ехать.
- Но я не могу бросать этот эксперимент! Его нужно довести до конца! Виктор, пожалуйста, поезжай ты с Ларисой. На месте всё увидишь и решишь. Если я буду всё-таки необходима, позвонишь- приеду!
-Что это вы тут без меня решаете, а мама-папа? – несколько озадаченная тоном родителей спросила Лариса.
-Очень хорошо, что ты пришла. Садись, Ларочка, выслушай, что мы тебе скажем. Бабушка Кира очень сильно больна. Только что звонила её соседка и сообщила, что она в больнице, и врачи ставят инфаркт миокарда; это очень серьёзно, доченька! За бабушкой нужен уход, нужно быть с ней рядом! Мы с папой думаем, что ты справишься, ведь так?
Лариса очень любила бабушку Киру. Два года назад летние каникулы она провела у неё: это было замечательное время! Лариса с интересом слушала бабушкины рассказы о её детстве, вместе с бабушкой ходила на луг, где они собирали лекарственные травы; она помнила бабушкины вареники с творогом и терпко пахнущий чай на травах с яблочным пирогом. Бабушка всегда была очень весёлой и здоровой. И теперь Лариса не могла представить, что она лежит с больным сердцем и нуждается в долгом лечении и уходе.
- Ну, что же ты молчишь, доченька? Нужно ехать! Ты ведь понимаешь это?
- Конечно, мама, я поеду! Я буду стараться хорошо ухаживать за бабулей! Я её так люблю! И мне очень грустно, что она заболела.
- Вот и молодец! Я и не ждала другого ответа. Виктор, позвони, пожалуйста, на вокзал, узнай насчёт билетов, а я начну собирать вещи.
Билеты были забронированы на вечерний поезд,
вещи уложены в чемодан, заказано такси. Ужинали наскоро.
- Мам, ты, пожалуйста, не забудь сказать девочкам, что концерты отменяются до моего приезда. И дай им бабин адрес, пусть мне пишут, я буду ждать. Хорошо?
- Хорошо, Лара, хорошо! А вот и такси подъехало. Присядем на дорожку...
...Поезд медленно набирал ход. Из окна вагона выглядывала Лариса и махала маме рукой. Поезд увозил девочку в новую жизнь, и никто не мог даже представить, какое великое преображение произойдёт с Лариской-артисткой за время её отсутствия в родном городе...
***
Бабушка Кира лежала в палате интенсивной терапии. К её телу протянулось множество трубочек и проводов: была подключена необходимая медицинская аппаратура.
Доктор объяснил, что состояние больной всё ещё остаётся неудовлетворительным, хотя за последние сутки отмечается улучшение в работе сердца и имеется стабилизация кровяного давления.
Лариса с папой стояли в коридоре и смотрели через окошко в палату: бабушка спала, и врач попросил не будить её, объясняя свою просьбу тем, что сон для неё сейчас очень благотворен.
Затем им предложили поседеть в фойе, обещая пригласить, как только больная проснётся, и её подготовят ко встрече.
Когда им позволили войти, бабушка встретила своих дорогих посетителей со слабой улыбкой.
- Внученька, сынок, вот где вас я встречаю, милые: уложила меня хворушка на больничную койку. И вас покоя лишаю.
- Бабуленька! Здравствуй, дорогая! Теперь твоя хворь убежит: я песни приехала тебе петь! – ласково обнимая бабушку, сказала Лариса.
- Вот слышишь, мама, певунья наша настроена очень даже оптимистично: скоро ты с ней в пляс пустишься! Не даст она тебе болеть!
- Хорошо бы, деточки! Да больно сильно схватило меня на этот раз. Сердце моё устало стучать, ремонт потребовало.
- Бабушка, я остаюсь на всё лето! Папе и маме я слово дала, что буду с тобой очень внимательной, и ты сама увидишь, как я буду стараться, чтобы ты скорее накормила меня своими варениками да пельменями! Нам ещё нужно успеть трав насобирать: чай с ними ну очень вкуснючий!
-Успеем, говоришь! Дай-то Бог! Как мама твоя без тебя, плясуньи – певуньи будет жить? А ты, Витя, тоже не надолго, поди?
- Дня три побуду! Да ты, мама, не переживай: если нужда будет такая, Люся приедет! А там, может, ты сама захочешь к нам перебраться: всем вместе, рядышком лучше трудности переживать!
- Спасибо, голубчики мои! Витя может, ты найдёшь где в магазинах сок клюквенный: так хочется попить кисленького! Возьми ключ в халате, там висит, за ширмой. Да с дороги вам отдохнуть нужно. В доме всего съестного вдоволь, только готовить самим придётся!
- Бабушка, ты забыла, что я не только плясать могу! – с лёгкой укоризной парировала Лариса и нежно поцеловала её в тронутую морщинами щеку.
***
Три дня миновали быстро. Лариса провожала папу домой с уверением, что она будет часто навещать
бабушку и заботиться о ней; передала подругам небольшое письмецо и поцелуй для мамы.
- Вот, дочка, и началась твоя самостоятельная жизнь. Я надеюсь, что ты будешь умницей! Сообщи сразу нам с мамой, если бабушке вдруг станет хуже. Жаль, что у неё дома нет телефона. А вот и гудок: сигнал для меня. Целую тебя, родная. До свидания! – Виктор заскочил на подножку вагона и, улыбаясь дочери, махнув напоследок, скрылся в купе.
С вокзала Лариса сразу поехала в больницу. В сумке у неё был обед для бабушки, приготовленный ею: вкусно пахнущий суп из свежего щавеля, так называемый зелёный борщ и клубничный компот. Бабушке стало заметно лучше: она уже полулёжа сидела на кровати и смотрела в окно, которое было приоткрыто. Тёплый ветерок шевелил её седые прядки, приятно обдувая её, ещё бледное лицо. Она светло улыбнулась, увидев внучку, осторожно открывшую дверь палаты.
- Входи, солнышко моё! Проводила папу? Всё хорошо? Что же ты принесла мне?
- Добрый день, бабуля! Прежде - поцелуй от папы! И от меня тоже! – она дважды чмокнула бабушку и ласково пригладила её раздуваемые ветром волосы.
- Ещё я принесла тебе зелёного борща. Сама сварила: оцени! Будешь сразу кушать, пока тёплый, да?
-Налей тарелочку, там в тумбочке возьми. Это ты хорошо придумала: кисленький супчик!
Бабушка с удовольствием съела суп, выпила сока и похвалила внучку:
-И вправду, ты не только плясать умеешь! Не лукавлю: вкусно сварено! Спасибо, родненькая! А мне доктор сказал, что завтра переведёт меня в общую палату: всё веселей будет! Чем же ты заниматься будешь? Дни для тебя долгими покажутся, небось: подружек твоих нет! Дома ты вся в делах-заботах была: концерты ставила во дворе своём! Папа мне поведал о твоей страсти. Как это там тебя кличут? Лариска - артистка? Ну-ка спой мне мою любимую. Помнишь«Подмосковные вечера»?
Лариса помнила бабушкину любимую песню и не заставила долго упрашивать себя: запела вполголоса: «Речка движется и не движется,
Вся из лунного серебра.
Песня слышится и не слышится
В эти тихие вечера».
Бабушка смотрела на свою любимицу, и её сердце наполнялось тихой радостью от звучащей песни, исполняемой милым, чистым, девичьим голосом.
- Ах, как хорошо! Спасибо, милая моя девочка! За всё спасибо: за обед, за песню, за воспоминания! Вот что я тебе скажу: три дома от моего по правую сторону живут Лебедевы. В прошлом году приехали, дом купили. Дочка у них твоего возраста, Варя. Сходи к ней, познакомься: всё веселей будет!
- Хорошо, схожу! А чего бы ты, хотела назавтра, на обед? Или ладно, я сама придумаю!
В палату вошла медицинская сестра со шприцем в руках и с ампулами. Лариса попрощалась с бабушкой: «До завтра, бабуленька! Спи хорошо! До свидания! Я люблю тебя».- И осторожно закрыла за собой дверь.
Глава вторая.
Утром Лариса нашла свою милую бабу Киру в общей палате: её перевели в связи с улучшением здоровья. Поздоровавшись со всеми больными, Лариса прошла к бабушке и поцеловала её.
- Сегодня, ну ни за что не угадаешь, что я принесла тебе, бабуленька! Посмотри!
Лариса раскрыла пакет и достала маленькую кастрюльку с новым для неё самой блюдом.
-Меня мама Вари научила. Оцени, бабушка! Мне очень понравилось. Вкусно! - Прищурив хитровато свои глазки, почти пропела Лариса. – Это тоже кисленький суп, с вишней на молоке. Ну просто объедение! И ещё, мне дали гитару, чтобы я могла петь тебе песни. Но теперь здесь ты - не одна. Как ты думаешь, можно, а?
Бабушка улыбнулась, выслушав тираду внучки и обратилась к своим соседям по палате:
- У меня внучка – певунья. Она желает спеть нам что-нибудь. Вы не против, милые?
Палата была четырёхместная. Справа от бабы Киры лежала Галина - женщина лет 35-40, очень бледная с красными пятнами на лице и опухшими руками. Слева - молодая девушка по имени Лада с ревмокардитом и ближе к двери – ещё одна женщина среднего возраста, имеющая довольно симпатичную внешность, но с очень печальным лицом. Она редко вступала в разговор. К ней никто не приходил, и выглядела она очень одинокой и несчастной. Звали её Женей. Врачи поставили ей неутешительный диагноз «злокачественный лейкоз крови».
- Песни – это очень даже хорошо! Нам песня строить и жить помогает! И выздоравливать! – весело откликнулась на вопрос Лада. –А, Галина? Вы же не против? И вы, Женя тоже, надеюсь, любите песни? – Немного подождав, она ответила за всех. – Молчание – знак согласия. Как тебя зовут, артистка?
- Вторую половину моего имени вы уже назвали. А впереди обычно стоит Лариска.
- Значит, Лариска - артистка? Здорово! Где же твоя гитара? Мы все слушаем!
Лариса вышла в коридор и через несколько минут вернулась с гитарой. Села на стул и легко тронула струны: палату наполнило трепетное звучание первых аккордов. Лариса пела песню Владимира Высотского « О друге».
Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а так,
Если сразу не разберёшь
Плох он или хорош,
Друга в горы возьми, рискни!
Не бросай одного его,
Пусть он в связке с тобой одной,
Там поймёшь, кто такой.
Чётко выговаривая слова песни, Лариса пела не принуждённо, с высоким чувством, сердечно. Песня трогала, волновала душу, и вся палата словно замерла, внимая молодому девичьему голосу. Когда Лариса допела песню, в палате стояла тишина: все были переполнены содержанием и мелодией только что отзвучавшей песни известного песенника-барда.
- Молодец, Лариска - артистка! Не даром дали тебе такое замечательное прозвище! Хорошо поёшь! –
нарушила молчание Лада.
- Хорошая песня, мудрая! И голос у тебя прекрасный. И играешь профессионально! Можешь дать мне гитару? - попросила Галина.
Лариса подала гитару, и Галя проверив её звучание, начала играть и запела тихим, проникновенным голосом. Песня была незнакомой для Ларисы, и она внимательно слушала слова и следила за движением пальцев играющей.
Дорога трудная, порой тернистая,
Слеза невольная затмила даль.
Но вот заря взошла, и вера чистая
Прогнала прочь тоску и всю печаль.
Познал я Господа, и все сомнения
Рукою мощною Он устранил.
Грехи все прежние предал забвению
И кровью чистою Он их омыл.
Слова друзей порой звучат изменчиво,
Мирские радости несут лишь тьму,
Я, как дитя, за Ним иду доверчиво,
И путь свой полностью вручил Ему.
На сердце стало так светло и радостно,
Идти за Ним вперёд мне так легко.
Душа наполнена надеждой сладостной,
И цель заветная недалеко.
Возвращая гитару, Галина просто сказала:
- Руки опухли, не хотят слушаться. Но ничего, по милости Христа ещё могу и играть, и петь. Слава Ему!
Теперь настала очередь удивляться Ларисе. При всём своём многостороннем таланте Лариса не была гордячкой. Правда, как все творческие души, она испытывала чувство удовлетворения и даже тщеславия, но никогда не позволяла себе быть заносчивой. Песня Галины проникла в её чуткую, юную душу и осветила её не известным доселе светом.
- Я никогда не слышала этой песни прежде. Она мне очень понравилась. Только я не совсем поняла: о ком вы пели? Это что песня о Боге?
- Да, Лариса! Это христианская песня и она о том, как Благая Весть изменила унылую и грешную жизнь человека. Автор описал, я думаю, свои личные переживания, встретившись с Иисусом.
- Не могли бы вы научить меня играть её и дать слова? – обратилась Лариса к Галине и потом сразу к бабушке. - Бабушка, правда, необыкновенная песня? Она не похожа на все те, что я знаю и пою. Тебе понравилась?
Бабушка Кира не ответила на вопрос внучки, а обратилась к Галине:
- Как вы там спели, Галя: « ...вера чистая прогнала печаль»? Печали много на земле, да где взять веру - то чистую? Да, внученька, песня правильная, да нет на земли такой веры, которая прогоняет тоску-печаль.
- Почему же вы так думаете, тётя Кира? Вера такая есть и не далеко она от вас: в моём сердце! С тех пор, как нашёл меня Спаситель, сердце моё радуется во всех обстоятельствах жизни. И всё потому, что никогда меня не оставляет вера в Господа Христа. Ведь только вера в Иисуса, Сына Божьего - истинная вера, дарящая людям надежду непостыжаемую и мир душе.
- Интересно звучат твои слова, соседушка! Говоришь так складно- ладно. Слышала и я про Иисуса, что - де Он и есть Спаситель рода человеческого. Да только где ж это спасение? Сколько живу- скоро шестьдесят лет по земле топаю – а всё также зло процветает в сердцах людских, словно ухоженные цветы на грядке: убивают, грабят, лгут, друг друга снедают. И вера никакая не помогает! Ничто не меняется!
- Верно, тётя Кира. Зло есть и много его, но добро и любовь Божьи сильнее! А вера вам нужна не вообще, а в вашем сердце! Вам нужен Спаситель, лично вам! Вот как только сердце ваше откроется на Слово Божье и поверит всему, что Господь говорит в Писании, так и вера ваша станет действенной! И добро увидите и сами станете добрые дела творить.
- А я, милая, и не делаю зла никому! – с лёгкой обидой в голосе ответила баба Кира.
- Не об этом я! Добро от Господа отличается от человеческого добра: оно всегда во Имя Христа делается! Ведь только Один Бог истинно благ! Вот и Лариса старается радовать и вас, и нас своим пением! Хорошо! Приятно! Но не для Господа и не к славе Его это! А голос тебе, Лара, Господь такой прекрасный дал для того, чтобы ты Его воспевала и благодарила Его за способность людям радость приносить.
- Я никогда не думала об этом тётя Галя! И то, что вы говорите, мне нравится! Слушать хочется!
- Стало быть, душа твоя чуткая к Истине! Не все так внимательны к слышанию о Господе.
Скрипнула отворяемая дверь, и в палату вошёл паренёк с пёстрым букетиком полевых цветов.
- Добрый день всем! Мир вам! Пусть эти цветы напомнят всем временно больным о любви Господа!
Паренёк поставил цветы в бутылку из-под молока и подойдя к кровати, на которой лежала Галина, нагнулся и поцеловал её: « Приветствую, мамочка!».
- Это - мой сын, Марк. Такое имя он получил в честь Апостола Христова. – представила его Галина. – Познакомься, Марк, с девочкой – это внучка бабы Киры, Лариса. Она замечательно поёт и ей нравиться слушать об Иисусе.
Марк протянул руку Ларисе и, улыбаясь, радостно сказал:
- Будем друзьями, Лариса! Если ты любишь слушать об Иисусе, а я люблю о Нём рассказывать, то это не будет трудным.
-Будем друзьями! – ответила Лариса на предложение Марка и посмотрела на бабушку, ожидая её одобрения. Бабушка согласно качнула головой.
Дверь снова открылась, и медсестра вежливо, но твёрдо попросила:
- Пожалуйста, все посетители оставьте палату. Будет врачебный обход. А вы, больные, приготовьтесь к осмотру.
Марк и Лариса попрощались со своими близкими и, сказав общее «До свидания!», вышли из палаты. На улице Марк снова заговорил с Ларисой:
- Если у тебя есть время, я мог бы рассказать тебе о некоторых эпизодах из жизни Иисуса Христа. Вон там, в беседке, мы могли бы поговорить .
- Время? Да у меня его некуда девать! Я ведь здесь никого не знаю и приехала по случаю болезни бабушки. И мне очень хочется больше узнать о Боге.
- Вот и прекрасно! Пошли, Лариса!
Молодые люди прошли в уютную беседку, сели, и Марк сразу же взял гитару из рук Ларисы и запел:
Белый Голубь Любви, Белый Голубь Любви
Над Землёю кровавою кружит.
Мир угроз и обид сам себя отравил -
Ему Голубь Спасения нужен!

