Для ТЕБЯ - христианская газета

Смерть в хосписе
Проза

Начало О нас Статьи Христианское творчество Форум Чат Каталог-рейтинг
Начало | Поиск | Статьи | Отзывы | Газета | Христианские стихи, проза, проповеди | WWW-рейтинг | Форум | Чат
 


 Новая рубрика "Статья в газету": напиши статью - получи гонорар!

Новости Христианского творчества в формате RSS 2.0 Все рубрики [авторы]: Проза [а] Поэзия [а] Для детей [а] Драматургия [а] -- Статья в газету!
Публицистика [а] Проповеди [а] Теология [а] Свидетельство [а] Крик души [а] - Конкурс!
Найти Авторам: правила | регистрация | вход

[ ! ]    версия для печати

Смерть в хосписе



Владыка, умирает в хосписе.
К Владыке в хоспис зашёл один из его почитателей - прихожан. Он испуганно озирался на белые халаты медсестёр и нянечек,подозрительно принюхивался, словно хотел найти доказательства того, что в этом здании и в этом помещении люди умирают заживо, и могут сделать это прямо в его присутствии...
Владыка, поздоровавшись, пригласил его за маленький столик в палате, а сам, запахнувшись в халат, сел напротив, тяжело дыша и промокая холодный пот со лба бумажной салфеткой. Он старался не делать этого громко – его «морозило», был постоянный озноб, часто переходивший в жар. Он то не мог согреться даже под толстым одеялом, то потел и хотел холода и одиночества...
Посетитель, его звали Илья Иванович, с тревогой вглядывался в лицо Владыки Серафима, и вздрагивал при малейшем постороннем звуке. Из дальней палаты вдруг послышались гортанные крики и раздался сумасшедший хохот. Илья Иванович чуть не вскочил со стула, но Владыка, успокоил его и, улыбнувшись впалым ртом с тёмными потрескавшимися губами, проговорил: - Тут иногда люди страдают не сдерживаясь...
Илья Иванович глянул на него с надеждой и, немного успокоившись, стал расспрашивать, как Владыке тут живётся. Владыка, не вдаваясь в подробности, стал рассказывать, что уход за пациентами хороший, хотя иногда, в самый неподходящий момент бывает шумно – например, среди ночи, когда беспокойная пациентка из соседней палаты начинает буйствовать и звать нянечку электрическим звонком...
- Я почему вас об этом спрашиваю, – решился посоветоваться с Митрополитом Илья Иванович.- Вполне возможно, что мне тоже придётся доживать свои дни в подобном заведении...
Илья Иванович тяжело вздохнул и продолжил, просящим взглядом посматривая в глаза измождённому Владыке...
- У меня дома неприятности... Меня очень редко посещают моя бывшая жена и наши взрослые дети. А когда приходят, то рассказывают только о себе и никто не спросит меня, как я себя чувствую последнее время...
Илья Иванович надолго замолк, погрузившись в воспоминания. Руки его дрожали и непроизвольно шарили по коленям, словно ощупывая ткань брюк и решая какого качества эта материя...
- Они, моя жена и взрослые дети, посещая меня, даже говорят со мной о каких-то пустяках, а сами словно оценивают, как долго я ещё проживу, и передам ли им в наследство то, что успел заработать за всю мою жизнь... Мне вдруг становится понятно, что за их формальными вопросами, скрывается очевидное равнодушие к моей судьбе, к моим чувствам и мыслям... Я только последний год вдруг с очевидностью понял. Что они меня не любят и никогда не любили...
Посетитель отвернулся и его плечи стали сотрясать конвульсии еле сдерживаемых рыданий...
- Конечно, – продолжил он, немного успокоившись, - они долгое время от меня зависели во всем, начиная от денег и заканчивая распоряжениями по нашей квартире... Не скрою, что я надеялся на их признательность и немного пользовался этим их подчинённым положением... Иногда эту зависимость я использовал как рычаг, чтобы заставить их делать, так как я хотел...
Илья Иванович всхлипнул, нервно зашарил, дрожащей рукой по груди, словно хотел расстегнуть тугой ворот рубашки. Потом резко приблизил лицо к Владыке и почти прошептал:
- А сегодня я вдруг понял, что они меня боятся и презирают за мою болезнь и делают это невольно, словно опасаясь заразиться от меня... Они, похоже, с нетерпением ждут, когда я умру, потому что... потому что им хочется жить независимо, хочется пользоваться благами жизни, а я... - он вновь всхлипнул и утер лицо рукавом пиджака. – Кажется, что я им мешаю! Я для них сегодня существую как унылое напоминание о их будущем... Я и о детях это говорю... Но главное – это конечно жена...
... Владыке было жаль этого человека с его горькими, безысходными подозрениями, но в душе он понимал, что этот человек заслужил такое к себе отношение, потому что сам был эгоистом и был той «ролевой моделью», как говорят англичане, с которой и его жена и его дети, вольно или невольно брали пример. Его дети на этом выросли и теперь уже не могли изменить себя и своего отношения к человеческим немощам. В том числе к жалкому состоянию своего отца и мужа...
- Успокойтесь, – проговорил Владыка и погладил плачущего по плечу худой и старческой, в пигментных пятнах, рукой. – Вам надо поменьше думать о себе, как о жертве. Ведь вы прожили большую жизнь. Вы любили и были любимы. Попробуйте вспоминать эти моменты, и радоваться пережитому...