Белый Голубь Любви дарит людям любовь.
Нет, не сказка, не вымысел это!
Белый Голубь святой не из радужных снов –
Из Страны негасимого Света.
Положив ладонь на струны, Марк остановил звучание и задумчиво смотря в голубую даль, начал свой рассказ:
- Когда-то, две тысячи лет тому назад, на реке Иордан, что в Израиле, в стране евреев, произошло чудесное событие. На берегу собралось очень много народа: все люди пришли послушать пророка по имени Иоанн Креститель, который был послан Самим Богом для того, чтобы объявить Израилю о скором пришествии Миссии, что значит Христос, Божий Посланник. Иоанн говорил, что все люди должны покаяться, ибо они все до единого – грешники! Кто-то верил и совершал крещение, кто-то смеялся и отвергал это. Но вот в один из дней Иоанн увидел идущего к нему Человека: Он шёл креститься. Когда это совершилось, Иоанн увидел, как на голову Иисуса опустился белый голубь, и Голос с Небес сказал: «Это есть Сын Мой Возлюбленный!».
Так все, стоящие на берегу, увидели крещение Самого Бога. Но мало, кто тогда понимал, при каком событии присутствовал. Перед людьми стоял их Творец и Создатель, а они не могли это вместить в свои сердца! Вот, Лариса, сегодня и ты могла видеть это: Небесный Гость, Иисус стоит на берегу, только что исполнивший волю Отца, и звучит Глас Божий: «Это –Мой Сын!». Этот Сын и есть Великий Господь Бог, сотворивший всё вокруг и нас, людей. Царь Благодати, Он пришёл из Святого Небесного Царства, чтобы разрушить зло в сердцах людей и, исполнив их любовью и миром, привести к Отцу Своему и Отцу нашему. Там, в Небесах - наш настоящий Дом! Хочешь ли ты жить в нём, Лариса?
Лариса смотрела на бегущие, лёгкие облака самых причудливых форм, которые были похожи на островки голубых озёр и всё, сказанное Марком, воспринимала как самую реальность: ей казалось, что вот сейчас она увидит там, в высоком, таинственном мире, Иисуса с царской короной на голове. Она этого желала всем своим юным, открывшимся Истине сердцем. Марк благоговейно молчал, наблюдая за Ларисой. Было тихо, и только где-то в дали больничного сада раздавалось милое чириканье крылатых певчих.
-Как я благодарна тебе, Марк, за этот короткий рассказ! – нарушила первой молчание Лариса.
- Ничего прежде я не слышала интересней! Марк, кто-то мне говорил, что люди молятся Богу. Ты тоже молишься?
- Конечно, Лариса! Я каждый день разговариваю с моим Небесным Отцом, и не один раз!
- А не мог бы ты помолиться сейчас, прямо здесь? Или здесь нельзя?
- Можно, очень даже можно! На любом месте мы можем молиться: всюду нас слышит Господь, потому что Он Собою наполняет всю вселенную!
- Тогда, Марк, помолись, пожалуйста! Я хочу послушать твою молитву!
Марк опустил голову и закрыл глаза. Лариса смотрела на своего нового друга широко открытыми глазами: она понимала каким-то ещё не ясным чувством, что молитва есть нечто необыкновенное, что-то из области чудес. Марк заговорил вполголоса:
-Дорогой Иисус! Мне очень хочется благодарить Тебя за знакомство с Ларисой, за то, что Ты любишь её и заботишься о ней. Сегодня Ты начинаешь открываться её сердцу. О, Дух Святой, помоги ей поверить от всей души и стать Твоим спасённым дитём. Храни её на всех путях и научи её понимать Твоё Слово, пожалуйста! Аминь!
Марк закончил свою молитву и осторожно спросил Ларису:
- Не хотела бы ты иметь Новый Завет? Это вторая часть Библии: в этой Книге рассказано о рождении Иисуса и Его пребывании на земле. У меня есть с собой: вот, это подарок!– Он протянул девочке книжицу карманного формата в голубой обложке.
Лариса очень бережно взяла в руки Новый Завет и открыв посередине, прочла: « Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «Ты имеешь веру, а я имею дела»; покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих». Что-то я не совсем понимаю, что здесь написано. Объясни, Марк, пожалуйста!»
- Здесь говорится о том, что верующего человека видно по его делам: он действует по любви и во Имя Иисуса. Тот, кто принял Господа, как личного Спасителя, старается жить мирно со всеми и творить добро.
- А что значит: принять Господа?
- Понимаешь, Лариса, каждому человеку нужен Спаситель Иисус, Который освобождает нас от грехов. Сами мы не можем делать добро и любить других: этому нужно учиться у Христа. Принять Господа, значит, согласиться с тем, что ты – грешница, что только Иисус, умерший и воскресший, есть Истинный Бог и Жизнь вечная и что через Него мы снова возвращаемся к Небесному Отцу. Это очень сложно, кажется, на первый взгляд. Сразу трудно понять, но, если ты будешь читать сама, постепенно тебе будет открываться Божье Слово, и ты всё поймёшь!
- Я уже поняла, что вера должна быть видна в делах! Так? И ещё: Иисус – Бог! Так? И ещё: я- грешница! И ещё: я могу жить на Небесах с Богом, Который хочет быть моим Отцом! Правильно?
- Правильно, Лариса! Молодец! Знаешь, если ты не против, я зайду за тобой сегодня вечером, и мы вместе пойдём в Дом Божий. У нас сегодня библейский разбор. Ты сможешь слушать и задавать вопросы. Согласна?
- Конечно, Марк, заходи! Я очень хочу знать и сразу всё!
- Ну, так не получится! Знать всё о Боге – не возможно! Бог – Велик! Он, как вся вселенная: неисследим и прекрасен! Потребуется много времени, чтобы познавать Творца. Возможно, вся Вечность!
- Жаль! Я. Думаю, у меня не хватить терпения! Всё так интересно и замечательно! Но я соглашаюсь и буду ждать тебя вечером. Запиши бабушкин адрес!
Марк и Лариса вместе дошли до остановки автобуса и попрощались друг с другом дружеским рукопожатием.
Глава третья.
Лариса сидела возле бабушкиной кровати и восторженно делилась с ней всем, что увидела и услышала в Доме Молитвы вчера вечером. Старалась говорить она тихо, потому что Галина спала. Ладу уже выписали, а Женя вышла во двор подышать ароматами лета. Бабушка смотрела на свою любимую внучку и думала: « Что скажут её родители? Как они отнесутся к этой вере, о которой так восторженно говорит Лариса?».
- Бабушка, мы с тобой вместе пойдём туда. Ты сама увидишь, какие там замечательные люди! Они так любят Господа! Все их песни ну просто дивные! Я выучила одну: знаю аккорды. Вот проснётся тётя Галя, спою! Бабушка, я уже молилась! Представляешь, я говорила с Господом! И Он меня слушал!
- Почему ты так уверена, что Он тебя слушал, глупышка? И что ты можешь Ему сказать?
- Ну, бабушка! Он, конечно же, слушал меня! Ведь я просила, чтобы Он простил мне мои грехи и чтобы тебе дал здоровье!
- Грехи? В чём же ты согрешила? Да ты, словно ангел, чистая!
- Нет, бабуль! Я – не ангел! Я – грешница! Все люди - грешники! Это Бог говорит! И всем нам нужно просить прощение у Бога, а без этого и молится напрасно! И теперь я точно знаю, что Иисус меня простил. Я – Его малая овечка!
- О, Лариса, что такое с тобой сделали там в Доме, как ты говоришь, Молитвы? Какая ты овечка? Ты, милый ребёнок - человек! Как я теперь объясню всё твоим маме с папой? Вот беда-то!
- Не переживай, бабушка, всё очень хорошо! Вот послушай, я почитаю тебе из Нового завета.
Лариса читала из девятой главы от Луки историю о насыщении Иисусом пяти тысяч человек двумя рыбками и пятью хлебами.
« И ели и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов». – закончила она и с торжеством посмотрела на бабушку.
- Вот, какой Он, наш Бог Иисус! Я люблю Его! И Он любит меня! Бабушка, я, ну просто, счастлива!
В палату зашла медсестра и, разложив на тумбочки лекарство, снова вышла. Галина уже не спала. Услышав восторженные слова Ларисы, она в тон ей сказала:
- Правильно, Лариса: только с Богом и возможно истинное счастье! И я очень рада за тебя! Ты – следующее чудо Иисуса! Новое творение во Христе - это всегда чудо и милость Господа! Благослови тебя, наш Отец Небесный!
- Благословение –это хорошо! Ну, что ж, Лариса, поживём - увидим, как ты счастлива и что тебе даст твоя вера. А как же твои песни теперь? Твои таланты артистки?
- Ой, бабушка! Петь я не перестану! Только песни мои теперь о Господе будут и для Его славы! Вера должна иметь дела! Теперь моё желание – людям рассказывать о Божьей Истине. – глазёнки Ларисы светились радостью, и бабушка улыбнулась на столь славные заявления внучки.
Лариса взяла гитару и запела свою новую песню.
Проснулось утро. Тёплые лучи
Ласкают землю, травы и цветы.
И небо голубое надо мной
Вещает сказы о Любви Святой.
Голос девочки дрожал, передовая слушателям её внутреннее чувство трепета перед той Истиной, которая сейчас овладевала её юным сердцем, чтобы совершить в нём новое и вечное прославление Великого Бога.
Любовь Иисуса, любовь Иисуса,
Такая близкая и нежная такая.
Любовь Иисуса кровавой струйкой
С креста Голгофы медленно стекает.
Галина молилась: благодарность за эту девочку -найденный Спасителем сосуд к славе Божьей -переполняла её душу. «Как велики и мудры дела Твои, Создатель! Как просто и легко Ты совершаешь Свою дивную работу в душах человеческих во Имя Своё! Сохрани её во всех путях для Себя, Иисус!»- слёзы светились в её глазах, словно утренние росинки на нежных лепестках цветка.
Казалось, сам воздух в палате исполнился необыкновенной свежестью и духом благоговения. Девочка допела песню, и с её ресничек сорвалась слеза, омочив губы солёной влагой.
После недолгого молчания, Лариса нагнулась к бабушке и, нежно смотря в её глаза, повторила слова только что пропетой песни:
С букетом сердце отдаю Тебе.
Ты сохрани его, Спаситель, Сам!
- Бабушка! Милая моя, Иисус любит тебя, поверь в это! С Ним так хорошо! Даже солнце по-другому светит! Я сейчас думаю, как могла жить без Него? Как я хочу, чтоб и мама и папа, да и все люди узнали о спасении Христа! Я тебе очки принесла и вот брошюра о Голгофе, где был распят Иисус. Почитаешь?
- Ну, девочка, говоришь ты так по-доброму! И песни поешь красивые. Обещаю: почитаю! Да и Галина поможет мне понять, что не осилю сама старым своим умом. Правда, Галя?
- С Божьей помощью, тётя Кира! Слово о кресте открывается простым душам, свободным от гордыни.
Лариса улыбнулась обеим женщинам, попрощалась и вышла из палаты.
Улица встретила её тёплым ветерком, ласковыми лучами огромного, летнего солнца. Девочка шла по аллейке и напевала мотив полюбившейся ей христианской песни. Возле беседки, где она впервые в своей жизни услышала молитву из уст Марка, Лариса остановилась и, увидев тётю Женю, радостно поздоровалась с ней.
- Добрый день, тётя Женя! Вот вы где! А я так ждала вас, чтобы спеть новую песню. Можно мне сесть с вами?
- Здравствуй, Лариса! Садись, конечно! А я вот решила подышать летом: чудесное время года! Ты любишь лето?
- Мне и осень и зима, и весна, конечно, тоже нравятся. А летом - у меня День рождение: 12 июня.
Женя вздрогнула и, заметно побледнев, отвела глаза от сидящей рядом девочки, глубоко вздохнула.
- Вам плохо, тётя Женя? Или прохладно? Так я сбегаю в палату и принесу вашу кофту.
- Нет, нет! Ничего не надо. Просто я вспомнила печальное событие из своей жизни. Ну, да ладно! Что же тебе мешает сейчас спеть для меня твою новую песню?
- Ничего! Так я пою?
Женя кивнула. Лариса снова пела о любви Иисуса, и её переполненное радостью сердце от встречи со Спасителем и печалью о Его страданиях ликовало и плакало, и эти чувства так прекрасно передавал её милый голос.
Раскрылись розы первые в саду.
Дрожат росинки в белых лепестках.
И в росах отражается лазурь, Как некогда в Спасителя глазах.

Коснулся ветер белых лепестков-
Скатились росы в мягкую траву.
Свершилось, Отче! Ты прими Мой Дух-
Сказал Христос и приклонил главу.
Женя пристально смотрела на поющую и в её глазах отражался вопрос, который вдруг возник в её мыслях и сейчас очень тревожил её. Слова песни не доходили до сознания женщины, которая была целиком поглощена своим внутренним переживанием.
- Лариса, а как зовут твою маму? – вдруг, неожиданно для себя самой, спросила Женя девочку, когда смолкла гитара.
- Люся! Мою маму зовут Люся. Тетя Женя, вам понравилась песня? – не задумываясь, почему её спрашивают об имени мамы, просто спросила Лариса.
- Люся! Значит, Люся! Двенадцатое июня... А у тебя есть ещё братик или сестрёнка? – задала свой следующий вопрос Женя.
- Нет! Я - одна у мамы с папой. И уже соскучилась по ним! Но больше всего мне хочется рассказать моим родителям о Господе! Теперь, когда я узнала, что все люди обмануты дьяволом и живут во грехах, мне очень хочется всем-всем рассказать об истинном пути, который открывается через Иисуса Христа. Тётя Женя, а вы когда-нибудь читали Библию?
- Нет, не читала я Библию. Лариса, а почему мама не приходит к бабушке? Она что очень занята?
- Да, она работает, у неё важный эксперимент на заводе. Но мы ведь живём не в этом городе. Я, думаю, что как только мама освободиться, сразу приедет. Вот, посмотрите: на этом фото - мои родители и я.
Женя дрожащими руками взяла из рук девочки фотографию и пристально всмотрелась в неё. Сомнений не оставалось: это была Люся, та Люся, которую знала Женя.
- Красивая у тебя мама! Ты должно быть, очень любишь её?
- Конечно! И совсем не потому, что она красивая. Она ведь - моя мама! Тётя Женя, а у вас есть семья? Ну, муж, дети? Я не видела, чтобы к вам кто-нибудь приходил. А что у вас болит?
- Нет, Лариса, у меня нет семьи. Живу я одна. Так получилось, девочка. И болезнь моя очень серьёзная. Но меня сейчас не это тревожит..
- Тётя Женя! А можно я вам завтра принесу что-нибудь вкусненькое? Я сама умею готовить. Бабушке всё сама варю: ей нравится.
- Ну, если ты так хочешь - я буду рада и благодарна. Расскажи мне о себе, Лариса. У тебя есть время для этого?
- Самое главное, что произошло со мной – это то, что теперь я знаю об Иисусе. Теперь у меня есть очень большое желание: я хочу стать миссионеркой и рассказывать всем о Спасителе. Тётя Женя, вы знаете, какой Господь Чудесный!? Он родился в хлеву, рос, как все дети, потом служил людям, но был распят: умер на Голгофском кресте, был похоронен, а потом, вы только поверьте: Он воскрес, чтобы оправдывать нас! Он всё может! И вашу серьёзную болезнь может вылечить! Тётя Женя, можно я помолюсь о вас?
- Лариса, а кто тебя научил так красиво петь и играть? Вопросом на вопрос отозвалась Женя. Она смотрела на девочку и всё больше узнавала в ней знакомые черты, движения, взгляд и улыбку.
- Мама говорит, что я родилась с талантами: ещё в ползунках плясала и пела. Меня и прозвали Лариска- артистка. Но теперь всё по- другому будет. Я не хочу быть артисткой. Я желаю славить моего Спасителя!
К беседке подошла медсестра и, извинившись, вежливо попросила:
-Больная Кузнецова, у вас переливание сегодня. Пожалуйста, поднимитесь в палату.
-Ну, до свидания, тётя Женя! Не грустите, не переживайте: Иисус вас любит! И я люблю вас тоже! - добавила с чувством Лариса и помахала Жене рукой.
Женя смотрела во след уходящей девочке и думала: «О, милая, если бы ты только знала...»


Глава четвёртая.