Владыка помолчал, собираясь с силами, а Илья Иванович, вдруг, стал перед ним на колени и, сжав ладони лодочкой, проговорил, попросил, волнуясь:
- Говорите! Говорите! Я вам полностью верю и даже ваш голос меня успокаивает!
Владыка ещё раз погладил его по плечу и продолжил:
- Я хочу говорить с вами правдиво и потому буду упоминать иногда слова и вещи невежливые. Но вы меня поймёте, почему я буду это говорить и тогда мои слова вам помогут...
Илья Иванович снова попросил дрожащим голосом:
- Говорите! Говорите пожалуйста! Ведь со мной нормально уже давно никто не разговаривает. Всё какие-то вежливости – неискренности. А я от этого уже устал...
Владыка отпил несколько глотков из стакана с водой, стоящего на тумбочке и продолжил:
- Мне кажется, что подготовку себя к уходу из жизни надо начинать задолго до того момента, когда нас полностью захватит смертельная болезнь. Ведь дело всё в том, что мы, рано или поздно умрём – таков удел человечества и таковы законы природы... И совсем кажется не так важно, умрём ли мы от смертельной болезни в семьдесят лет или от смертельного удара в автомобильной катастрофе, в сорок, или от сердечного приступа, после сильных переживаний по совершенно пустяшному поводу, в девяносто лет... Очень важно, поняв это, научиться не бояться смерти, а даже желать её и главное, конечно не бояться. Ведь вам, думаю, известен этот силлогизм, по которому доказывается, что смерть не страшна сама по себе, а страшны представления о ней, вполне инстинктивные... Это потому, что когда мы чувствуем – мы ещё живём, а когда умрём, то уже ничего не будем чувствовать...
Илья Иванович, слушая, с напряжением следил, как движутся губы Владыки в разговоре и похоже вовсе не понимал того, о чём говорил престарелый богослов и философ. Но его успокаивал сам голос и неспешное течение этой беседы...
- Одной из главных мыслей нашего поколения, – собравшись с силами после небольшой паузы, продолжил Владыка, – выросшего в России в двадцатом веке, было осознание не важности комфортных условий жизни или её продолжительности. Мы жили с мыслями о Родине и потому, как мне кажется, наши жизни были цельными и наполненными понятным смыслом. И потому мы были душевно здоровыми людьми, делая что-то для других: одни больше, другие меньше, - а значит жили, исполняя Заветы Иисуса Христа... Мы строили будущее и верили – а это самое важное!
Он вновь прервался, продышался и уже тихим, усталым голосом закончил:
- В обычной жизни, в обстановке эгоистичной сытости, нам надо чаще думать о том, что останется после нас для жизни наших детей и внуков... Ведь жизнь должна обязательно меняться в сторону добра и любви, и прежде всего благодаря вам, мне и другим людям нас окружающим. Мы этого часто не чувствуем и не понимаем, но дела, которые мы делали в нашей жизни, будучи врачами, строителями, рабочими или служащими, меняли мир в лучшую или худшую сторону. Если мы делали что-то для других, тогда, рано или поздно и нам кто-то делал, нужное и полезное... Но всё это в прошлом. Мы состарились и по закону природы нам надо умереть. И потому я призываю вас закончить жизнь достойно, как и подобает нормальному человеку. А это значит встречать страдания, боль и одиночество, как высокое испытание, которое посылает нам Господь, в качестве очищения от суеты и страстей, наполнявших наши жизни, когда мы были молоды...
Что же касается впечатлений от посещений ваших родственников, вы можете их попросить не ходить к вам так часто, отчего и происходят все неискренности и заминки в беседах, когда кажется, что и говорить-то больше не о чем...
Владыка ещё передохнул, на какое–то время замолчал, и становилось понятно, что у него большие проблемы с лёгкими:
- Я помню отца, который последние годы свои работал рабочим на заводе, потому что считал и себя виновным в революции, произошедшей, как он говорил, в России по вине класса богатых – он был сторонником Льва Толстого... Так вот он, когда болел и даже, когда, надорвавшись на работе, стал умирать, просто не принимал посетителей, не открывая им двери. Я вам хочу рассказать, что он тоже натерпелся от праздных и «вежливых» посетителей и потому поступал очень жестоко, когда иногда просто не впускал внутрь никого, вывесив снаружи табличку: «Меня нет дома»... Но есть подобные истории и о святых отшельниках. Святого Арсения, например, очень мучила одна богатая дама, требуя от него нарушить одну, но главную заповедь, для удовлетворения её пустой и праздной жизни.
Она так «достала», Старца, что тот ей, в конце концов, сказал:
- Вот тебе заповедь! Как только узнаешь, что я Арсений в одном месте, то сразу отправляйся в другую сторону!
Владыка засмеялся дробным весёлым смешком и Илья Иванович, не удержавшись, тоже захихикал, и сквозь смех даже погрозил пальчиком Владыке.
Он уже забыл о своих страхах и страданиях и, глядя на Владыку, вдруг, неловко подумал, что этот беззаботный человек скоро умрёт...
«А я останусь жить и поживу ещё долго, как только смогу» — мелькнуло у него в голове, и Илья Иванович, виновато нахмурившись, постарался отогнать от себя эти невольно возникающие мысли...