В палате всё было готово для переливания крови. Как только Женя легла в кровать, вошла медсестра и, введя иглу в вену, подключила систему. Женя смотрела на капельницу: капля за каплей чья-то кровь входила в её тело. Эта процедура на некоторое время отодвигала её смерть. Женя знала, что ей не долго осталось жить, и её мучил один вопрос, который ей очень хотелось разрешить до того, как эта смерть придёт. Сегодня она почувствовала, что разрешение этого вопроса близко. Очень близко...
Женя закрыла глаза и предалась воспоминаниям. Со стороны казалось, что она спит, но её мозг работал очень напряжённо; память открывала все детали до мелочи.
После десятилетки Жене, как одной из лучших учениц школы с замечательными способностями, дали направление в театральное училище. Конкурс был большой, но Женя все экзамены сдала « на отлично» и была принята к большому удовлетворению её школьных учителей. Началась очень интересная учёба: Женя любила петь, была очень музыкальна и играла на скрипке и пианино. Задорная, с миловидной внешностью, стройной фигурой, она покоряла многих юношей и даже девушки любовались ею. На выпускных экзаменах она сыграла написанною ею мелодраму. Всё жюри поставило ей высшую оценку. Председателем жюри был уже приобретающий республиканскую известность артист Виктор Л. Он объявил во всеуслышание, что забирает эту «восходящую звезду» с собой в столицу и поможет ей получить возможность работать в столичном театре и даже сниматься в кино. Женя была ошеломлена этим предложением и сразу же согласилась. Внимание со стороны уважаемого председателя, красивого, элегантного «рыцаря», вскружило ей голову: она влюбилась! Это была её единственная, настоящая любовь, как она считала сама. Место ей в театре обещали и даже приняли с испытательным сроком. Виктор стал её первым мужчиной. Но в своей доверчивости она была очень обманута: вскоре её покровитель был приглашён на съёмки за границу и оставил Женю без всякой поддержки. В это время она была уже беременна. Время шло: он не звонил, не давал о себе знать. Больше она не видела его.
Через полгода Женя родила девочку. Ребёнок совсем не радовал её; она думала: «Теперь я не смогу достигнуть успеха и мне придётся «закопать» мой талант». В палате вместе с ней лежали ещё две роженицы. Она видела, как радовались они своим крошкам, когда им приносили их кормить. На третий день после родов в палату зашла врач-акушер и пригласила к себе в кабинет одну из молодых матерей. Через минут десять та вернулась в слезах, упала на подушку и долго сотрясалась в рыданиях. Женя подошла к ней, погладила по плечу и, молча, села рядом.
Дождавшись, когда плачущая успокоилась и перестала вздрагивать, Женя участливо спросила:
- Люся, что случилось? Что тебя так расстроило?
- Моя доченька... Её больше нет! Она, она... - и Люся снова зарыдала.
Мысль, которая мгновенно пришла в голову Жене, показалась ей спасающей: и мне, и ей хорошо будет! Это единственный выход!
- Люся, я не могу взять своего... ребёнка...Я не готова быть матерью. У меня другое призвание. Если ты хочешь, я согласна отдать тебе её.
Люся резко встала и посмотрела в глаза сказавшей эти слова. Она молчала. « Это невозможно! Отказаться от своего ребёнка! Может, я просто ослышалась?»
- Что ты сказала? Повтори, Женя. Ты это серьёзно?
- Вполне! Мы можем сейчас заняться оформлением документов. Я отказываюсь от девочки. Она – твоя. И получается, что у тебя ребёнок не умер. Он –жив!
- Женя, это ужасно! Ты не можешь так поступить: ты будешь всю жизнь страдать и жалеть об этом шаге. Нет, я не могу согласиться на это! Нет, никогда!
- Как хочешь! Я думала, что помогу тебе! Ну, что ж, кто-нибудь другой удочерит её. Я решила.
Люся словно онемела: до вечера она ни с кем не говорила. Только, когда за окном раздался зовущий её голос её мужа, она встала и вышла в коридор.
Через какое-то время возвратившись в палату, Люся подошла к Жене и спросила:
- Ты не передумала оставлять ребёнка?
- Нет! Я уже сказала об этом врачу.
- Хорошо, Женя! Мой муж и я согласны. Только ты никогда не сможешь взять её назад, и мы никогда не согласимся, чтобы ты виделась с ней. Не ищи нас. Мы уедем из этого города.
- Я обещаю, Люся. Обещаю...
...Так всё это случилось. В театр Женя больше не вернулась. Только через три года узнала Женя, что отец её дочери разбился во время съёмок. В это время она уже работала преподавателем игры на фортепьяно в музыкальном училище. Очень редко вспоминала о дочери и то мимолётной мыслью, боясь задержаться в своей памяти надолго. После этого печального известия о трагедии, произошедшей на съёмках, совесть всё чаще и чаще тревожила её: ведь от Виктора, которого она любила всей своей пылкой душой, осталась дочь. Где-то живёт эта девочка! Как складывается её судьба? Разного рода вопросы возникали в её уме и побуждали к долгим и грустным размышлениям и переосмыслению своей жизни. Теперь Женя стыдилась тех, своих слов, которые тогда так легко говорила Люсе; где-то в груди, у самого сердца, горел огонь и жёг так сильно, что ей было трудно дышать. Она была уверена, что Лариса – её дочь. Теперь она получила ответ на свои долгие, мучительные терзания о своей девочке, которую она так безрассудно оставила в свои двадцать лет. И сегодня она говорила с ней! « Боже! Неужели это правда?» - снова и снова звучал внутри неё этот вопрос, на который она знала утвердительный ответ.
***
Женя в утро следующего дня чувствовала себя лучше: видимо, переливание крови сделало своё благотворное дело. Бабушку Киру взяли на рентген: врач желал проверить легкие, так как в последние два дня у неё появился кашель. Галина с сыном гуляла во дворе. Когда Лариса вошла в палату, её звонкое приветствие заставило вздрогнуть Женю.
- Доброе утро, тётя Женя! Вы –одна, как я вижу! Я знаю, что вам сегодня лучше: ваше лицо совсем не бледное, а наоборот, даже порозовело. Я не забыла молиться о вас! Иисус слышит и помогает! Мне всегда теперь хочется благодарить моего Господа. Можно, я присяду рядом?
- Доброе утро, до... девочка! – запинаясь ответила Женя и вместо улыбки по её лицу пробежала судорога.
- Конечно, садись! Ты всегда такая весёлая, будто у тебя каждый день праздник.
- Виновник моей радости – Иисус! Правда, я и раньше не была хмурой и очень редко печальной, но теперь столько причин для радости! Я узнала самую прекрасную тайну: есть Бог, Который любит меня, видит каждое моё движение и знает даже то, о чём я думаю.
- В отличии от Бога я не знаю, о чём ты думаешь. Ты могла бы мне рассказать, о чём мечтается этой милой головке? Или это секрет!
- Что вы, тётя Женя! У меня секретов нет! Я хочу быть чистой – чистой, как Господь! Он – Святой! Он ненавидит грех. Я хочу, чтобы люди прославляли Его, а для этого нужно им узнать, какой Он Чудесный! Вот для чего нужно жить на земле!
Женя слушала Ларисин ответ и думала: «Какая необыкновенная девчушка! В свои пятнадцать размышляет о таких серьёзных вещах! Я же была увлечена только своей внешностью и мечтала о славе».
- Тётя Женя, вы любите мясной рулет? Я приготовила для всех! Сегодня вы обедаете из моей кухни! - Лариса улыбнулась. – А где же бабуля и тётя Галя? Его надо кушать горячим: так вкуснее!
- Я думаю, что они скоро вернуться. Лариса, спой мне что-нибудь, пожалуйста!
- Можно, я прочитаю вам псалом, который выучила вчера? Этим псалмом молился царь Давид.
Женя кивнула. Лариса встала, подошла к окну и, подняв свой взор к небу, некоторое время смотрела на белые, курчавые облака. Потом повернулась к Жене, и в больничной палате зазвучало Божье Слово.
«Господь - Пастырь мой; я ни в чём не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего»
Лариса читала псалом проникновенным голосом, читала просто, без вычуры, словно беседовала с кем-то, открывая свою душу этому невидимому собеседнику.
«Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня».
Женя смотрела на лицо дочери, изучала его жадно, стараясь оставить в своей памяти каждый, лёгкий завиток её каштановых волос, едва заметные ямочки ( как у него!) на щеках, вскинутые брови, исполненные внутренним светом, карие глаза.
«... и я пребуду в доме Господнем многие дни».
Лариса закончила чтение наизусть, наклонилась и поцеловала тётю Женю. Та обхватила её голову обеими руками, и из её уст чуть было не сорвалось: «Доченька!», но подкатившийся ком в горле не дал ей это сказать, и от сердечной, тяжёлой тоски глаза Жени наполнились слезами.
- Вы плачете? Я тоже плакала, когда учила этот псалом! Тётя Женя! Верить так хорошо! Это лучше всех моих песен и танцев, и всех аплодисментов и криков « Браво!». Лучше того, что я знаю и что умею. Верить Иисусу – это словно летать высоко – высоко и любить крепко- крепко!
Женя ничего не ответила: она не могла больше владеть собой, и закусила губу так сильно, чтобы хоть как-то этой, самопричиненной болью смягчить острую боль своего разрывающегося сердца.
В палату вошли Галина с Марком. Увидев Ларису, приветствовали её пожатием руки. Завязался разговор о погоде, о скорой выписке Галины и о желанной ею возможности снова быть на собрании в Доме Молитвы.
Лариса открыла кастрюлю, и начала накладывать в тарелки порциями мясной рулет с салатом: по всей палате разнёсся вкусный запах этого блюда. В дверях появилась бабушка Кира:
- Знаю, знаю, моя внучка новым блюдом порадовать собирается нас! В коридоре пахнет. Ну, здравствуй, милая! Марк, добрый день! А меня задержали в рентген – кабинете: бронхит определили. Теперь уколы добавятся. Ох, уж эти болезни! И кто же вас придумал?
Лариса обняла бабушку и вежливо пригласила всех обедать. Марк предложил Ларисе пойти с ним в городской парк, где церковная молодёжь собиралась благовествовать прохожим и отдыхающим в парке, и та с радостью согласилась. Молодые люди удалились, обещая снова придти после тихого часа и рассказать, как прошло благовестие.

Глава пятая.
Лариса приходила к бабушке каждый день, иногда по два раза. Неоднократно она брала домой и стирала нижнее белье как бабушкино, так и Женино. Всегда, когда Лариса угощала Женю или возвращала ей свежее белье, пахнущее ароматами бабушкиного сада, Женя обнимала девочку и целовала её в лоб, гладила по голове, испытывая при этом сладкое, просыпающееся после долгого тяжёлого сна, материнское чувство.
Лариса делилась с бабушкой своими славными переживаниями, которые имела теперь в своей юной жизни с Господом. Нередко она садилась на стуле возле кровати Жени и говорила и ей о том новом, что открывалось ей в чтении Библии или слышании Слова Божьего в Доме Молитвы.
Бабушка поправлялась: кашель её прошёл, ритм сердца удовлетворял лечащего врача, и доктор готовил её к выписке. Об этом Лариса написала родителям и с детской простотой сообщила о том, что ходит в Дом Божий, молится и читает Библию. В письме она не забыла упомянуть и о своих новых друзьях: о Марке, тёте Гале и, конечно, о тёте Жене. Бабушка тоже приписала несколько строк и благодарила сына и сноху за Ларису, утверждая, что её забота очень полезна для неё и также для всех, кто лежит с ней в палате. В ответном письме Люся предлагала маме - бабушке приехать вместе с дочерью к ним и убеждала, что комната уже для неё приготовлена и они будут очень рады встретить их.
Бабушка была уже два дня дома, когда пришло письмо. Чувствовала она себя неплохо и даже успела накормить внучку варениками с земляникой.
Вместе с Ларисой она первый раз пошла в Дом Молитвы и почти всё служение проплакала, восхищаясь лепотой святой обстановки, как она выражалась. Она радовалась, словно малое дитя, слушая христианские гимны и стихи. Всё трогало её душу, так долго не получавшую освежающей, животворной силы Слова Божьего.
Лариса не забывала о тёте Жене: посещала её в больнице. Её влекло туда необъяснимое чувство: Ларисе казалось, что она уже очень давно знает эту женщину и даже любит её словно родного, близкого человека. Нередко они вместе читали Слово Божье,
размышляли над ним и даже пели христианские песни.
Однажды Женя спросила Ларису:
- Скажи мне, Ларочка, почему ты так заботишься обо мне: ну приносишь свои вкусные обеды, стираешь для меня, сидишь со мной, тратя время. Я ведь совсем для тебя...чужой человек...Зачем тебе всё это?
-Нет, тётя Женя, вы – не чужой человек. И вообще, чужих нет: все люди от одной крови произошли.
Господь говорит, что посещающий больного, всё равно, что Его посещает и что я делаю для ближнего своего, то делаю для Самого Господа. А это так приятно – делать доброе во Имя Иисуса! И ещё, я вас люблю, тётя Женя! – Лариса обняла её, и Женя уткнувшись в пушистый, пахнущий ветром волос дочери, задержала её в объятиях, чтобы скрыть подступившие слёзы и справиться с комком в горле. Детская вера Ларисы восхищала Женю: она радовалась, что её дочь защищена этой верой от мира, который торопиться всё запачкать и превратить в пошлость. Вела она себя с Ларисой очень осторожно, чтобы не спугнуть каким-нибудь неосторожным словом, не нарушить обещание, данное Люсе пятнадцать лет назад. Порой ей было очень трудно сдержать себя от непринуждённой ласки, объятия, поцелуя. Иногда она говорила себе: «Ведь это моя дочь! Разве я не имею хоть маленького права проявить свои поздние, материнские ласки?». И сама же отвечала себе: « Не имеешь! Абсолютно никаких прав!». Она вспомнила, как однажды в какой-то книге прочла следующие слова: «Не та мать, которая родила, а та, которая воспитала».
«Не поспоришь с утверждающим это! Видимо, он прав! Я не могу называться матерью! Я не достойна этого прекрасного титула. Поздно, очень поздно рассчитывать на то, чтобы услышать из уст своего ребёнка: « Мама, мамочка!». И она смирялась...
Состояние Жени не улучшалось, и врачи решили отправить её в республиканский гематологический институт, где производились операции по пересадке костного мозга.
Женя ждала Ларису: ей хотелось проститься с дочерью. « Может быть, увижу в последний раз!» – думала она. Но Лариса не пришла в этот день, и тогда Женя оставила у медицинской сестры записку для неё, в которой написала всего несколько слов:
Лариса! Ты подняла мой взор к Небесам!
Твой Иисус стал близок и мне.
Спасибо за всё, милая! Тётя Женя.
Но эта записка никогда не была прочитана Ларисой. Она не успела проститься с тётей Женей: неожиданно приехал на автомобиле папа. На следующее утро Лариса уже возвращалась в свой родной город.
***
Бабушка была просто счастлива: быть в доме сына и переживать приятные заботы всей семьи доставляли ей истинное довольство.
Удивительно кротко отреагировали родители Ларисы на веру своей дочери, не мешали ей читать Слово и посещать Дом Молитвы. Бабушка тоже нередко уединялась с Книгой Славною: так она называла Священное Писание. Однажды Лариса услышала всхлипывания в комнате бабушки и поспешила узнать, в чём дело. Но когда увидела бабушку на коленях, остановилась и поняла, что та разговаривает с Иисусом и всякое вмешательство излишне. Приближение бабушки к Господу Лариса почитала большим, чудесным делом и благодарила Бога, прося Его действовать и в сердцах своих любимых мамы и папы.
Своим подружкам Лариса рассказывала истории из Библии, которую читала ежедневно, и девочки внимали своей «предводительнице», которая завоевала их сердца ещё в свою недавнюю бытность артистки.
Однажды Ирина предложила возобновить концерты, на что Лариса совершенно убеждённо ответила, что это невозможно. Но в тот же момент у неё возникла иная, лучшая идея: её лицо засветилось от радости и она воскликнула:
- Ой, девочки! Мы можем возобновить наше дело, только это будут уже не концерты, а служение Господу Иисусу. Давайте будем свидетельствовать всем во дворе Евангелие. Мы ведь можем говорить о том, что сами узнали и петь христианские песни, и рассказывать стихи о спасении людей от грехов. Вы только подумайте: люди умирают в своих грехах, а мы молчим. Давайте начнём молиться о том, чтобы Иисус помог нам это делать!
Девочки в отличии от Ларисы не загорелись новым предложением своей любимой подруги. Они переглянулись, но ни одна не решалась поддержать Ларису, которая словно не заметила их растерянность и продолжала:
- Мы можем даже ходить в больницу! Когда бабушка болела, я познакомилась с тётей Галей и её сыном Марком в больнице. От них я узнала о любви Иисуса! А потом сама говорила другим. Вот так и мы будем помогать строить Царство Господа. Девочки, ну неужели этого вам не хочется? Ведь Иисус ради нас пришёл на эту землю и умер за грехи всех людей! Неужели люди должны умирать, не зная о том, что они нужны Господу, что Он хочет сделать их счастливыми?
Лариса смотрела на своих подруг, и в её больших, прекрасных глазах стояли слёзы. Девочки молчали. Тогда Лариса взяла гитару и запела песню:
Весь мир лежит во зле, и падший человек
Не в состоянье встать и свято жить.
Но Бог в любви Своей зажёг спасенья свет
И дал возможность вновь Ему служить.
Господь нам повелел: мы встали и пошли.
Наш путь не прост, но лучше его нет!
Сокровище свое - Христа - мы обрели,
Познали Истину, Любовь и Свет.
Её голос дрожал и с ресничек срывались слёзы, падали скатывались по щекам, на губы, обжигая их солью.
В лазоревой стране наш Отчий Дом.
Там ждёт нас радость встречи со Христом.
Идём, мой брат, сестра моя, идём:
Велик наш жребий в Царстве неземном!
Эту песню девочки слышали впервые. Дух Святой касался их юных сердец, и согласие со словами звучащей песни росло в них. Лариса допела песню до конца и ласково обратилась к подругам:
- Я могу пойти сама, но вы мне очень нужны: вместе у нас получится лучше. Скажите мне: ведь вам не всё равно, что вон те бабушки - Она подошла к окну и посмотрела вниз, где на лавочках сидели старушки. – живут без Господа и, может быть, скоро кого-то из них не станет. А мы могли бы уже сейчас сказать им о рае и аде, указать им путь в Небо. Я верю, этого очень хочет Иисус!
Ирина подошла к Ларисе и тоже посмотрела вниз: там сидела и её бабушка Мария. Нет! Она не хотела, чтобы её добрая, старенькая мамуля, как она звала её, пошла на вечные страдания в ад.
- Хорошо, Лариса! Я согласна. Только с чего начнём?
- С молитвы! Я помню, Марк всегда говорил мне, что нужно сначала молиться, то есть обо всём сказать Иисусу.
-Я не умею молиться.
- Ничего, Ирина: я умею. Ты ведь не против молитвы? И вы, Саша и Тося, согласны?
- Давайте попробуем, только я не уверена... – ответила Саша, старшая из всех, но самая осторожная, тихая и очень впечатлительная девочка.
- Я тоже согласна попробовать: мы ведь хорошее дело будем делать, лучше, чем просто веселить песнями и танцами. Как ты говорила, Лариса, нужно души спасать? Вот ты, Лариса, уже покаялась, молишься, а мы... - Пожала плечами Тося, курносая, веснушчатая девочка.
- Подруги мои милые! Спасибо вам! Вы не переживайте: Иисус поможет нам! Вот увидите! Вы же верите, что Он – Бог Создатель? Есть такая христианская песня:
Всё посвяти Иисусу. Юности сил не щади.
Сын Божий стал нам примером,
Он пред тобой впереди!
Девочки встали полукругом. Лариса обняла подруг и начала молиться:
Иисус! Мы хотим всем людям рассказывать о Тебе. Научи нас, как это правильно делать. Пусть узнают о Тебе прямо сейчас вон те бабушки на лавочке. Пойди, пожалуйста, с нами Сам. Что мы можем сейчас сказать им, чтобы они поверили? Помоги нам и сделай нас смелыми Господи. Аминь!
Девочки одна за другой сказали «Аминь». Все выглядели очень взволнованными, чувствуя внутренний трепет от предстоящего предприятия. Но Лариса не отступала:
- Пойдёмте, девочки! Я ещё не знаю, с чего начинать, но надо идти: мы же просили Иисуса пойти с нами!
И они пошли...
Увидев издали приближающихся девочек, баба Настя шепнула своим соседкам:
- Смотрите, милые, к нам идёт неразлучный квартет нашего дворика. Сейчас объявят о новом концерте!
Девочки поздоровались и сели на свободную скамейку напротив старушек.
- Ну, что вы нам поведать хотите, красавицы? - нараспев произнесла бабушка Мария.
- У нас вопрос есть – неожиданно для себя сказала Лариса. – Мы читаем одну Книгу; в ней много очень интересных историй рассказано. Сейчас вы в городе живёте, но не всегда так было, правда? Вы, наверно, когда молодые были, огороды имели?
- Конечно, имели! У нас с Иванычем двадцать соток огородище был! – весело отозвалась баба Таня.
- О
Так вот, одного Человека, говорится в этой Книге, окружило много людей. Они слушали Его притчу. Притча -это такой небольшой, но мудрый рассказ. Он говорил о сеятеле, который сеял пшеницу, просто разбрасывая зёрна руками.
- Было и такое: раньше же не было машин, как сегодня имеют: всё руками и делалось! – прервала Ларису баба Таня.
- Да, но послушайте! Идёт сеятель и бросает семена: одни падают у дороги, другие - в траву, третьи - на камни, четвёртые – на добрую почву. У нас вопрос такой: все ли семена взойдут и принесут урожай?
- Взойдут, может, и все, да только колоскам простор нужен, солнышко и водица. – отвечала баба Мария.
- Этот Человек сказал, что те зёрна, что упали при дороге, птицы склевали; и на камнях тоже взошли, но скоро засохли, а всходы, что были в траве, заглушили сорняки. И только с доброй почвы хороший урожай был собран! Но самое главное в другом: роды почв сравниваются с людскими сердцами, а семена - со Словом Божьим. Бог говорит людям Своё Слово, а люди слышат, но не слушают. Человек, Который рассказывал притчу – Сын Божий. Он пришёл к людям, чтобы поведать миру о Своём Отце, Который сотворил всё живое и очень любит всех людей. Знаете, как Его Имя?
- Как же не знать, деточка! Иисусом зовут Его! – баба Настя перекрестилась и склонила в почтении голову.
- Правильно, баба Настя! Иисус жил на этой земле 33 с половиной года. Он учил людей добру, лечил больных и даже мёртвых оживлял! Он хотел, чтобы люди повернулись к Богу и перестали грешить, но это не понравилось им, и они Его убили: распяли на кресте.
- Знаю, знаю! Окаянные грешники! – она снова перекрестилась. –Хорошую Книгу вы читаете! Я тоже почитываю Закон Божий. Дома у меня иконка стоит: Матерь Божья Мария с Младенцем на руках. Так я с ней разговариваю, с Заступницей нашей.
- Бабушка Настя, а вы знаете своё сердце? Какое оно? Подобно доброй почве? Слово Божье принимает?
- Вопрос у тебя, Ларочка, интересный? А какое слово ты Божьим называешь?
- Библейское, конечно! Слово, которое вышло из уст Самого Бога, записано только в Библии. Там написано, что все люди - грешники, и вы тоже; что всем нам нужно иметь спасение, которое даётся только Иисусом!
- Да какая я грешница? Ты, девонька, лишнее не говори. Я никого не обокрала и не убила. Посмотри на руки мои: трудилась от зори до зори. Пятерых деток вырастила: все выучились, посты занимают – не пьяницы или бездельники какие!
- Вы не обижайтесь, баба Настя! Я это ведь не от себя говорю - в Библии написано: все согрешили! Вот смотрите! – Лариса открыла к Римлянам 3 главу и прочла: «Все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного».
- Мало ли что там написано! Я - не грешница! И всё тут! – баба Настя раскраснелась и отвернулась от Ларисы.
- Настя! А ведь ты сейчас грешишь! Девочка нам из Библии читает, а ты споришь! С кем? С Богом! Ведь это Он говорит. Вот и получается, что сердце наше - каменное: не верит Божьему Слову! – приструнила подругу бабушка Мария.
Лариса подошла и обняла бабу Настю:
- Мы вам песню споём: хотите? Песню про то, как сильно нас любит Господь Иисус. Иринка, принеси гитару, пожалуйста. А пока Ирина принесёт гитару, я прочту маленький Псалом. Хорошо, баба Настя?
- Читай. Что уж? – миролюбиво ответила бабушка Настя в ответ на объятия девочки.
Лариса читала 120 псалом: «Возвожу очи мои к горам, откуда придёт помощь моя. Помощь моя от Господа, Сотворившего небо и землю... Господь – хранитель твой...Господь сохранит тебя от всякого зла; сохранит душу твою Господь».
Божье Слово изливалось из уст девочки и проникало в души слушающих. Казалось всё замерло: даже ветерок затих и листья прекратили свой шепоток. Взоры старушек устремились в высокую небесную лазурь, которая дышала умиротворяющим глубоким покоем.
Потом зазвучала песня: четыре нежных, юных голоса пели об Иисусе -Дивном Друге людей:

Много лет я жила беспечно:
День пройдет, а за ним другой.
Я не знала, что есть та Вечность,
Где меня ждёт Христос - Друг мой.