Об авторе все произведения автора >>>

Владимир Кабаков Владимир Кабаков, Лондон, Великобритания
Владимир Кабаков – родился 1946г. Иркутск.
В 16 лет пошел работать на стройку. С 17 лет стал ездить в дальние командировки по Восточной Сибири. В 19 лет призван в армию во Владивосток на остров Русский. Закончил службу в 1968 году, работал в Иркутском Университете, учебным мастером. Поступил в Университет, но ушел с первого курса, так как понял, что радиофизика не моё. Учился в Университете Марксизма-Ленинизма, занимаясь философией и социологией, удовлетворяя свою страсть. Потом работал слесарем, плотником, стропальщиком, бетонщиком. В 1977 году уехал на Бам, где работал на сейсмостанции в поселке Тоннельный. С 1979 года выехал в европейскую часть России и стал интерьерщиком. В 1984 году написал свой первый сценарий документального фильма «Глухариная песня»(http://www.tvmuseum.ru/card.asp?ob_no=3335), который был поставлен на Иркутской студии телефильмов. В течении нескольких лет работал внештатным корреспондентом молодежной редакции Иркутского телевидения. Чуть раньше начал писать рассказы и повести о тайге, о природе и человеке. 1988 году поселился в Ленинграде (Санкт-Петербурге). Там-же стал тренером в общественнo-подростковом клубе «Березка», продолжая работать в интерьерной фирме. В 1990 году стал штатным тренером, а в 1993 году директором подросткового клуба «Березка». За время работы в клубе начал печататься в сборниках русских литераторах. В 1998 издал книгу рассказов «Говорят медведи не кусаются». В том же году уехал в Англию, где жила семья: жена-англичанка и двое детей. Долгое время сидел без работы, затем работал уборщиком. За это время написал много пьес, рассказов, повестей, в общей сложности около 10 книг. Собираюсь издавать их в Санкт-Петербурге и в Сибири.

e-mail автора: russianalbion@narod.ru
сайт автора: личная страница

 
Прочитано 2413 раз. Голосов 3. Средняя оценка: 5
Дорогие читатели! Не скупитесь на ваши отзывы, замечания, рецензии, пожелания авторам. И не забудьте дать оценку произведению, которое вы прочитали - это помогает авторам совершенствовать свои творческие способности
Оцените произведение:
(после оценки вы также сможете оставить отзыв)
Отзывы читателей об этой статье Написать отзыв Форум
Сева vsevolod50@yandex.ru 2012-03-16 13:48:36
Может это и полезно — для тех кому 40 или 70…
Может это и бесполезно — для тех кому 20 или 30…
Делаю вывод: порадовала Владыку жизнь или нет, но жить он не научился…
Enter.
 
Svetlana P. svet64_06@mail.ru 2012-03-18 16:20:17
Владыка - это прообраз Антония Сурожского? Или может просто вымышленный, но, очень похожий...
В человеке всегда живет один страх, неискореннимый силой своей воли - страх оказаться никому не нужным.. Чаще всего именно тогда ищут любви Божьей - эта любовь заполняет все внутри, изгоняя и страх смерти и страх отторженности и ненужности...
и хоть до смерти как таковой - далеко, но очущение онной, её мрачное присутствие в рассказе чувствуется..
 
Леонид 2012-03-19 11:15:11
А мне образ Владыки понравился. В чём? - Человек не боялся умирать; у него не нашлось и капельки горечи, или нарекания на что-то, или кого-то.
 
читайте в разделе Проза обратите внимание

Милость или справедливость? - Тихонова Марина
Не суда прошу, не справедливости, Об одном молю, лишь о милости, Не по заслугам чтоб мне воздалось, Но любовью чтоб оправдалась…

30 гл. Признание 31гл. Попадалово - Мария Кругляк-Кипрова

"По лезвию бритвы" - Алла Войцеховская

>>> Все произведения раздела Проза >>>

Проза :
Врятована Господом - Беличенко Саша.

Публицистика :
Детский возраст - Васильева Валентина Яковлевна

Поэзия :
Без снега зима, без дождика лето - Вячеслав Переверзев

 
Назад | Христианское творчество: все разделы | Раздел Проза
www.ForU.ru - (c) Христианская газета Для ТЕБЯ 1998-2012 - , тел.: +38 068 478 92 77
  Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ


Рамочка.ру - лучшее средство опубликовать фотки в сети!

Надежный хостинг: CPanel + php5 + MySQL5 от $1.95 Hosting





Маранафа - Библия, каталог сайтов, христианский чат, форум

Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Rambler's Top100