Тихий стук, нежный зов услышав,
Замерла в ожиданье я.
Ты вошел и сказал чуть слышно:
“ Я так долго искал тебя”

Мой Спаситель, Твое явленье
Распахнуло мне мир небес.
Слезы капали и прощенье
Подарил мне Голгофский Крест.

“О, душа моя, Божьи раны
Ты прославь и благослови”
Никогда я, Господь, не устану
Петь об Истине и Любви.
Девочки смотрели на старушек, желая понять, как слова песни принимаются ими. Когда песня смолкла, бабушка Настя медленно поднялась: в её глазах стояли слёзы.
- Ларисонька! Девочки! Спасибо вам, за песню вашу! – и она поклонилась в пояс.
- Ну что вы, бабушка! Это Господь нас послал к вам, чтобы вы узнали про Него и Его любовь.
- Хорошо-то как! – вздохнула бабушка Мария и по очереди обняла и поцеловала девочек.
- Пойдемте ко мне чай пить! У меня сегодня пироги превосходные получились! - баба Таня распахнула дверь подъезда, и, все радостно откликнувшись на её приглашение, пошли следом за ней...

Глава шестая.

После первого дня благовестия Лариса окрепла в своём желании рассказывать всем во дворе о Господе. Она написала Марку письмо с просьбой выслать брошюрки и трактаты, повествующие о Спасителе, чтобы раздавать тем, кто желал бы сам читать об Иисусе. Марк исполнил просьбу, и Лариса с подругами у той же песочницы, где прежде они устраивали концерты, рассказывала Библейские истории из жизни Господа Христа. Девочки пели песни, рассказывали стихи на христианскую тематику.
Однажды, когда девочки пели под гитару песню о Благой Вести, несколько мальчишек начали свистеть и выкрикивать: «Лариска-артистка стала Лариской –баптисткой! Ха-ха-ха! Богомолка! Ха-ха-ха!»
С этого времени за ней закрепилось новое прозвище: Лариска-баптистка. Сначала ей было очень тяжело слышать эти выкрики и насмешки. Нередко она плакала в молитве перед Господом и просила урезонить своих противников. О своих трудностях и переживаниях она писала Марку, и тот всегда находил добрые, ободряющие слова для своей сестры – христианки. В одном из писем Марк сообщил Ларисе о том, что тётя Женя стала ходить в Дом Молитвы и передаёт Ларисе большой привет. Это сообщение очень обрадовало её, и она стала снова молиться о тёте Жене, которую уже стала забывать.
Получив от Марка известие о покаянии тёти Жени, Лариса отправила для неё открытку с текстом из Библии на фоне прозрачного- чистого горного потока
«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже». На обратной стороне приписала: «Дорогой тёте Жене - сестре моей во Христе Иисусе с любовью и сердечной радостью о совершившемся событии. Обнимаю -Лариса».
***
Прошло три года. Лариса уже была членом поместной Церкви. Она имела своё служение: играла и пела на собрании. Мама Ларисы тоже покаялась и вместе с бабушкой готовилась ко крещению. Только отец всё ещё осторожничал и не спешил с покаянием, считая, что посещения им Дома Молитвы скажутся на его карьере растущего инженера.
Приближался июнь. Лариса собиралась отметить свой День рождения и пригласить сестёр и братьев.
Каким же было её удивление, когда на воскресном собрании она увидела Марка! Она не могла поверить своим глазам. Он участвовал в служении: говорил проповедь и спел христианский гимн. После собрания Марк подошёл к Ларисе и с улыбкой приветствовал её:
- Вот, Лариса, и не ожидала, наверное, меня увидеть в своей Церкви? А я приехал и очень рад увидеть свою дорогую сестрёнку!
И Марк, словно волшебник, засунул руку под пиджак и извлёк прекрасную белую розу в блестящем целлофане.
- Поздравляю с Днём рождения! Благословений тебе Господних, Лариса!
Лариса ахнула, восхищённая такой неожиданностью:
- Действительно, Марк, для меня это настоящий сюрприз! Ты помнишь о моём Дне рождения?! Благодарю, брат! А ты очень сильно изменился, Марк! Знаешь, я тоже рада видеть тебя. Сегодня мама с бабушкой готовят настоящий праздник для меня и моих гостей. Я приглашаю и тебя: пожалуйста, будь на моём восемнадцатилетии.
- Спасибо, Лариса! Ведь я и приехал как раз к этому дню! Я остановился у Игоря. Мы придём вместе, хорошо? А вот и он идёт!
Лариса ещё раз закрепила приглашение братьям:
- Так я не говорю «До свидания!». Через два часа надеюсь снова вас увидеть! До встречи, братья!
***
Люся хлопотала на кухне: жарила котлеты, делала картофельное пюре. Бабушка Кира, уже управившись со своими пирогами, отдыхала в кресле и смотрела книгу иллюстраций библейских историй.
Виктор ставил на покрытый белой скатертью стол блюда с салатами и напитки. Все было готово ко встрече дорогих гостей счастливой именинницы.
Лариса забежала на кухню и, чмокнув маму, прошептала ей восторженно:
- Мам! Ты не представляешь, кто сейчас к нам придёт!
- Представляю: твои братья и сёстры! А ты что такая запыхавшаяся? Давай-ка мой руки и нарежь батоны и уложи на блюде пряники с конфетами.
- Ну, мама! Конечно, я сделаю! Только ты послушай: Марк приехал! Он сегодня был в Доме Молитвы и говорил проповедь! А эта прекрасная роза - от него!
Я его пригласила. Мам, ты поняла?
- Что ж тут не понять? Ещё плюс один брат. Скажи папе чтобы добавил один стул.
- Хорошо, мама! Только Марк - особенный брат, то есть...В общем, я очень рада, что Господь мне приготовил такой подарок!
- Это правильно: вся наша радость от Господа! – Люся улыбнулась и потрепала дочь за щеку. -
- Хорошо, доченька, познакомишь меня с Марком, когда он придёт.
Ровно в пять часов раздался звонок в дверь. Виктор открыл её и обомлел: он увидел огромную корзину, наполненную мягкими игрушками разной величины и ведро роз. На площадке никого не было.
-Лариса, иди сюда скорей! Это, видимо, подарки для тебя! Только гостей твоих нет!
Но только Лариса выглянула из-за папиного плеча, раздалось многоголосое: «Нашей дорогой сестре мы желаем в День рожденья Божьего благословенья!»
Братья и сёстры стояли цепочкой на ступеньках, прижавшись к стенке, поэтому Виктор и Лариса не могли их видеть. Подарки занесли, и молодёжь с весёлыми восклицаниями вошла в квартиру:
- Мир дому сему!
- Приветствуем вас!
- Ой, как вкусно пахнет!
Наконец, все расселись, и в дверях появилась мама Ларисы с большим блюдом, на котором красовался огромный запечённый с яблоками гусь.
Раздалось дружное: О-о-о!
- Мы можем начинать наш пир! Молодцы: дружно пришли! Пригласим нашего Господа, помолимся, братья-сёстры! - Люся поставила золотистого гуся на середину стола и обвела всех гостей ласковым взглядом. «Вот это и есть Марк!» – подумала она, на мгновение задержав взор на незнакомом юноше, которого в Доме Молитвы она не видела ни разу.
- Лариса, ты – виновница этого пира. Тебе и благословлять его! – предложил Игорь.
Лариса молилась: «Дорогой Господь! Я очень благодарна Тебе за спасение, которое Ты подарил мне три года назад. Это самое ценное, что я имею. Ты – мой Самый Лучший Друг! Я благодарю Тебя за папу, маму, бабушку и за всех моих братьев и сестёр. Будь с нами сейчас и благослови нас и эту пищу, пожалуйста! Тебе, Иисус, слава за Твою милость ко всем нам. Аминь!» Дружное «Аминь!» раздалось следом.
Все принялись за еду. Молодёжь, освобождённая от всякой скованности, вела себя просто, по- христиански открыто. После обеда, перед подачей чая и сладкого братья спели поздравительный псалом и зазвучали пожелания из Библии, адресованные имениннице.
Лариса внимательно слушавшая пожелания, не заметила, как Марк вышел из-за стола. Он заглянул на кухню и, увидев её маму, негромко обратился к ней:
- Тётя Люся, можно мне поговорить с вами? Я – Марк.
Лариса вам, наверное, говорила обо мне.
- Рада познакомиться с вами, Марк! Да, Лариса рассказывала о вас, о том, как вы зажгли в её сердце любовь к Иисусу. Я благодарна Господу и вам, что это произошло. Теперь и я – ваша сестра, старшая по возрасту, но младшая по вере. Поэтому можно сразу на «ты», да? – Люся протянула руку Марку:
- Приветствую, Марк! Садись, пожалуйста.
- Тётя Люся, я приехал не просто так. У меня к вам дело, то есть письма. Может быть, Лариса говорила вам о тёте Жене? – осторожно спросил Марк.
- О тёте Жене? Да, что-то припоминаю. Она познакомилась с ней в больнице и ухаживала за ней. Так, по-моему?
- Да! Так! Я имею для вас письма от тёти Жени. Но сначала я должен сказать, что её уже нет... она умерла два месяца назад. Она тоже была нашей сестрой и членом Церкви.
- Но почему письма мне? Я никогда не знала её лично!
- Тётя Люся, пожалуйста, послушайте. Мне трудно говорить, но я обещал исполнить её последнюю просьбу. Вы знали её. Правда это было давно: восемнадцать лет назад.
- Что? – Люся выпрямилась на стуле и приподнявшись на локтях, вытянулась, словно струна.
- Вы вместе с ней лежали в родильном доме. - Марк замолчал, не в силах продолжать разговор. Он мысленно молился. По лицу Люси он понял, что она начинает понимать...
- Можно мне продолжить?
Люся едва кивнула головой.
- Тогда тётя Женя отказалась от своей малышки. Она её отдала ... вам... Вот два письма: одно - для вас, другое – для Ларисы. Но тётя Женя просила, что это, второе, вы отдадите сами Ларисе, если захотите... – Марк достал из внутреннего кармана пиджака два конверта и протянул их Люсе.
- Если вы позволите, я оставлю вас... с письмами.
Люся снова кивнула, и Марк вернулся в зал, где молодёжь всё ещё высказывала свои пожелания достигшей совершеннолетия Ларисе, наставляя свою сестру во Христе библейскими стихами и песнями.
***
Люся сидела у приоткрытого кухонного окна и смотрела во двор: воробышки купались в песочнице, подбивая крылышками песок под себя и затем отряхиваясь от него. Они выглядели так забавно – Люся улыбнулась. Но мысль о письмах вновь встревожила её. Она держала письма в руках, прикрыв их ладонью, словно боясь взглянуть на них. Память унесла её в восемнадцатилетнее прошлое, и Люсе показалось, что она находится в той послеродовой палате и, оглянувшись, сейчас же увидит Женю.
Она вздохнула и опустила глаза на конверты. На одном было написано «Люсе», на другом - «для Ларисы». Дрожащей рукой она вскрыла свой конверт и начала читать:
Люся! Дорогая моя Люся!
Я благодарю Бога за эту возможность поговорить с тобой таким образом. Я не причиняю никакой опасности никому: когда Марк передаст вам мои письма, меня уже не будет на земле. Но я – жива! милостью Спасителя я пребываю на Небесах, в Его прекрасном Раю.
Люся, так случилось, что перед тем, как мне уйти с этой земли, я встретилась с Ларисой, твоей и
( прости!) моей дочерью. Эта встреча изменила моё серое одиночество, подарила мне незабываемые часы радости и печали и направила меня на тропу веры в Господа. Произошло чудо: я полюбила Иисуса, полюбила жизнь и людей. Наша девочка, которую использовал Иисус, открыла мне возможность быть счастливой! Я, словно малое дитя, училась снова улыбаться и плакать, дышать и любоваться миром нашего Творца. Лариса пришла в мою жизнь пятнадцатилетней девушкой, красивой, умной и талантливой. Ты и твой муж смогли дать ей то, что я отказалась ей давать каждый миг по своей жестокой беспечности. Я низко кланяюсь вам, в пояс, как это делали на Древней Руси.
Как христианка я благословляю тебя и твоего мужа. Спасибо вам! Да воздаст вам Господь за всё, что вы сделали для вашей ( и моей) девочки. Прошу об одном,( если сочтёте возможным), дайте прочитать моё письмо Ларочке. Для меня очень важно сказать ей то, что я написала в нём.
Храни вас, Господь! Мира вам во Христе!
Что касается родного отца Ларисы, то он погиб на съёмках, так и не узнав, что у него родилась дочь. Но Виктор заменил его в полноте: спасибо, Виктор! Да воздаст тебе Господь!
Небо – замечательный Дом для спасённых и возлюбивших Иисуса! Мой дух благословляет вас всех: тебя, Люся, Виктора, бабу Киру и наше милое дитя –Ларису! До встречи в Небесном Доме... Женя.
Слёзы текли из глаз Люси, застилали глаза, мешая читать, но она не вытирала их: руки её обмякли и не было сил поднять их. Дочитав письмо, она медленно подняла голову и обратила свой взор в начинающее темнеть небо. «Там, в высокой, чудесной Стране Господа Христа сейчас Ларочкина мама Женя. Сколько же ей нужно было сил и терпения сохранить молчание, видя почти ежедневно свою дочь в течении месяца! Как, должно быть, ей хотелось назвать её дочерью! Как тяжело было уходить навсегда с этой земли, оставляя свою кровинку без последнего объятия!
Женя! Женя, я позволю узнать Ларисе правду! Я передам ей твоё письмо, милая моя сестра. Ты успокоилась в объятиях нашего Отца! Там не омрачит твоё лицо слеза горечи и не лягут морщины печали. Я не сужу тебя; наоборот, очень благодарна тебе за твою девочку, которая стала нашим единственным ребёнком и дарила нам счастье в течении этих восемнадцати лет.
Как непредсказуема жизнь!» - погружённая в свои размышления, Люся не заметила, как вошёл Виктор и с удивлением смотрел на её заплаканное лицо.
- Люся, что с тобой? Почему слёзы? Или ты вспомнила своё восемнадцатилетие и тебе взгрустнулось, что уже твоя дочь - прекрас... – Он обратил внимание на конверты, лежащие на её коленях и осёкся на полуслове. – Что это за письма?
- Сядь, Виктор, пожалуйста. Нам нужно поговорить. Эти письма - от матери Ларисы...
***
Молодёжь также дружно, как пришла, собралась уходить. Лариса пошла провожать своих гостей и крикнула из коридора:
- Мам, я недолго! Вернусь минут через десять!
На дворе, прощаясь, сёстры обнимали Ларису, братья пожимали ей руку, выражая надежду, что следующий гусь будет съеден ими через год.
Марк подошёл к Ларисе последним и тоже попрощался:
- Я уезжаю сегодня ночью. Очень всё было хорошо! Передай благодарность родителям! Я напишу, как доехал! Ответишь?
- Отвечу, Марк! Спасибо тебе за розу: я её засушу на память! - Лариса смущённо улыбнулась.
- Лучше свежие цветы! Они пахнут жизнью! А мы, сестра, живём вечно! Так что много будет ещё роз! Ну, до встречи?!
- До встречи, Марк!
Лариса стояла у подъезда и махала братьям и сёстрам пока они не скрылись за углом. Потом, совершенно счастливая, она быстро поднялась по ступенькам и, забежав на кухню и обняв отца, затем маму, пропела своим милым голоском:
Что за Друга мы имеем?
Нас Он к жизни пробудил!
В Нём мы счастием владеем,
В Нём источник вечных сил.
Исполненная восторженных чувств, она не сразу заметила озабоченные лица родителей.
- Сейчас, папа-мама, мне хотелось бы помолиться с вами! Мне хочется благодарить и благодарить Иисуса: так хорошо быть Его дитём!...Но почему вы такие ...печальные? Что - то случилось? Что-то не так? Лариса смотрела то на мать, то на отца, и их затянувшееся молчание поднимало в её душе тревогу.
Родители уже обсудили « новость», которую им привёз Марк, и оба согласились с просьбой Жени: Лариса должна знать правду о себе и о них.
- Доченька, сядь рядом, пожалуйста. Тебе что-нибудь говорил Марк о тёте Жене?
- Нет! Ой, я даже не передала ей привета! И не спросила об её здоровье! О, какая я! А что, мам, что-то случилось с тётей Женей?
- Да, Лариса, тётя Женя... умерла два месяца назад. – Люся посмотрела на дочь и осеклась...
В глазах Ларисы застыли слёзы, лицо её побледнело. Виктор подошёл к дочери и обнял её.
- Лариса! Все люди умирают. Тётя Женя, как ты знаешь, верила в Иисуса, значит, её не стало только на земле...
- Да, папа. Но я так давно не писала ей, а она была так...одинока. А я ещё говорила, что люблю её. Грустно всё это...и не правильно...
-Доченька, нам нужно кое-что сказать тебе. Сегодня ты стала совершеннолетняя. Ты уже взрослая. Но, главное, ты – христианка. Ты постараешься понять...
Тётя Женя передала тебе письмо. Но прежде, чем ты его прочтёшь... - Люся покачала головой и умоляюще посмотрела на мужа, словно говоря « Продолжай ты. Я не могу!».
-Лариса, доченька! Мы очень любим тебя и благодарны судьбе, то есть, Господу.., что ты у нас есть. Но... мы - не твои родители... Тебя родила тётя Женя. Она – твоя родная мама. Доченька... прости ...
Лариса не понимала, что происходит: всё её тело затрепетало от внезапно нахлынувшего чувства растерянности. Она закрыла лицо руками, словно защищаясь от этого известия; слышалось её глубокое, неровное дыхание.
Люся подошла к дочери и тоже обняла её. Так, обнявшись, они стояли втроём некоторое время и молчали, переживая в мыслях происходящее. Потом Люся заговорила:
- Ларочка, милая, никто из нас не предполагал, что такое может случится, то есть, что та тётя Женя, которую ты встретила в больнице, и есть твоя родная мама. Она тоже не виновата, что не сказала тебе тогда, потому что дала мне обещание не искать с тобой встреч ещё в роддоме, в тот восемнадцатилетний давности день. Мы с папой не хотели тебе причинять боль, но последним желанием твоей родной матери было то, чтобы ты узнала правду. Прости нас всех, доченька... Если ты захочешь прочитать письмо, оно лежит на столе. Мы с папой выйдем; позови нас, когда сочтёшь нужным.
Виктор и Люся оставили Ларису одну с лежащим перед ней письмом.
- Спасибо. - Чуть слышно прошептала им вслед Лариса и села на стул с высокой спинкой. Она смотрела на конверт и узнавала почерк тёти Жени. Нет, почерк её мамы. «Господи, Боже мой! Ты всё это знал и Ты допустил всё это! Ты – мой Добрый Отец! Я верю, что Ты сейчас со мной. Помоги мне принять всё, что произошло, не потерять радости и никого не винить. Помоги мне быть любящей и прощающей всегда и всех».
Лариса вскрыла конверт и достала исписанный красивым почерком альбомный лист бумаги. На мгновение она зажмурилась, но совладев собой, начала читать:
Лариса!
Это письмо написано моим сердцем, которое изменил Иисус. Это письмо – моё откровение к тебе, открытие моей горькой тайны и моей великой беды.
В своей жизни я видела тебя только дважды.
Первый раз - в течение трёх дней с момента твоего рождения: я держала тебя на своих руках с первых часов твоего появления на этой земле. Да, Лариса! Я родила тебя: ты - моя дочь. Но я отказалась от тебя в безумии своей больной молодости, отдала тебя так просто другой женщине. Я не могу вспомнить( как ни стараюсь!) твоё маленькое личико: отказавшись от тебя в роддоме, я ушла, не взглянув на тебя в последний раз, не сказав тебе, новорожденной малютке, « прости, прощай!»
Второй раз - наша встреча, не предполагаемая людьми, но предусмотренная Богом, последняя встреча на земле, три года назад, в больнице.
С тех пор я ни на минуту не забывала твоего лица, твоих родных глаз и улыбки, которые сохранила моя ясная память. Ты всегда была рядом со мной с той, второй и последней встречи.
Даже запах твоих волос я ощущаю сейчас! Ещё сейчас звучит в моих ушах твой милый голос!
Я – первая из тех, которым ты рассказала о Господе. Через тебя Спаситель открылся мне, грешнице погибшей, и благодаря тебе я приобрела истинное счастье в мои последние годы на земле. После твоих горячих, убеждённых слов и таких чистых, добрых дел моя душа обратилась к Господу в покаянии, и Он подарил мне свободу и мир.
В своей простоте и доверчивости ты открыла мне имя своей мамы и день своего рождения. И я поняла, что говорю со своей дочерью, которую уже давно так сильно желала видеть или хотя бы что-нибудь узнать о ней.
Тогда ты сказала, что очень любишь свою маму. Но это было не обо мне!
Твоя мама Люся стала твоей счастливой и любящей матерью. Твои приёмные родители воспитывали тебя в ласке, и им удалось вырастить добрую и чистую девушку.
Это письмо – мой тихий крик к твоему сердцу о прощении. Я знаю, что ты искренне веришь в Бога и сохранила своё сердце во Христе.
Так произошло: я лишила тебя материнского молока, ты дала мне молоко Вечного Слова. Я оставила тебя, когда ты больше всего нуждалась в мамином тепле, ты пришла ко мне в период моей самой глубокой горечи и отчаяния - в дни, когда я узнала о своём скором конце, и подарила мне тепло своей юной души. Я никогда не стирала твоих пелёночек, ты же заботилась, чтобы у меня было свежее бельё.
Я никогда не готовила тебе даже манной кашки, ты кормила меня приготовленными тобой вкусными обедами. Я оттолкнула тебя от родного дома, ты указала мне путь к Дому нашего Небесного Отца.
Я ухожу туда - в Место вечного блаженства - в Присутствие Бога. Спасибо, спасибо тебе! О, если бы я могла это сказать, глядя в твои милые глаза! Но это невозможно!
Обещание, данное твоей маме, я не нарушила: при жизни не открыла своей тайны. Теперь меня нет на земле, и я никого не огорчаю и никому не причиняю неудобств. Прости меня, милая девочка. Позволь назвать тебя дочкой, дочуркой, доченькой. Моей единственной, милой, такой неповторимой и такой желанной теперь! Верю, что ты прощаешь мой великий грех: ведь ты – Христианка!
Я утешаюсь мыслью о той вечной и чудной встрече с тобою у ног Иисуса в чистых и славных Небесах. Прими моё, такое позднее материнское благословение во Имя нашего Спасителя! Обнимаю тебя и прижимаю к своей трепетной груди. Твоя тётя Женя.
Если позволишь, твоя мама.
Лариса снова и снова перечитывала письмо. Она не плакала: слёз не было. Но вся её душа была исполнена глубокого сострадания и сопереживания тем чувствам, которыми было наполнено это письмо - последний разговор с ней её тёти Жени, её мамы.
Пройдя в зал, Лариса нашла своих родителей сидящими на диване и ожидающими её зова: при её появлении они оба вопросительно взглянули на неё.
- Я прочла. Прочтите и вы. Папа и мама, я вас очень люблю и попрошу об одном: мне хотелось бы съездить в этот город, где похоронена мама Женя. Пожалуйста...


Глава седьмая.
Августовским утром Люся с Ларисой шли по кладбищенской тропинке за Марком, который вёл их к могиле Жени. Все молчали, исполненные скорбных дум, какие часто посещают человеческий разум на этом месте. Молчание нарушил Марк:
- Похоронила тётю Женю Церковь. Братья и сёстры совсем недавно положили небольшую надгробную плиту со словами из Писания, которые она выбрала сама при жизни. Да, вот мы уже подходим: сами увидите.
Могила была ухоженной, ограждена невысокой оградкой, в которой была калитка для входа внутрь. Люся посторонилась, давая возможность дочери подойти ближе. Лариса увидела небольшой земляной выступ, на котором лежала плита с надписью « Дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе».
Она прошла внутрь оградки и положила на плиту букетик белых гвоздик.
«Как всё славно у Тебя, Господи! Ты так заботлив и мудр в Своей любви к нам! Вот здесь покоится тело моей мамы Жени. Но она оставила своё свидетельство о том, что имеет дар от Бога. Её печальный, земной путь не закончился могильным холмиком. Ты, Великий любовью Отец, принял её в Жизнь вечную! Благодарю Тебя, Отче! Благодарю, что ответил на её молчаливое желание узнать о своей дочери и утешил её нашей последней встречей на земле!». – так мысленно говорила Лариса со своим Небесным Отцом.
Люся взяла Марка за руку и тихо сказала:
- Давай отойдём: пусть побудет одна! Я, думаю, это важно для неё.
Марк кивнул, и они, пройдя до ближайшей скамейки, сели под густой, раскидистой кроной тополя. Молчание - это лучшее, что возможно и особенно приемлемо на этом месте последнего приюта человеческих тел. Марк и Люся молчали, издали наблюдая за одиноко стоящей фигурой близкого для низ человека. Люся думала о Жене, об её печальных годах жизни без единственного ребёнка, которого она отдала ей, подарив не только желанное дитя, но и настоящее материнское счастье иметь послушную и добрую дочь.
Марк смотрел на высокое небо, по которому бежали легкие, белые парусники-облачка. Он любил его необъятную, нежную синь и размышлял о том чудесном городе Иерусалиме, который обещал Иисус всем возлюбившим Его.
Подошла Лариса и тоже присела на скамейку рядом с матерью. Звучали птичьи трели, воспевая торжество жизни. Если закрыть глаза, можно было бы подумать, что находишься в лесу - такое разноголосье слышалось со всех сторон и услаждало слух.
Наконец, Люся прервала длительное молчаливое раздумье:
- Пора Лариса: уже седьмой час. Немного времени остаётся до вечернего собрания. Пойдём, Марк. Завтра наш последний день пребывания здесь. Нужно кое-что ещё сделать.
***
Марк и Лариса сидели в городском парке, возле небольшого искусственного озера и любовались плавающей парой чёрных лебедей.
- Какие красивые создания – лебеди! Грациозные птицы! - Марк посмотрел на Ларису и нежно прикоснулся к её руке.
-Я люблю лебедей. Очень преданные птицы, преданные друг другу. Раньше я часто пела песню о лебедях. Там есть такие слова:
«Над землёй летели лебеди
Солнечным днём.
Было им светло и радостно
В небе вдвоём.
И земля казалась ласковой
Им в этот миг.
Вдруг по птицам кто- то выстрелил...»
Знаешь, Марк, с тех пор, как я стала жить с Иисусом, на всё, абсолютно на всё, я смотрю другими глазами. Вот эта песня написана чуткой душой, желающей творить добро и быть верной в любви. Люди очень одиноки без Христа. Они стенают, не понимая, что только Иисус, Один, есть Личность, которая удовлетворяет прекрасную, человеческую душу, доставляя ей совершенное счастье. Я благодарна тебе, Марк, за то, твоё простое, но такое вдохновенное благовестие о Господе. Мне теперь есть, что с чем сравнить и сегодня я уверена, что Иисус творит мою жизнь единственно верно с высоты Своего Проведения. Я желаю достойно носить Имя, полученное от Него - Христианка. Каждый день имея выбор, я избираю Его! Я очень рада, что мама Женя у Господа, в Его Славной Любви. Сейчас она не одинока!
- Да, Лариса, это правда: сейчас она – не одинока. Я помню: незадолго до её ухода мы с молодёжью посетили её дома. Она сказала тогда: «Нехорошо быть человеку одному!». Ты знаешь, где записаны эти слова, Лариса?
- Конечно, Марк: во второй главе книги Бытие.
- А ещё где? Знаешь?
Лариса с удивлением посмотрела на Марка, стараясь понять, что он имеет ввиду. Марк был совершенно серьёзен и внутренне сосредоточен.
- Я думаю, Марк, это записано... и в твоём сердце.
«Не хорошо быть человеку одному».
-Благодарю, Господи! – Марк на мгновение закрыл глаза. - Знаешь, Лариса, я сейчас думал о нас с тобой и спросил мысленно Иисуса, если ты ответишь на мой вопрос именно так, то мы будем понимать друг друга всю жизнь. Помнишь Ревекку, которая ответила на вопрос Елиезера так, как тот ожидал? Сам Господь соединил Исаака и Ревекку. Скажи мне, а в твоём сердце записаны эти слова « Не хорошо быть человеку одному»?
- «И будут двое одна плоть». Значит, и одно сердце, Марк!
- Спасибо, Лариса, за ответ. Да ведёт нас Рука Небесного Отца с этой минуты по одной тропе!
-Аминь! – без колебания закончила молитву Марка Лариса.
***
После воскресного служения пресвитер подошёл к Люсе и Ларисе и пригласил их в братскую комнату. Перед началом разговора предложил помолиться.
- Зовут меня Петром Даниловичем. У меня есть поручение от сестры Жени, которое я обещал исполнить при первой возможности. Господь всё усмотрел, и вот вы – здесь. – Пресвитер открыл дверцу небольшого сейфа, достал какие-то бумаги и ключ.
- Вот это всё мне нужно передать тебе, Лариса. Эти бумаги и ключ подтверждают твои права на квартиру сестры Жени, а это сберкнижка на твоё имя. Всё своё земное наследство твоя мама ( простите Люся!) оставила тебе и просила передать, что это только малая толика того, что она могла сделать в знак благодарности и любви своей дочери за услышанную от неё Благую весть, через которую она приобрела Небесное неувядающее наследство.
Петр Данилович положил все бумаги в конверт и подал Ларисе. Она же смущённо смотрела то на мать, то на пресвитера, то на конверт, не решаясь взять его.
- Бери, сестра, не стесняйся. Принимай этот дар как от Господа, ведь всё стоит Им! Он заботиться о Своих детях, усматривая для них всё уже даже здесь, на земле.
Лариса взяла конверт со словами:
- Благодарю Тебя, Иисус, и вам спасибо, Пётр Данилович за ту заботу, которую явили все братья и сёстры вашей Церкви для моей мамы Жени.
Попрощавшись, Люся и Лариса вышли во двор, где их ожидали Марк и его родители. Ещё до собрания они договорились вместе пообедать, а потом проводить гостей на вокзал: вечерним поездом Лариса с мамой возвращались домой.
Теперь же, имея ключ от квартиры мамы Жени, Лариса изъявила желание побывать там. Люся и Марк поехали с ней.
Квартира находилась почти в центре города, на втором этаже. Поднявшись по лестнице, все трое остановились перед дверью с номером 18.
Лариса волновалась: здесь последние десять лет жила её мама Женя. Там, за дверью – её личный мир, который сейчас так много расскажет Ларисе.
Дверь открылась легко: на противоположной стене висел портрет мужчины лет тридцати. Красивое, мужественное лицо было обрамлено густой, светлой шевелюрой.
- Это твой отец, Лариса. Тётя Женя сделала этот портрет с маленькой фотографии. Она очень сильно любила твоего отца и, встретив тебя, была поражена таким сильным твоим сходством с ним.
Марк обвёл комнату взглядом:
- Здесь ничего не изменилось.
Лариса медленно прошла из зала в спальню. На тумбочке лежала открытая Библия на странице 674-675. Синим карандашом были подчёркнуты слова в книге Екклесиаста: « Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека; ибо всякое дело Бог приведёт на суд и всё тайное, хорошо ли оно, или худо».
А в книге Песни песней подчёркнут 4 стих второй главы: «Он ввёл меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь».
«Какое замечательное свидетельство! Видимо, это были последний текст, прочитанный мамой. Слава Тебе, Господи! Теперь ты, моя мамочка, в Доме Пира»
Лариса вернулась в зал и обратилась к ожидающим её маме и Марку:
- Давайте склоним наши колени: нам есть за что благодарить Господа. Как чудесны Его пути! Как бережно и мудро соединяет Он разорванные грешными поступками людей их жизненные нити!
Все трое склонились в молитве. И комната наполнилась торжественной хвалой трёх сердец, исполненных одним чувством: благодарностью к Отцу Светов!




Об авторе все произведения автора >>>

Анна Лукс, Ванкувер, США
С Господом 25 лет. Пишу стихи и прозу. Имею 30 (книг) христианских изданий СТИХОВ И ПРОЗЫ . Люблю Спасителя. Ожидаю пришествия. Моя Жизнь - Христос, и смерть желаю встретить как преобретение. Да утвердит и укрепит меня мой Бог!!
сообщение: В издательстве "Миссия спасения" вышли мои книги -христиаская проза. Можно их посмотреть по этому адресу: https://spasenie.org/catalog Благословений всем!!! Вышли новые книги в Канаде. Можно заказать по почте : altaspera@gmail.com

 
Прочитано 3904 раза. Голосов 3. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Наталья Незнакомкина 2008-05-20 13:21:35
Мне понравилось.
 
игорь 2008-06-10 13:19:37
Замечательно, немного иддилистично, но это не мешает получать назидание. Спасибо Анна .
 
читайте в разделе Проза обратите внимание

Командировка - Алефтин Федянин

Сирота - Тетяна Кобєлєва
Автор цього твору моя сестра Таїсія Кобєлєва

В потоке Любви... - Алла Войцеховская
Миниатюры

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Поэзия :
Остановись - Наталья Созонтова

Проповеди :
Доверие Богу. Единство христиан. - Доверие Богу
Из-за страха держаться за лодку мира, боясь сделать шаг к Иисусу. В чём же тогда вера? Может в убеждении в своих теологических построениях своих ближних?...

Поэзия :
Ноябрь - Сотниченко Андрей
1998г.Картина,что и говорить,не из веселых,но-и она имеет право на жизнь-для полноты ощущений,чтоб было с чем сравнить.И потом-"у природы нет плохой погоды":)и в этом,как и во всем-Господь..

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100